ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Удивительно, как помогло ему это тонкое лезвие!
– Ради собственной шкуры ты скажешь мне все.
Вмешался Констанц:
– Мы ни за что бы не причинили вреда княгине. Если бы она нас послушала, ей не причинили бы ни малейшего вреда. Ее место в Нвенгарии.
Олаф, который стоял радом с Иганом, мрачно заметил:
– Она не поедет туда против собственной воли. Зарабет выбрала Шотландию, и я согласен с ее выбором.
– Но она нвенгарка, – стоял на своем Айван. – Ее место не в этой варварской, холодной стране, населенной дикими горцами.
Хэмиш любезно заметил:
– Осторожно, парень. Перед тобой стоит целая толпа диких горцев. Так что придержи язык, не то пожалеешь.
Иган поднял руку. Чего ему по-настоящему хотелось, так это колотить Айвана и Констанца, вышибить из них дух, а затем отправить изуродованные тела назад в Нвенгарию. Деймиен положил бы их к ногам того, кто нанял этих двоих, в назидание – так будет с каждым, кто осмелится угрожать леди Иган Макдоналд.
Но они нужны ему живыми, чтобы поймать более крупную рыбу. Безопасность Зарабет важнее, чем жажда мести.
Он заговорил тоном капитана Игана Макдоналда из девяносто второго шотландского полка:
– Если хочешь жить, приведи меня к человеку, которому ты должен был передать Зарабет. Не спорь, не пытайся бежать, не увиливай.
Конечно, Айван был нвенгарцем и к тому же фанатиком, но он понял, что перед ним человек, намного превосходящий его силой, не говоря уж об острие меча. Да еще семья Игана и его товарищи, огромные горцы с оружием в руках, столпились вокруг них с братом.
Иган сверлил Айвана презрительным взглядом. Констанц обливался слезами.
– Мы только хотели помочь княгине, – твердил он. – Я знаю, это было неправильно.
Айван бросил на брата сердитый взгляд:
– Слабак!
– Нет. Я предан княгине.
Айван понял, что брат настроен против него. Он не был наделен такой силой духа, чтобы выстоять против Игана, и наконец склонил голову.
– Я сделаю, как прикажете. Пощадите брата – он выполнял мои указания. Можете забрать мою жизнь. Я готов умереть ради блага Нвенгарии.
Иган тяжело вздохнул, не сводя глаз с Зарабет. Только нвенгарских драм ему не хватало. Он быстро сказал:
– Об этом не беспокойся. Только скажи, кто был этот негодяй и где я могу его найти.
Он чувствовал, что Зарабет едва сдерживает гнев. Она была сильной и храброй, и, хотя его самым сильным желанием было ее защитить, она вовсе не напоминала поникший цветок. Им еще предстоит кое-что обсудить, но сейчас нужно положить конец этой слезливой драме.
Он навис над Айваном и грозно потребовал:
– Ну, парень, говори! Я начинаю терять терпение!
Айван проглотил стоящий в горле ком:
– Его имя – барон Невил.
Зарабет ахнула. Иган поднял голову. Она смертельно побледнела, синие глаза блестели, как сапфиры.
– Кто, черт возьми, этот Невил? – закричал Иган. – Объясните.
– Секретарь моего мужа, – побелевшими губами шепнула Зарабет. – Его доверенный помощник и советник.
В Игане проснулась ярость древнего горского воина:
– Этот Невил опасен?
– Очень. – Мало-помалу румянец возвращался налицо Зарабет. – Может, стоит его разыскать и показать ему, что горцы могут быть еще опаснее?
Хэмиш утробно рассмеялся:
– Непременно, девочка! Мы зададим ему хорошую трепку. Вы со мной, парни?
– Да! – взревел хор голосов, в воздух поднялись кулаки.
Посреди этого шума Иган опустил меч и велел своим людям стеречь Айвана и Констанца.
Он решил, что никогда впредь не желает видеть Зарабет смертельно напуганной. Даже если ради этого придется запереть ее в замке Макдоналд на всю оставшуюся жизнь.
Зарабет настояла, что будет сопровождать их в Аллапул. Разумеется, Иган был против.
– Но я хочу, – решительно заявила она. – Барон Невил забирал всю мою переписку и помогал Себастьяну придумывать для меня наказания. Хочу посмотреть ему в глаза. Пусть знает, что Себастьяну не удалось меня сломить.
Тогда Иган сдался. В основном потому, что не хотел оставлять ее без присмотра. С ними поехал и барон Валентайн, а также Адам Росс и его брат. Джейми настоял, чтобы Иган взял с собой меч Йена Макдоналда.
– Дядя, он должен быть при тебе, – возразил он, когда Иган, как всегда, попытался его выбранить. – Носи его до тех пор, пока не минует угроза для Зарабет.
К удивлению Джейми, Игана не пришлось долго упрашивать, и он прицепил меч к седлу. То ли начал верить в проклятие, то ли стал внимательнее к Джейми.
Айван и Констанц получили приказ встретиться с Невилом в Аллапуле в той же таверне, где несколько месяцев назад жил Иган, дожидаясь корабля с Зарабет. Лакеи должны были войти в комнату первыми, затем Зарабет в сопровождении Игана и Валентайна. В задачу Хэмиша, Адама Росса и остальных горцев входило окружить таверну плотным кольцом.
Валентайн был очень зол. Раны логоша уже затянулись, его тело выздоравливало гораздо быстрее, чем у обычного человека. Интересно, думала Зарабет, сможет ли Валентайн сдержать сидящего в нем зверя, когда встретится с негодяем Невилом?..
Они добрались до Аллапула, и горцы рассыпались по линии берега, пока их не заметили из окон таверны. Дверь беленного известкой дома открывалась прямо на улицу. Иган приказал Айвану и Констанцу войти внутрь, и они с Валентайном заняли пост по обе стороны от двери.
Зарабет шла между лакеями, ее сердце билось просто отчаянно, но она старалась казаться спокойной и собранной. На своем ужасном английском Айван спросил хозяина, дожидается ли их иностранный господин.
Хозяин воззрился на них:
– Ах да. Он в гостиной. Ну и вид у него! Весь в синем и увешан медалями. Никогда не видел ничего подобного.
Кровь Зарабет просто кипела. Глубоко вздохнув, Айван распахнул дверь, которую ему указал хозяин, вошел внутрь, за ним Констанц и Зарабет. За ее спиной маячил Иган. В руке он держал меч Йена Макдоналда и был готов к схватке.
Нвенгарец встал. Это был высокий мужчина с суровым лицом, орлиным носом и холодными, как лед, синими глазами. На черные сапоги налипла грязь, но это были красивые сапоги, самые лучшие, какие только можно было купить. На груди теснились бесчисленные медали, словно с их помощью он хотел напугать каждого, кто встанет на пути. Грудь пересекала синяя с золотом перевязь, спускаясь с плеча на бедро. Его взгляд обежал Зарабет и Игана. Затем, не меняя выражения лица, мужчина уставился на Айвана.
Айван вскрикнул. Констанц ахнул. Его лицо приобрело зеленоватый оттенок, и он упал на ближайший стул, почти лишившись чувств.
Айвана, решившего спасаться бегством, задержали в дверях Иган и его меч. Высокий нвенгарец положил тяжелую руку Айвану на плечо, и лакей замер, как хорошо выдрессированная хозяином собака.
Зарабет смотрела на мужчину как зачарованная.
– Александр, что вы тут делаете?
Эрцгерцог Александр, второе лицо в Нвенгарии, которого в Англии знали под прозвищем Безумный Злодей Герцог, смотрел на нее сверху вниз с высоты своего огромного роста. Это был хладнокровный и безжалостный человек, но Зарабет заметила веселые искорки на дне его синих глаз.
Ей ответил Иган:
– Деймиен решил, что положение делалось слишком опасным, и отправил нам на подмогу Александра. – Он усмехнулся. – Разумеется, все, что от него требуется, – это сделать страшные глаза, и наши враги побегут, как зайцы.
Зарабет уставилась на мужа:
– Так вы знати, что он здесь!
– Деймиен сообщил, что приезжает Александр. Я и понятия не имел, что он уже тут.
– А что с бароном Невилом? – спросила Зарабет. Глаза эрцгерцога сверкнули, когда он увидел кого-то за ее спиной.
В комнате появился Валентайн и застыл при виде Александра.
– Ваша светлость.
Тот удостоил его кивком.
– Ты хорошо поработал, – сказал он.
Стиснув руки, Зарабет подошла к Александру. Ее двоюродный брат Деймиен куда более располагал к себе, но за то короткое время, что она провела в обществе Александра во дворце Деймиена, она усвоила, что эрцгерцог, несмотря на суровую внешность, умел быть глубоко чувствующим человеком. Она подружилась с его женой Меган, веселой молодой женщиной.
– Александр, где барон Невил? Хотелось бы высказать все, что я о нем думаю.
Синие глаза Александра пронизывали насквозь.
– Я уже позаботился о нем.
Айван и Констанц съежились от ужаса. У эрцгерцога Александра была слава человека, который умел как следует «позаботиться». Обычно это означало хладнокровное, быстрое и суровое правосудие. Деймиен имел обыкновение уговаривать и очаровывать подданных, но Александр просто давал врагам понять, что с ними будет, если они осмелятся проявить непослушание. Александр не ведал снисхождения.
Зарабет решила не задавать больше вопросов. Александр мог убить Невила или, заковав в кандалы, посадить на корабль, чтобы отправить назад в Нвенгарию, в руки Деймиена.
В дальнем конце гостиной распахнулась дверь.
– Можно мне наконец войти?
В дверях появилась рыжеволосая женщина.
– Тут немного скучно, Александр, и мне не терпится увидеть Игана, прежде чем ты отправишь его домой.
Зарабет бросилась ей навстречу, и они обнялись. Хмурое лицо Александра прояснилось, когда он повернулся к женщине, которую любил.
– Дорогая, я намеревался сначала покончить с делами.
Меган подошла к ним, не выпуская руки Зарабет.
– Вы уже давно с ними покончили. Просто вы, мужчины, обожаете покрасоваться. Теперь, когда вы нагнали страху на этих парней, не выпить ли нам чаю? Я так давно не ела булочек с изюмом, настоящих английских булочек! – Она махнула рукой человеку, стоящему за спиной Игана. – Привет, Валентайн! Как дела?
Александр сухо заметил:
– Моя жена – образцовая хозяйка дома.
Гостиную заполнил раскатистый смех Игана:
– Я думаю, нам грозит участь мужей-подкаблучников, эрцгерцог. Но мне кажется, нет ничего лучше, чем командующая в доме жена.
Александр нахмурил брови. Супружеская жизнь, по его мнению, не была предметом для шуток. Вот Иган, тот мог подшучивать над чем угодно.
Зарабет обратилась к Меган:
– И они думают, мы верим, что они нас слушают!
– Они слушают, да еще как, – ответила Меган. – Когда им это выгодно. И особенно когда приходит время ложиться в постель.
Теперь была очередь Игана залиться краской. Меган отлично усвоила привычку нвенгарских дам говорить о любовных утехах безо всякого стеснения. А Иган до сих пор чувствовал неловкость в обществе женщин, которые могли дать волю языку.
Зарабет подмигнула Игану. Ему придется привыкнуть к нвенгерским женам и их стремлению соблазнять мужей при каждом удобном случае. Поймав его сияющий взгляд, она решила, что с удовольствием займется его обучением.
Глава 23
Меч Йена Макдоналда
Очутившись в замке Макдоналд, Меган увела Зарабет, оставив Игана и Александра за обсуждением дел.
Александр, как всегда, был суров и неразговорчив. Но когда они очутились в большом зале замка, Иган заметил в нем некоторую перемену. Последний раз Иган виделся с ним в Лондоне, сразу после его свадьбы с Меган. Эрцгерцог тогда обдавал холодом, как ледяная глыба. Теперь взгляд его смягчился, в нем светилась любовь к жене. Он провожал ее глазами, стоило ей появиться в поле его зрения. Кроме того, его манеры, казалось, сделались непринужденнее, он был менее зажат в общении, очевидно, догадался Иган, примирился со своей двойственной природой.
Как и Валентайн, Александр был отчасти логош, воспитанный в человеческой среде. Он узнал о своей способности менять облик, будучи уже взрослым мужчиной. И Валентайн, и Александр имели несколько отстраненный вид, словно прислушивались к себе: ведь внутри каждого логоша таился могучий хищник.
Иган понял, что Александр вполне научился держать своего зверя в узде, потому что в лице Меган он не заметил ни малейшего признака страха. Их дети, сын Александра от первого брака и крошка дочь, которую родила Меган, тоже приехали в Шотландию. Они забавлялись с отцом, нимало не тревожась.
– Ваш замок, – начал Александр, разглядывая свисающие с потолка куски штукатурки и старинное оружие, украшающее стены…
Игану пришлось взять себя в руки: конечно, Александру, который вырос в богатстве и по сей день утопает в роскоши, его замок кажется неприглядным и убогим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...