ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Иган вытащил еще один массивный ключ и отпер решетку. Он ухватился руками за край отверстия, подтянулся и сел на краю, протянув руки к Зарабет.
– Подсадите ее, – велел он Олафу. – Только не позволяйте ей заглядывать мне под килт.
Насмешливо фыркнув, отец обнял дочь за талию и поднял вверх, к Игану. Подхватив Зарабет под мышки, Иган вытянул ее наружу и осторожно поставил на заснеженную землю.
Зарабет одарила его высокомерным взглядом и огляделась по сторонам. Было темно, свет звезд и луны отражался на тонком снежном покрове. Вдалеке сияли огни замка Макдоналд, на холмах над деревней горели многочисленные костры. Иган помог выбраться из ямы Олафу, а потом вернул решетку на место, закрыв на замок.
– Где мы? – спросила Зарабет.
– На холме позади Кольца Данмарран. – Иган сделал знак следовать за ним и направился вверх по пологому склону.
Стоящие вертикально монолитные камни в свете луны казались призрачными великанами, которые собрались здесь для совершения торжественного ритуала. Середина круга была по-прежнему свободна от снега. Землю покрывала буро-зеленая трава.
– Волшебное место, – прошептал Олаф. – Однажды я видел каменный круг высоко в горах на севере Нвенгарии Никто не знает, для чего эти камни – они намного старше самой Нвенгарии.
– Этот круг заставляет говорить правду, если в него войти, – объявила Зарабет. – По крайней мере так говорит Иган.
– Такова легенда. Но я не за этим привел вас сюда. Смотрите под ноги.
Они подошли к первому камню. Земля за пределами круга была покрыта снегом, но здесь снег был утоптан и измазан чем-то темным. Иган осветил место фонарем.
– Здесь я нашел Валентайна.
Зарабет испуганно вскрикнула.
– Но это не все. – Иган поднял фонарь повыше. – Я приходил сюда сегодня утром как следует осмотреться. Никто здесь не появлялся, потому что я никому не сказал, где нашел барона. Я обнаружил след, ведущий к входу в подземелье. Кто бы ни стрелял в Валентайна, он подкарауливал внутри туннеля. Когда он его увидел, скорее всего в обличье волка, разрядил в него ружье. Валентайна подстрелили, когда он нападал, и это был не случайный человек.
Зарабет была поражена:
– Вы открыли решетку изнутри. Была ли она на замке, когда вы приходили сюда утром?
Иган кивнул.
– Но ключ есть не только у меня. У Адама Росса есть ключ, он висит на крючке под лестницей в задней части его дома. Кто угодно мог его взять. Еще один ключ висит на кухне замка Макдоналд. На хогманей в замке собралась целая пропасть народу. Любой мог найти или украсть ключ.
– Значит, – медленно произнес Олаф, – это был человек, знакомый с обычаями вашего дома.
– Да. – Иган пристально взглянул на Олафа. – Это был человек, который по тем или иным причинам желал Валентайну смерти.
Олаф воздел руки.
– Это был не я, друг мой. Я появился в замке Макдоналд в полночь, и вы были тому свидетелем. Я не знал, что Валентайн здесь. Не знал я также, кто он на самом деле, пока не увидел его лежащим без сознания в комнате для гостей.
Иган вопросительно посмотрел на Зарабет. Она ответила изумленным взглядом.
– Зачем мне стрелять в Валентайна? Я его едва знаю, хоть и путешествовала с ним вместе. Он…
Зарабет замолчала. Ей хотелось сказать: «Я почти не могу читать его мысли, так же, как ваши». Но вслух она сказала:
– Он загадочный.
– Я и не думаю, что это сделал кто-то из вас. Но я хотел, чтобы вы знали. Предупредить, что этот стрелок где-то совсем близко.
– Понимаю, – сказала Зарабет. – Вы кого-то подозреваете?
Он покачал головой:
– Жаль, не могу ничего сказать. Но мне нужно сообщить вам еще кое-что.
Иган подошел к Зарабет вплотную. Несмотря на утреннюю ссору, несмотря на то, что Иган избегал ее весь день, ее сердце гулко забилось, когда он обнял ее за плечи и прижал к себе.
– Я получил от Деймиена еще одно послание.
Наверное, на волшебной бумаге.
– И что он пишет?
Глаза Игана были полны сочувствия.
– Мне жаль, дорогая. Деймиен пишет, что ваш муж убит. Себастьян и его люди пытались штурмовать дворец, и его застрелили. Он умер почти мгновенно.
Глава 15
Каменная церковь
Зарабет стояла как громом пораженная. Не двигаясь, она смотрела на Игана широко раскрытыми глазами. Потом вы рвалась из его рук и забила кулаками по камню.
– Как он мог? – кричала она. – Как он мог?
Иган не понимал, кого она имеет в виду. Себастьяна, устроившего в городе восстание, или Деймиена, которым позволил своим людям застрелить его. Он хотел было утешить ее, но Олаф удержал его.
– Пусть выплачется. Она это заслужила.
Зарабет молотила кулаками по камню. Потом остановилась, уронила голову, и тело ее затряслось.
Но Иган не мог оставаться в стороне. Он подошел к Зарабет и осторожно обнял.
– Тише, дорогая, – приговаривал он, гладя ее по голове. – Тише, любимая.
В глубине души Иган ожидал, что она взорвется гневом, закричит, что радуется гибели Себастьяна. Он понял – ему хотелось услышать, как она скажет, что Себастьян ничего для нее не значил. Но, каким бы чудовищем ни был ее муж, она прожила с ним почти пять лет, делила с ним кров, делила постель…
Он взглянул на Олафа. В глазах пожилого мужчины он прочел те же чувства – гнев, любовь, облегчение, угрызения совести.
– Олаф, мой старый друг, – тихо сказал он. – Я хотел бы жениться на вашей дочери.
Олаф изумленно уставился на Игана. Тот ждал, что Олаф снова ответит, что хочет для дочери лучшей партии. Пусть Иган и лэрд, но он простой землевладелец, не вождь клана, не обладатель высокого титула. Отцу Игана однажды предложили титул графа, но он презрительно отверг это предложение – ни один Макдоналд его рода не примет подачки от проклятого английского короля. Кроме того, Иган не был нвенгарцем. Если Зарабет выйдет за него, ей придется жить вдали от отца.
Олаф долго не решался заговорить, затем кивнул:
– Мне следовало бы благословить тебя пять лет назад, когда я понял, что она тебя любит. Но я решил, что это всего лишь девичий каприз, который скоро пройдет. Мог ли я знать, сколько горя принесет ей мое решение.
– Но с тех пор я мало изменился, – сказал Иган.
– Изменился, и ты это знаешь. – Олаф погрустнел. – Будь я проклят! Меня одолела гордыня, я питал честолюбивые замыслы в отношении единственной дочери. Мечтал о высоком положении в обществе для нее и для себя. А я должен был в первую очередь думать о ее счастье. Мне не следовало отсылать тебя прочь.
– Тогда я был пьяным дураком и, возможно, не сумел бы сделать ее счастливой. – Иган кивнул Олафу. – Утром мы пойдем в деревенскую церковь и заключим брак. Знаю – это не по нвенгарскому обычаю.
– Не важно. Брак, заключенный в другой стране, считается действительным и в Нвенгарии. Когда вернемся туда, устроим пышную церемонию в моем доме, пригласим старых друзей. Все, как положено.
Зарабет внезапно вырвалась из рук Игана. Слезы ручьем текли по ее лицу, блестя в холодном свете луны.
– Ни одному из вас не пришло в голову спросить меня! – крикнула она, гневно глядя на отца. – Один муж мертв – вот, Зарабет, тебе следующий.
Иган быстро сказал:
– Конечно, любимая, я хотел вас спросить. Но вы сейчас скорбите.
– Все отлично придумали за моей спиной, словно я глухая! Это моя свадьба! – Она ударила себя в грудь ладонью. – Моя жизнь!
Брови Игана взлетели вверх.
– Олаф, неужели все девушки в Нвенгарии такие упрямые? Шотландская девушка делает, что велит отец, и не задает лишних вопросов.
– Ха! – гневно крикнула Зарабет, но, как он и надеялся, плакать перестала. – Я скажу Джемме и вашей сестре, что вы о них думаете. Уверена, у вас будет с ними интересный разговор. И миссис Уильямс добавит от себя.
Иган представил, как три дамы загнали его в угол, три пары шотландских глаз горят огнем, а языки работают, высказывая все, что их обладательницы думают о нем. Ему стало не по себе.
– Нет, спасибо.
Олаф по-прежнему хмурился.
– Оставаться вдовой Себастьяна небезопасно. Его партия захочет отомстить. Очень хорошо, если ты породнишься с другой семьей, тем более что семья Игана пользуется всеобщим уважением и достаточно сильна, чтобы тебя защитить.
Иган кивнул.
– Об этом я тоже думал. Я намеревался сделать вас почетным членом клана Макдоналд, но жену лэрда будут беречь еще лучше. И вам нужен муж, чтобы он заботился о вас.
Зарабет сжала кулаки.
– Иган Макдоналд, неужели вы осмеливаетесь просить моей руки лишь из жалости? Бедняжка Зарабет совсем одна в этом мире. Я знакома с кучей вдов, которые прекрасно справляются сами, и не нужна им помощь, спасибо большое. Сказать по правде, их жизнь намного интереснее, чем у замужних дам. Я не хочу замуж.
– Но у них есть деньги, – заметил Олаф. – А земли, титул и состояние Себастьяна конфискованы, когда он стал предателем. Деймиен вернул их короне.
Зарабет устало вздохнула.
– Деймиен не оставит меня в нищете. Он не деспот, и он нам родня. К тому же есть наследство моей матери, которое Себастьяну не принадлежит, не говоря уж о том, что я наследница моего отца. Я думала, отец, ты попросишь меня вести дом, так как живешь один.
Олаф смутился.
– Конечно, ты можешь вернуться домой, когда минует опасность. Но я и вполовину не так богат, как Себастьян, а ты привыкла вращаться в высшем обществе.
– К черту высшее общество! Буду счастлива, если высшее общество обойдется без меня.
– И есть еще леди Беатрис, – добавил Олаф, отводя глаза. Он произнес имя дамы на итальянский манер – Бе-ат-ри-че.
Зарабет захлопала глазами.
– Кто эта леди Беатрис?
– Одна вдовушка. – Олаф покраснел. – Мы решили жить вместе.
– О-о. – Зарабет словно увидела отца впервые. – О. понятно.
– Это не значит, что я не буду рад, если ты вернешься домой, дочка, – поспешно добавил Олаф. – Я много рассказывал о тебе леди Беатрис, и она жаждет с тобой познакомиться.
Зарабет то сжимала, то разжимала кулаки, не глядя на отца. У Игана щемило сердце. Нелегко ей было вдруг осознать, что все это время мир не стоял на месте, и, может быть, она не так нужна отцу, как раньше.
– Кажется, мне не оставили выбора, – сказала она.
Иган начал мягко увещевать ее:
– Когда-то давно я вам сказал, что я всего-навсего пропитанный виски шотландец, обитающий в полуразрушенном замке. Не такая уж прекрасная партия тогда, да и сейчас тоже, но, как вы сами заметили, вам не оставили выбора.
– Благодарю, Иган, – равнодушно ответила Зарабет, спрятав грустный взгляд. – Вот предложение, о котором мечтает любая молодая леди.
– Сейчас глубокая ночь и чертовски холодно. Лучше у меня не получится.
Зарабет схватила его за руку:
– Идемте со мной.
Она повела его к Кольцу Данмарран. Спотыкаясь, они выбрались из сугроба на мокрую траву. Действительно, здесь было гораздо теплее. Может, Иган был прав, и под землей действительно скрывался горячий источник.
Улыбнувшись, Зарабет положила руки ему на плечи. Он знал этот ее взгляд, пристальный и спокойный – так она смотрела, оценивая стоящего перед ней человека.
– Почему вы хотите на мне жениться? – спросила она.
Иган обнял ладонями ее плечи. Она поверит тому, что он скажет, стоя в каменном кольце.
– Чтобы беречь вас, любимая.
– А как насчет Джейми? Он унаследует звание лэрда?
– Почему бы нет? Мне очень не хочется вас спрашивать, потому что я боюсь сделать вам больно. Но… можете ли вы иметь детей?
Если верить легенде о Кольце Данмарран, она не сможет сейчас солгать. Иган недоумевал – Зарабет была замужем за Себастьяном целых пять лет, и по опыту прошлой ночи он знал, что она не девственница. Себастьян, должно быть, часто спал с ней, разве что был безумцем или страдал мужской немощью. Ни один мужчина в здравом рассудке не смог бы отказаться от такой красавицы.
Зарабет тихо ответила:
– Я ни разу не зачала.
Горестное выражение ее лица разбивало ему сердце. Она пыталась быть храброй, скрыть страстное желание иметь детей и горе оттого, что судьба не послала ей ребенка.
– Не важно, – сказал Иган. – Дети родятся или нет. У меня есть готовый наследник в лице Джейми, как бы это его ни печалило.
Безразличным тоном она произнесла:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...