ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он не любит подолгу задерживаться в замке Макдоналд. Слишком много тяжелых воспоминаний.
– Но это такое чудесное место!
Замок был битком набит горцами – Джейми и Дугал с ревом носились по лестницам, Хэмиш ворчал на обоих, Джемма приказывала Ангусу сделать то или это. Услужливый и простосердечный Уильямс, его добродушная жена, веселые горничные. В замке Макдоналд она никогда не испытывала тоски. Но может быть, она просто радовалась, что сбежала от деспота-мужа?
– Чарли Макдоналд умел так вести себя, что его любили все, – продолжал Адам. – Иган всегда был неприветливый, грубоватый. Семья просто обожала Чарли! По правде говоря, Чарли был несколько испорчен и, по моему мнению, уступал брату в мужественности. Но, ради Бога, не говорите, что вы услышали это от меня. Когда Иган решил вступить в девяносто второй шотландский полк, Чарли тоже не захотел сидеть дома. Отец отчаялся переубедить его и велел Игану присматривать за Чарли. А потом они оказались в Талавере.
– Где Чарли был убит, – заключила Зарабет. Иган рассказал ей, когда гостил в Нвенгарии.
– Я не знаю подробностей, однако действительно Чарли погиб, и Иган взял отпуск, чтобы перевезти тело в Шотландию. Старого Грегора Макдоналда едва не хватил удар, когда он увидел бездыханное окровавленное тело Чарли – его едва можно было узнать. Он сказал, что во всем виноват Иган. Уничтожил его портрет, выбросил из дому все, что принадлежало Игану. Превратил замок в подобие усыпальницы для младшего сына. Старший перестал для него существовать. Потом Иган уехал и вернулся домой только после смерти отца.
Танец закончился. Адам поклонился, Зарабет ответила реверансом, продолжая думать о своем.
– Ужасно, – наконец сказала она, когда они остановились возле стеклянных дверей, ведущих в сад. Как он мог обвинять Игана? Не он же затеял сражение!
Адам вздохнул:
– Старик обезумел от горя. Он сказал, что Иган должен был лучше заботиться о Чарли.
Зарабет щелчком раскрыла веер. Неудивительно, что Иган никогда не рассказывал ей об отце и брате. Она и вообразить не могла, чтобы ее милый папа вел себя так жестоко. Она сказала:
– Иган рассказывал, что отец любил запирать его в подземелье. Он поступал так с Чарли?
– Нет. С Иганом да, но не с Чарли.
Зарабет быстро обмахивалась веером – ее лицо пылало от гнева. Жаль, что отца Игана нет в живых. Она бы высказала ему все, что думает.
– Я расстроил вас, – подал голос Адам.
– Нисколько. Просто… я разозлилась, если угодно. Всегда неприятно узнавать, что с твоими друзьями дурно обращаются.
Адам распахнул перед ней дверь.
– Выйдем подышать свежим воздухом. Ночь не такая уж холодная, тем более что у меня настоящая терраса.
Его попытка шутить не смягчила Зарабет, но она позволила Адаму увести ее на террасу. Адам закрыл за ними дверь бального зала.
Облака закрывали луну, но затянутое тучами небо сохраняло тепло, и ночь действительно была не очень холодной. Внизу фонари освещали сад, как огромные светлячки.
– Может быть, этот дом не столь дорог вашему сердцу, как Замок Росс, – заметила Зарабет, проводя ладонью по балюстраде. – Но у вас чудесный дом, Адам! Очень элегантный.
Она не видела лица Адама в темноте, но чувствовала, что он польщен.
– У моего отца был отменный вкус. Я старался продолжить то, что он начал.
– Впечатляет. Обычно богатые люди стараются перещеголять друг друга. Предыдущий великий князь – отец моего кузена Деймиена – любил роскошь. Он мог бы дать фору самому Калигуле. Наш народ испустил вздох облегчения, когда он наконец умер.
– А Деймиен правит лучше? – спросил Адам, но Зарабет чувствовала – его мысли где-то далеко.
– Да, слава Богу. Одно время он не имел ни гроша за душой, и ему пришлось тяжело работать, чтобы выжить. Зато он понял, как приходится жить многим из его подданных. Егo жена Пенелопа – англичанка. Очень разумная особа. Она ни за что не даст семье сорить деньгами.
– Превосходно!
Разговор совсем не занимал Адама, но он умел изображать интерес. Зарабет с сожалением подумала, что они оба мастера говорить банальности.
– Я рада, что у Игана есть такой друг, как вы, – сказала она, касаясь его руки. – Пусть его отец был чудовищем, зато вы все сплотились вокруг него. Я благодарна вам за это.
Зарабет уловила теплую волну внезапно проснувшегося в Адаме интереса. Она закрывалась, как могла, но его мысли пробивались сквозь ее защиту.
«Ты одерживаешь над ней верх. Адам, ну ты и озорник».
О Боже!
Она быстро сказала:
– Наверное, стоит вернуться в бальный зал.
– Еще рано. – Рукой в лайковой перчатке Адам коснулся ее щеки. Его голос звучал тихо и обольстительно. – Леди, окажите мне честь…
И он нагнулся, чтобы поцеловать ее. Его губы легко прижались к ее губам, и она решила, что в этом нет ничего страшного. Она может позволить ему дружеский поцелуй.
Но как только его губы коснулись ее губ, она уловила обрывки его мыслей. «Коснусь ее… попробую на вкус… сегодня она будет в моей постели…»
Слова сменяются видением – вот она лежит на кровати под балдахином, которой никогда раньше не видела, и ее грудь обнажена. В ногах постели коленопреклоненный Адам шепчет: «Впусти меня, сладкая…»
В темноте стерлись его черты, клетчатая шотландская ткань, светлые волосы. Теперь она видела перед собой Себастьяна. Искаженное гримасой лицо, пальцы судорожно сжимают ее лодыжки.
«Раздвинь ножки, Зарабет, и давай покончим с этим делом».
Зарабет попыталась вырваться, но Адам держал крепко. Видения проносились в ее мозгу – она видела то Адама, то Себастьяна – и раздирали ей душу, лишая самообладания.
Она закричала.
Себастьян исчез, и перед ней снова был Адам Росс. Он стоял в футе от нее, вытаращив глаза и раскрыв от изумления рот.
Дверь с грохотом распахнулась, и на террасу вылетел Иган. Рыча, как безумный, он схватил Адама за шею и поднял его в воздух.
Глава 8
Дома на землях Стрэтраналда
– Иган, Бога ради! – закричала Зарабет и рванулась к нему, пытаясь помешать расправе.
Иган снова встряхнул Адама.
– Ты осмелился лапать ее, вот как?
– Ничего такого, приятель. – От испуга Адам заговорил с провинциальным акцентом.
– Видел я, как ты вышел сюда с ней, а потом она закричала. Как это ничего такого?
Зарабет схватила его за руку.
– Иган, я сама виновата. Он мне ничего не сделал. Что-то померещилось в темноте, и я испугалась.
Иган посмотрел ей в лицо. Увидел широко раскрытые страдающие глаза, избегающие его взгляда. Снова ложь.
– Вы сказали мне хоть слово правды с тех пор, как приехали сюда? – спросил он.
Она вздрогнула от неожиданности.
– Разумеется!
– Иган, друг мой, – вмешался Адам. – Ты нервируешь моих гостей.
Иган вдруг почувствовал, как множество глаз сверлят ему спину. Как он и ожидал, Мэри первой выскочила на террасу вслед за ним. За ней последовали сгорающие от любопытства Фейт и Олимпия, а также их мамаши. В дверях стоял Пирс Росс и, не мигая, смотрел на Игана.
Адам сказал:
– Иган, если ты хочешь вызвать меня, то давай скорее, но сначала отпусти. Ты рвешь мой фрак.
Иган разжал ладонь, и Адам смог встать на ноги.
– Ты распустил руки, – повторил Иган обманчиво мягким голосом. – Как ты посмел?
– Ох, Иган, ради Бога, – вскрикнула Зарабет. – Он ничего мне не сделал. Я испугалась, но не Адама. Померещилось что-то. Вы караулите каждый мой шаг. Нельзя же быть таким медведем!
Она с гневным видом прошла мимо него в дом. Адам усмехнулся, расправляя манжеты.
Иган пошел вслед за ней. У Пирса все еще был грозный вид, но Адам потрепал его по плечу:
– Просто недоразумение. Не будем начинать клановую войну.
Настал черед Мэри вмешаться:
– Иган, оставь ее в покое. Тебе следует уделить внимание мисс Темплтон и мисс Бартон.
Обе девушки стояли тут же, подле Мэри. Сзади топтались их взволнованные матери. «Шагу не ступить!»
– Ее нельзя оставлять одну! – рявкнул Иган. – Ее жизнь в опасности, ты не забыла?
Мэри сделала страшные глаза:
– За ней присмотрит барон Валентайн.
Иган увидел, как мрачный барон подал Зарабет руку и повел ее прочь из бального зала. У него стало полегче на душе. Этот наполовину человек, наполовину логош присмотрит за ней как следует. Он заявил Мэри:
– Я отвезу ее домой. Зачем только я позволил тебе уговорить меня привезти ее сюда, в чужой дом?
Адам хрипло рассмеялся:
– Лучше запри ее в клетке, и дело с концом.
– Так и поступлю, если возникнет нужда.
Сердито взглянув на Игана, Мэри повернулась и пошла назад в бальный зал. Миссис Бартон и миссис Темплтон тоже решили вернуться, таща за собой упирающихся дочек. Пирс закрыл за ними дверь.
– Иган!.. – зарычал он со злостью, но Адам примирительным жестом протянул ему руку.
– Ничего страшного, – сказал он. – Признаюсь, я ее поцеловал, но, клянусь прахом отца, ничего больше не сделал. Я не собирался подвергнуть ее бесчестью в моем собственном доме, посреди бала. Должно быть, она увидела мышь.
Иган попытался разжать кулаки и обрести былое чувство юмора. Бесполезно. Он сходил с ума, представляя, как Адам касается губ Зарабет, пусть даже в невиннейшем поцелуе.
– Держись от нее подальше, – сказал он лязгнув зубами так, что чуть не вывихнул челюсть.
Но Адам почему-то заулыбался:
– Вот, значит, как? Нужно было сразу сказать.
– Не понимаю, о чем ты! – отрезал Иган и пошел назад в дом.
В дверях бального зала его встретили Хэмиш и Ангус, их глаза сверкали:
– В чем дело, кузен? Мы начинаем войну?
Иган прошел мимо, не обращая на них внимания. Барон Валентайн сделал знак служанке и повел Зарабет в примыкающую комнатку. Горничная бросилась за ними. Дверь закрылась.
Иган ждал в передней, пока выйдет Зарабет. К сожалению, тут его легко разыскали Темплтон и Бартон. Оба господина встали перед ним, словно несокрушимые крепости. Животы в тугих жилетах прибыли первыми.
– Мистер Макдоналд, – начал Темплтон. – Вы должны сказать, что намерены делать.
Иган едва сдерживал дикую ярость, которой славились поколения его предков. Прадед Игана встретил унизительную смерть в Куллоденской битве, а прадеды этих джентльменов благополучно отсиделись по ту сторону границы, в Англии, громогласно поклявшись в верности королю Георгу.
– Я намерен, – сказал он, задыхаясь, – отвезти мою гостью Зарабет домой и больше никуда ее не отпускать.
Бартон оторопело захлопал глазами, его губы зашевелились. Он пытался уразуметь, что имел в виду Иган. Темплтон нахмурился:
– Нет, сэр. Я имел в виду намерения относительно наших дочерей. На которой из них вы собираетесь жениться?
Бартон доверительно склонился ближе:
– Дочки нам ужасно докучают. Если мы узнаем, какую вы выбрали, нам всем станет гораздо легче.
Иган сурово посмотрел на обоих джентльменов.
– Я ни на ком не женюсь. Мне казалось, я ясно дал это понять.
– Нет? – Бартон был сбит с толку. – Миссис Камерон говорила, вы ищете жену.
– Сестра ошиблась. Отвезите дочерей назад в Эдинбург. Там они будут в безопасности.
Темплтон в испуге замахал руками:
– Макдоналд, вы, кажется, не вполне понимаете! Мои супруга во что бы то ни стало выдаст Олимпию замуж, не за вас, так за Адама Росса. Если жена найдет подходящую мишень, с ней будет гораздо легче уживаться.
Иган, конечно, был страшно зол на Адама, однако такой участи он ему пожелать не мог.
– Мои соседи сами выберут себе невест.
– Это не ответ, сэр, – вмешался Темплтон. – Если дело в деньгах, то, уверяю вас, я дам за дочкой огромное приданое. К тому же у меня есть связи.
– Среди англичан? – В голосе Игана послышались интонации Чокнутого Горца. – Лорды, которые сгоняют арендаторов-шотландцев с их земель, чтобы пасти там овец? Не пытайтесь завоевать меня с помощью проклятых сассенахских денег.
Темплтон расправил плечи:
– Значит, вы завлекли нас сюда напрасными обещаниями. Как вам известно, нарушение обещаний карается по закону.
– Я вас не завлекал. Не могу нести ответственности за все, что делает моя сестра.
– Послушайте, – забормотал было Бартон, но внезапный шум не дал ему договорить.
В бальном зале стояли лицом к лицу Олимпия и Фейт.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...