ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Нори проворно выскочил из машины и с изящным поклоном открыл для путешественников боковые дверцы.
- И как же нам избавиться от этих оков? - пробурчал Бурин.
- Для этого просто нажмите на красную кнопку, - со вздохом произнес гном.
Они очутились высоко-высоко над городом и наблюдали оттуда за упорядоченным скоплением домов и улиц, по которым ползли автомобили, похожие отсюда на светляков в темноте.
Неподалеку находился дворец.
Или это был храм? Мощные стены вздымались кверху, чередовались с площадками и выступами и венчались шпилем, который, как казалось, пронзал само небо. От того места, где стояли путешественники, лестница вела наверх, к парадному входу. В высоту его двери достигали примерно двенадцати футов, словно предназначались для великанов, а вовсе не для гномов.
- Не робейте, - сказал Моли, вылезший из машины вслед за ними. - Вас уже ждут.
Тяжелые бронзовые сворки дверей распахнулись, словно по велению волшебной палочки. Все это было проделано с непостижимой для Бурина легкостью.
Они попали в галерею, при виде которой замерли от восторга. Среди украшений стен и плафона оказались не только традиционные геометрические фигуры, но и изысканнейшие мозаики, выложенные разноцветными камнями, чьи прожилки и структура способствовали оживлению картин. На них были представлены сюжеты создания гномов. Даже нет, казалось, что здесь запечатлены этапы сотворения Божественной Четой каждого отдельного гнома.
- Очень впечатляюще, - проквакал Гврги.
На Моли и Нори окружающая роскошь не производила, похоже, ни малейшего впечатления. Они продолжали болтать между собой о всяких незначительных вещах, которые по-прежнему оставались загадкой для путешественников. Вначале речь зашла о «холодильнике», но Бурин при всем желании не мог взять в толк, для чего необходимо иметь шкаф со льдом. «Телевизор», напротив, заинтересовал его; однако когда он услышал, что показываемое по нему в большей мере зависит от случая, нежели подчиняется воле зрителя, то нашел разглядывание «телевизора» занятием довольно абсурдным. Пишущую машинку он счел вообще находящейся за гранью реального. Ведь для того, чтобы что-то написать, необходимо быть ученым, поэтом или по крайней мере обладать каким-никаким умом. Но как сама машина может знать, что ей писать?
Попытки обоих гномов подключить к своему разговору гостей были обречены на провал. К тому же обитатели Среднеземья были полны недоверия к чудесам Подземного Мира, хотя гном и не выражал все это столь явно, как Марина, указавшая на отсутствие здесь деревьев и растений, или столь иронично, как этот странный парень с жабрами.
Они шли вдоль галереи, и Бурина не оставляло чувство, что их путь оказывается длиннее, чем им казалось вначале. В этом не было ничего необычного, за исключением того, что с каждым шагом они преодолевали намного большее расстояние, чем в обычных условиях. Гном не мог этого видеть, но чувствовал. Взглянув на своих товарищей, Бурин понял, что и Марина, и Гврги испытывают схожие чувства.
Внезапно, словно возникнув из ниоткуда, показался конец галереи, который стал стремительно приближаться, подтверждая тем самым начальные предположения Бурина.
Перед ними растворилась вырубленная из камня дверь. Моли и Нори провели их в помещение, которое путешественники никак не ожидали здесь увидеть. Бурину даже показалось, что он попал домой, настолько уютным все здесь было. Столы, стулья, кушетка, картины на стенах - одним словом, все, чтобы создать комфортную обстановку.
Путешественники даже не заметили, как оба их проводника исчезли.
- Хорошо ли вы себя чувствуете с дороги? - произнес теплый женский голос, и товарищи невольно кивнули, так и не произнеся ни единого слова.
- Вот и хорошо, - добавил тот же голос из соседнего помещения.
Затем в комнату вошла дама; к своему удивлению, Бурин констатировал, что это была женщина-гном: он-то всю жизнь полагал, что в Подземном Мире женщин нет…
- Я иногда забываю, что для вас значит уют, - сказала она, словно все находящееся в этой комнате было ей чуждо.
Бурина охватили странные чувства. Ее присутствие наполняло его теплом и радостью, но одновременно с этим становилось ясно, что она была полна мудрости и волшебной силы. На ум пришли слова древней молитвы гномов, и только тогда он сообразил, кто находился перед ним.
- Хвала вам, Владычица! - воскликнул он и упал на колени.
- Ну-ну, будет тебе, - проговорила она. - Вот это-то как раз излишне, молодой Бурин. Пожалуйста, поднимись с колен, а остальные пусть не берут с тебя пример. Да садитесь же, наконец. Как предпочитаете пить чай - с сахаром?
Осторожно, не зная, как вести себя дальше, Бурин поднялся на ноги.
Перед ним стояла женщина средних лет. Черты её лица для гнома были чересчур тонки, а движения казались слишком легкими. Бурин находился в присутствии женской половины Божественной Четы, которая и положила начало роду гномов.
- И как ты меня находишь, Бурин? - спросила Владычица с мягкой улыбкой на устах. Разумеется, от её внимания не ускользнуло то, каким взглядом провожал её Бурин.
Бурин продолжал глазеть на нее, не в силах вымолвить ни слова.
- И это он славится острым и несдержанным языком! Посмотрите-ка на него: он же онемел, - поддразнивала его Владычица. - Однако же я невежлива. Садитесь за стол, иначе чай остынет.
- Слушаюсь и повинуюсь, Владычица, - ответил Бурин и склонился в глубоком и почтительном поклоне.
- Для меня огромная честь повстречать вас. Разрешите передать вам приветствие Матери Всего Сущего, - проговорила Марина и также склонилась в глубоком поклоне.
- Служительницы Матери не так уж часто оказываются в наших местах. Собственно говоря, я вообще не припомню, чтобы… - Владычица на миг замолчала, - у меня в гостях оказалась служительница Матери из Среднеземья. От всего сердца благодарю тебя, жрица, - ответила Владычица.
- Нет, я ещё не стала жрицей, - произнесла Марина. - Я всего лишь одна из возможных преемниц.
- Это всего лишь вопрос времени, - заметила Владычица.
- Что все это значит? - спросил Бурин, до сих пор не сумевший осмыслить удивительное признание. - Жрица?
- Ты можешь по-прежнему называть меня Мариной, - ответила та. - Но я возьму с вас обоих клятву, что вы никому не скажете об услышанном здесь, а Владычица благословит её, чтобы вам не слишком напрягаться при формулировании. У мужчин такое бедное воображение, - произнесла она не без иронии. - От вас требуется произнести только одно слово - «клянусь».
Бурин и Гврги выполнили требуемое.
- Не вешай голову, Бурин. - Владычица улыбнулась и взглянула в глаза гнома. - Жрице Матери Всего Сущего не запрещено выходить замуж.
- Что? - вскрикнул Бурин, почувствовав себя застигнутым врасплох.
- Да, Бубу, - ответила Марина, назвав его так, как это позволялось только его друзьям. - Я могу выйти замуж. И я рассмотрю возможность взять в мужья гнома. Сейчас самое время для того, чтобы основой для отношений между гномами и фольками стало нечто более существенное, чем бочка пива. Мы вполне можем увязать воедино личные симпатии и политическую необходимость.
Бурина словно обухом по голове ударили. Так Марина любит его, хотя прямо это и не сказала! Чувства возобладали в Бурине. Он словно со стороны увидел, как упал на колени, но на этот раз не перед владычицей, и услышал, как говорит напыщенные слова, чего раньше не мог представить себе даже в самых смелых мечтаниях и фантазиях.
- Я люблю тебя, Марина, - произнес он в конце. - Не согласишься ли ты взять в мужья ничтожного гнома, чтобы он уважал и почитал тебя до самого последнего своего дня?
Марина протянула ему руку и мягко подняла с колен.
- Я согласна, - ответила она и поцеловала его.
- Ну хоть одно дело завершилось благополучно, - произнес чей-то низкий и ясный голос у них за спиной.
Бурин и Марина высвободили друг друга из объятий и взглянули на вновь прибывшего. На нем был надет сюртук, какие обычно носят университетские профессора. В его волосах, так же как и у Владычицы, виднелась седина, а борода была длинной и курчавой. В чертах угадывалось некое сходство с Грегорином и его братьями: та же строгость, но и одновременно доброта. Путешественники находились в присутствии Владыки Гномов.
- Ты сделала все, что намеревалась? - обратился он с вопросом к Владычице.
- Разумеется, - улыбнулась та. - Но почему бы нам все-таки не сесть за стол и не выпить чаю?
Все уселись. Бурин сидел подле Марины, но все его внимание было приковано к Владыке.
- Сейчас есть вещи поважней, - начал тот, - чем счастье двух жителей Среднеземья.
Бурин кивнул, но сделал это почти против воли.
- Миропорядок в опасности, - продолжил Владыка, пока Владычица разрезала пирог.
Никогда в жизни Бурин не пробовал пирога вкусней и не пил более ароматного чая.
- Что привело вас сюда? - спросил Владыка.
- Кольцо хранителя Музея истории Эльдерланда, - объяснил Бурин. - Ким - то есть наш друг Кимберон Вайт - сказал, что кольцо приведет нас туда, где в нас больше всего нуждаются. Но честно признаться, я не понимаю, для чего мы можем понадобиться здесь. Ведь угроза-то нависла над Среднеземьем.
- Это заблуждение, но мы не держим зла на заблуждающихся. Мы их переубеждаем. - Несмотря на всю серьезность своих слов, Владычица усмехнулась.
- Появление седьмого кольца означает, - продолжил Владыка, - что опасность угрожает всем мирам. Это ведь темные эльфы, не так ли? - неожиданно спросил он. - Они снова зашевелились?
- Да, - подтвердил Бурин и затем подробно рассказал о событиях, происшедших после того, как они с Фабианом прибыли в Эльдерланд.
- Темные эльфы, - сказал Владыка, - вовсе не собираются нападать на Империю. Они стремятся захватить Врата в Подземный Мир. Вы видите сами, какие тайны заключает в себе он. Гномы, наши создания, довели механику до совершенства, подчинили своей власти все четыре стихии: огонь, воду, землю и воздух. Однако они не усовершенствовали свое оружие; если бы им пришлось сражаться, они вновь взялись бы за мечи и топоры. Но те знания, которыми они обладают, можно использовать и для производства оружия. Понимаете? - Вопрос был скорее риторический, поскольку тут же Владыка Гномов продолжил: - Если темным эльфам удастся завоевать Подземный Мир, то Среднеземье, а возможно, и Высший Мир, окажутся беззащитными перед ними.
- Но ведь вы можете этому воспрепятствовать. Ваша власть…
- Наша власть, - ответила Владычица, - какой бы огромной она ни казалась, не безгранична. Мы не можем помешать проникновению темных эльфов в Подземный Мир.
- Но почему? - задал вопрос Бурин, который никак не мог свыкнуться с мыслью, что даже Божественной Чете под силу не все.
- Все очень просто, - заговорила Марина. - Все существа в этом мире могут действовать только до какого-то известного предела. Если они вмешаются сейчас, это приведет к тому, что основы мироздания будут разрушены, а Эльфийское Царство, Среднеземье и Подземный Мир погибнут.
- Ты на редкость одаренная ученица нашей… - Владычица помедлила, - сестры.
- Но что могут сделать темные эльфы? Ведь гномы многочисленны, и, даже если у них не будет другого оружия, кроме топоров, они все равно сумеют сдержать врага.
- Существует некое проклятие, вот оно-то и доставляет нам заботы. Ни один топор не сможет с ним справиться.
- Какое ещё проклятие? - спросил Бурин.
- Вы видели чертоги Зарактрора. Перед Войной Теней темные эльфы проникли туда и увидели тайны этих подземелий. Они хотели воспользоваться опытом Зарактрора, но это им не удалось. В своем первом и единственном эксперименте создать новую расу они потерпели крах. Во всяком случае так посчитали они сами. Им удалось создать существо, наделенное разумом, которое, однако, оказалось слишком слабым. Оно нисколько не соответствовало ожиданиям, которые на него возлагали темные эльфы, и поэтому те отпустили его в надежде, что дикие звери растерзают его.
- Но оно выжило? - спросила Марина.
- Насколько нам известно, да, - ответил Владыка. - Но даже богам неведома его дальнейшая судьба. Ибо имеются существа, стоящие вне установленных нами рамок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...