ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Целовал губы, лицо, волосы.
Сверху доносились зовущие мужские голоса, среди них она различила и голос отца. Зарабет убрала волосы с мокрого лица и крикнула, что с ней все хорошо. Она слышала, как отец в радостном бессилии опустился на снег. Мужчины обсуждали, что лучше взять, лестницу или веревку, чтобы вытащить их из-под земли.
Иган гладил волосы Зарабет и улыбался – она так любила его улыбку!
– Мне казалось, я потерял вас, девочка.
Она молча обняла его, дрожа всем телом. Какой беды ей удалось избежать! Она начала:
– Айван и Констанц…
– Мы их не нашли. Должно быть, сбежали. Но не бойтесь, любимая. Мы их найдем.
– Их кто-то заставил. Не думаю, что они заслуживают смерти.
– Это не делает их менее опасными, девочка. Они могли вас убить, приведя сюда. Они были готовы передать вас в руки фанатика, кто бы он ни был. Вы ведь так и не узнали?
– Нет, – ответила Зарабет. – Они, может быть, и сами не знали. У них в головах все так смешалось.
– Что ж, выясним сами. Я выбью из них имя.
Мрачно усмехаясь, с мечом на боку, Иган выглядел устрашающе – куда там до него привидениям. Он схватил фонарь и, не дожидаясь веревок и лестницы, повел ее во второй коридор.
Огонь фонаря осветил каменные колонны, покрытые причудливой каменной резьбой. Цветы, листья, животные – барсук, олень и ястреб, – а также дико выглядевшие фигуры мужчин и женщин. Коридор уходил вниз, и в конце недлинного спуска оказалось естественное углубление, словно ванна, заполненная исходящей паром водой.
– Так вот почему в Кольце Данмарран никогда не бывает снега, – сказал Иган. – Горячий источник! Наши древние предки отметили это место, поставив каменный круг.
– Возможно, они воздвигли здесь камни, потому что это священное место, – предположила Зарабет. – Горячий ключ – это часть волшебства.
– Все равно. Главное, они старались его украсить. Погладив прихотливую резьбу, Иган направился к ванне. Нагнулся, окунул палец.
– Отлично! Не хотите ли погреться?
Зарабет посмотрела вверх.
– Скоро здесь будут ваши горцы и мой отец.
– Но не сию минуту. У нас есть время. Ну, давайте же. Иган расстегнул ремень, сбросил меч, стянул куртку и рубашку, вытащил булавку, скрепляющую полы килта, который упал к его ногам. На нем остался лишь серебряный обруч. Усевшись на край ванны, он поболтал ногой в горячей воде. Иган был сейчас словно древний бог, может быть, Тор, бог-громовержец, решивший понежить могучее тело в горячем источнике под землей.
Подмигнув Зарабет, Иган скользнул в воду.
– Тут неглубоко, – крикнул он, стоя по горло в воде. – И очень приятно. Идите же ко мне, любимая!
Зарабет продрогла до костей и совсем выбилась из сил. Израненное тело болело. Горячий источник манил к себе, несмотря на запах. С опаской взглянув в сторону коридора, она непослушными пальцами расстегнула платье, сбросила его на пол вместе с нижним бельем и присела рядом с источником.
Иган обхватил ее талию руками и окунул в ванну. Горячая вода кусала кожу. Заныли порезы и царапины. Но ощущения были божественны. Ее обвивали руки Игана, вода согревала и успокаивала.
– Это действительно священное место, – пробормотала она. – Неужели вы не чувствуете?
– Я чувствую вас, – лукаво усмехнулся Иган.
Он подставил ладони под ее ягодицы, и мягко заставил ее обхватить ногами его тело. Зарабет почувствовала его твердую плоть, и низ живота пронзила сладкая дрожь. Она гладила его скользкое тело, уткнувшись ему в плечо.
Иган поплескал воды ей в лицо и смыл грязь, кровь и слезы с ее кожи. Вода приятно покалывала, унося страх и боль. Зарабет была рядом с Иганом, и не только телом. Их мысленная связь не прерывалась.
Она снова поцеловала Игана, и он жарко ответил на поцелуй, наслаждаясь вкусом губ любимой. Его волосы плыли по воде черными упругими кольцами, закручиваясь вокруг ее пальцев. Как он был красив!
«Я люблю вас, Иган».
Ей хотелось повторять эти слова снова и снова, слова и мысли в унисон. Любой может повторить фразу; но слова могут лгать, мысли – нет.
Он улыбнулся, когда мысленный голос Зарабет заполнил его сознание, и поцеловал кончик ее носа.
– Вы знаете, Зарабет, что я тоже вас люблю.
Его слова согревали лучше самого горячего источника на свете.
Им пришлось прервать поцелуй, заслышав крики в коридоре. Перед ними внезапно выросла огромная тень горского воина, в килте и сапогах, с пистолетом в руке. Тень сжалась, выпуская из своей глубины Хэмиша. Он остановился как вкопанный, увидев, как они плещутся в бассейне.
Было темно, и вода была темна, но Зарабет смущенно прижалась к Игану. Хэмиш распрямил плечи и откинул волосы с покрытого потом лица.
– Помешал, кажется? – спросил он. – Простите, мы не хотели спасти вас так неожиданно.
За его спиной выросла фигура Ангуса Макдоналда, за ним появились Адам и Пирс Россы, затем ее отец и Дугал. Последним прибыл барон Валентайн, одетый в рваные штаны до колен и куртку на голое тело. Под курткой виднелись перепачканные грязью повязки, но он стоял прямо, с невозмутимым лицом.
– Ох, – сказал Ангус, опираясь на плечо брата Хэмиша. – Ты только глянь на них. Мы тут надрываемся, чтобы их откопать, а его светлость принимает ванну.
– В самом деле, дядя, – вмешался Дугал.
Олаф просто улыбнулся. Его лицо было мокро от слез. Какое счастье, что дочка жива и невредима! Адам по-хозяйски рассматривал помещение, каменную резьбу и ванну.
– Значит, под замком Росс находится горячий источник! Взгляни, Пирс, какие возможности!
– Вижу, – отозвался Пирс, размахивая фонарем. В его волосах заиграли золотые отблески. – Приедут постояльцы, аристократы со всей Европы захотят платить деньги, чтобы отдохнуть в замке Росс и искупаться в его целебных источниках. Может быть, построим гостиницу? Выпишем повара из Парижа, чтобы угодить утонченным вкусам наших высокородных гостей.
– Вы забываете, – подал голос Иган из бассейна, – что источник находится под Кольцом Данмарран, а это земля Макдоналдов.
Адам поджал губы.
– Это всегда был спорный вопрос, на чьей земле стоит Кольцо – на земле Россов или земле Макдоналдов.
– Что ж, у меня в замке хранится карта. Я докажу.
Зарабет подняла голову с плеча Игана.
– Мы, может быть, поговорим об этом позже?
Адаму достало деликатности отвести взгляд.
– Конечно, Зарабет, простите меня.
– Дядя! – донесся вопль, и появился Джейми. – Ты нашел…
Он застыл как вкопанный, глядя на бассейн с Иганом и Зарабет и на остальных горцев, что столпились вокруг них, руки в боки.
– Черт возьми, да это же горячий ключ!
Не успело эхо его голоса замереть в углах огромной комнаты, как парень сбросил одежду и нырнул в воду, словно гибкая белая молния. Остальные переглянулись, и вдруг на пол полетели килты – цвета Россов и Макдоналдов вперемешку. Вода забурлила до потолка, принимая еще пятерых горцев.
Даже отец Зарабет разделся и присоединился к остальным, скромно держась в дальнем конце бассейна. Зато Валентайн покачал головой и исчез в глубине коридора. «Забавно», уловила Зарабет обрывок его мыслей.
Она улыбнулась Игану, а вокруг восторженно вопили, плескались горцы и окунали друг друга с головой на середине бассейна.
Их мысли сплетались.
«Ох, – думала она, подражая жуткому шотландскому выговору. – Так то правда. Выходишь замуж за горца – и получаешь в придачу всю его родню».
Глава 22
Постоялый двор в Аллапуле
Когда Иган пробудился на следующее утро, обнимая Зарабет, он понял, что мысленного контакта, связывающего их накануне, больше нет.
После того как горцы вдоволь накупались и нарезвились в горячей воде и ушли, настала их очередь. Они с Зарабет помогали друг другу одеться, смеясь и целуясь, стараясь натянуть одежду на мокрое тело. Кузены Игана соорудили нечто вроде лебедки и вытащили Зарабет на поверхность земли – она и глазом не успела моргнуть.
Укрыв ее от январского холода под кучей пледов, Иган поскакал с ней в замок, а остальные бросились искать неуловимых Айвана и Констанца.
В эту ночь он любил Зарабет с каким-то отчаянным неистовством, словно боялся, что она снова исчезнет. Такого ему еще не приходилось испытывать – в любовном экстазе сплетались не только их тела, но и мысли. Он любил ее, не мог ею насытиться и знал, что она испытывает то же самое.
Потом они заснули, Иган все еще был внутри ее. Ночью, должно быть, он перекатился на бок, потому что теперь его грудь прижималась к спине Зарабет, как тогда, на постоялом дворе в Аллапуле, после того как он вытащил Зарабет из моря.
Синие глаза открылись, улыбка озарила лицо Зарабет:
– Доброе утро, любимый.
И тогда он понял, что мысленной связи больше нет. Он больше не знал, о чем она думает, не чувствовал ее любовного касания. Он испуганно вскочил. Зарабет посмотрела на него удивленно, а потом ее лицо застыло. Она тоже поняла – между ними тишина!
Ее глаза наполнились слезами:
– Как же это? Что случилось?
– Вы совсем не слышите, о чем я думаю?
Некоторое время она смотрела на него, затем прикусила губу и покачала головой.
Игану показалось, что его сердце вот-вот разорвется. Близость, которую они познали этой ночью, нельзя было сравнить ни с чем. Наконец-то рядом был кто-то, способный видеть его истинную суть, суть Игана Макдоналда, а не Чокнутого Горца, старшего брата Чарли, лэрда или ненавистного собственному отцу сына! Он был просто Иганом, возлюбленным Зарабет.
– Ох, девочка, – простонал он, прижав ее к себе покрепче.
Зарабет плакала.
– Что мы теперь будем делать?
Иган пригладил ее черные, как ночь, волосы.
– То же, что и раньше, девочка. Ссориться и мириться, потом снова ссориться. Так живут почти все. Разговаривают и спорят, пытаются догадаться, что, черт возьми, на уме у другого.
– Так было только с вами. – Зарабет провела пальцем по его щеке. – Вы единственный, чьи мысли я не могла читать.
Иган заставил себя улыбнуться:
– Может быть, так и надо, любимая. Мы были предназначены друг другу, и нам пришлось двигаться на ощупь, шаг за шагом выясняя, что мы чувствуем друг к другу. И так нам предстоит выяснять это всю жизнь.
– То есть если бы мы умели читать в уме друг друга, было бы слишком просто и неинтересно?
– Точно. Нам придется найти путь в этой неразберихе, как другим влюбленным парам.
– Но это было так…
Иган тихо засмеялся:
– Я знаю, девочка.
Он вспомнил, что этой ночью он набросился на Зарабет словно одержимый – они были одно целое, сплетясь телами и мыслями. Это было восхитительно, это было безумно.
– Полагаю, – вкрадчиво сказал Иган, – нам не стоит прекращать попытки. Как знать, может, мы сумеем повторить то, что испытали этой ночью, хотя бы отчасти.
Она лукаво улыбнулась сквозь слезы:
– Возможно, нам придется потратить немало времени.
– Думаю, вы правы.
Зарабет обвила его руками, легонько царапая ногтями спину, и уверенно провела ступней по его бедру. Иган был уже готов любить ее. Он поцеловал жену, пытаясь ощутить ее мысли, как вчера ночью. Бесполезно.
Зато он ощутил Зарабет, ее пряный аромат, мягкость ее грудей и скользкую влагу между ног и понял, что она тоже готова его принять. Застонав, Иган вошел в нее и был вознагражден страстным касанием ее губ о свои и светом любви в ее глазах.
На следующее утро Айвана и Констанца поймали на дороге, ведущей в Аллапул. Когда они попытались оказать сопротивление, Иган приставил к горлу Айвана меч Йена Макдоналда. Это заставило Констанца немедленно смириться.
Иган и Адам Росс с помощью людей Игана доставили их в замок Макдоналд. Констанц был смертельно напуган, тогда как Айван пытался храбриться.
– Вы не имеете права отнимать у нас нашу княгиню, – твердил Айван, стоя перед горцами в центре большого зала.
– А ты не имеешь права похищать Зарабет, словно бандит, – резко ответил Иган. – Я хочу знать, кто заставил тебя пойти на это, сколько тебе заплатили и где мне отыскать вашего таинственного покровителя.
Айван горло поднял голову:
– Я ничего вам не скажу. Мы сделали это ради блага Нвенгарии.
Иган, который все еще сжимал в руке меч предка, снова приставил его к горлу Айвана.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...