ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Отличное место, в самый раз.
– Отличное, – согласилась Зарабет. – Холодновато, но, думаю, рыбе нравится.
Прибыв на место, Джейми перестал бурчать. Оценив изобилие рыбы, он послюнявил палец, чтобы определить направление ветра, а затем принялся наживлять крючок. Лакей Айван хотел было насадить наживку для Зарабет, но она забрала у него удочку.
– Сама справлюсь, – сказала она по-нвенгарски. – Отправляйся к Констанцу, да глядите в оба. Со мной все будет хорошо.
Глаза Айвана налились слезами. Зарабет знала, что они с Констанцем винили себя за все – за кораблекрушение и упавшую сегодня утром балку. Можно подумать, они голыми руками могли бы удержать корабль на плаву, а балку на своем месте в потолке! Она похлопала слугу по плечу:
– Вы отлично справляетесь, Айван. Спасибо тебе и Констанцу за все, что вы сделали для меня.
У Айвана был печальный вид.
– Но мы подвели вас! Вам следует бросить нас в темницу да кормить объедками, которыми брезгуют даже свиньи!
– У Игана нет темницы. Кроме того, вы с братом нужны мне. Ведь вы моя защита в этом мире.
– Мы вас больше не подведем! Никогда, ни за что не допустим, чтобы вам грозила беда! Клянусь прахом моей матери!
– Твоя мать пока жива, – терпеливо напомнила Зарабет. – Иди, да смотри получше по сторонам.
Айван низко поклонился.
– Как угодно вашей светлости. – Лихо развернувшись на каблуках, он решительно зашагал к остальным стражам.
– О чем вы тут говорили? – поинтересовался Джейми.
Зарабет насадила червя на крючок и вытерла перчатку.
– Он думает, что его следует запереть в подземелье за то, что допустил кораблекрушение. Я сказала ему, что у Игана нет подземелья.
– Как раз есть, – возразил Джейми. – Мы храним там запас виски и эля, но раньше там была темница. До сих пор на стенах висят кандалы и прочие штуки. Миссис Уильямс уверена, что там есть привидения – она даже боится туда спускаться. Говорит, что она все время слышит там стоны и завывания несчастных, которых замучили до смерти.
– Она все придумала, – откликнулся Иган. – Там держали пленников во время войны, но сразу отпускали, как только за них давали выкуп. Пыток в замке Макдоналд отродясь не было.
Подмигнув Зарабет, Джейми отвернулся и забросил удочку.
– Непочтительный щенок, – пробормотал Иган. – Стойте здесь, Зарабет. Это отличное место.
– Я знаю, как надо ловить рыбу.
Зарабет отошла немного дальше, прекрасно понимая: не сможет она ничего поймать, пока он рядом. Ей бы лечь с ним на речном берегу, пусть даже в самую грязь, и он завернул бы их обоих в пледы. Вот было бы прекрасное зрелище: высокородная дама из Нвенгарии катается в мокрой траве в объятиях горца!
Зарабет едва смогла унять нервную дрожь. Все равно, как бы это выглядело! Неужели нельзя просто помечтать? Как восхитительно было бы дать волю чувствам!
Иган отвернулся.
Изящным броском Зарабет отправила наживку в воду, заслужив восхищенный взгляд Джейми. Некоторое время они молчали. Только плеск воды да шелест ветра в кронах высоких деревьев у подножия холмов.
Ветер приносил прохладный аромат сосен, дождя и воды, целебным бальзамом ложившийся ей на душу.
Уже много лет Зарабет не рыбачила, но ей вмиг вспомнилось все: молчаливое ожидание, тихий всплеск падающей в воду приманки, восхитительное подрагивание лески и разочарование, когда добыча соскальзывает с крючка. Через некоторое время Джейми отошел немного вниз по течению, время от времени останавливаясь, чтобы попробовать новое место. Иган и Зарабет остались, где были. На крючок попалось несколько рыбин. Иган бросил их в сетку, которая болталась в воде у берега. Рыба барахталась в тесном пространстве, пытаясь найти дыру и улизнуть.
«Совсем как я, – думала Зарабет. – Я тоже ищу путь к свободе».
Закрепив удилище камнями на берегу, Иган разлегся на плоском камне. Зарабет пришла в восхищение от его длинного, сильного тела в поношенных сапогах, старом килте и льняной рубахе, распахнутой на груди. Могучая сила дремала в его теле. Может, его расслабленная поза ввела бы сейчас кого-нибудь в заблуждение, позволив счесть Игана лентяем. Роковая ошибка! Он был как хищный зверь, дремлющий на солнышке, готовый в любую минуту вскочить со всей свирепостью, на какую способен.
Она тоже воткнула свое удилище в землю и села на скалу рядом с ним.
– Иган, я вижу вас насквозь.
– И сейчас тоже? – спокойно спросил он.
– Я знаю, зачем вы привели меня сюда. Думаете, я стала утонченной светской дамой, которая боится запачкать ноги? Так вот, я не настолько высокомерна, чтобы испугаться дождя.
Иган приподнялся на локте, скрестив лодыжки.
– Никогда не думал, что вы станете настолько утонченны, что не сможете ловить рыбу.
– Но вы дразнили меня, пока я не вышла на дождь, чтобы доказать, что все еще могу. Бога ради, зачем?
Он пожал плечами, мышцы заиграли в распахнутом вороте рубахи.
– Мне показалось, это может вас позабавить.
Она совсем пала духом.
– Вам обязательно быть таким несносным?
Он ухмыльнулся:
– Мне показалось, это может вас позабавить.
Иган, мужчина, мысли которого ей никогда не удавалось прочесть! Он смотрел на нее, полузакрыв глаза, настороженно блестевшие из-под ресниц.
– Что я, по-вашему, должна сказать? – раздраженно спросила она.
– Хм. – Он пошевелился, словно пытаясь улечься поудобнее. – Помните, девочка, что вы спросили меня в один прекрасный день вроде сегодняшнего, когда я был в Нвенгарии в первый раз? Вы лукаво поглядели на меня и потребовали к ответу – что шотландец носит под килтом?
Зарабет чувствовала, как горит ее лицо. Так он не забыл той глупой ребяческой выходки! Иган был тогда уже взрослым мужчиной, ему было двадцать пять. А ей всего двенадцать, когда она обнаружила его раненым и мертвецки пьяным, да к тому же замерзшим чуть ли не до смерти. Он служил офицером в шотландском полку, который сражался при Талавере, где погиб его брат Чарли. Чувствуя себя виновным в смерти брата, Иган потерял смысл жизни. Вернув тело Чарли домой, в Шотландию, он отправился скитаться по Европе. Виски и пьяные драки помогали забыть боль и чувство вины. Некоторое время Иган прожил в ее семье, а потом вернулся во вновь сформированный полк. Он приехал навестить Зарабет и ее отца в тысяча восемьсот пятнадцатом году, прямо после битвы при Ватерлоо, и показался ей еще прекраснее, чем раньше.
Что ни говори, он стал чертовски привлекателен. На лице выступили морщины – отпечатки прожитых лет и сражений, и ей хотелось провести губами вдоль каждой из них.
– Я была совсем ребенком, когда это сказала, – поспешно возразила она.
– Но вопрос был в самую точку. Я вам об этом, кажется, не говорил?
– Нет, вы так смеялись, что вообще не могли разговаривать.
Иган фыркнул:
– Да, я помню.
Он тогда ревел от смеха, упав на спину на заросший травой берег, под жарким солнцем, обхватив руками живот. Малышка Зарабет смотрела на Игана и вдруг поняла, что любит его.
Сейчас он встал, нависая над Зарабет, словно скала. Она взглянула на потрепанный подол его килта, на смуглые колени.
– Что ж, девочка, – мягко прогрохотал его голос. – Думаю, пришло время вознаградить вас за долгое терпение.
Глава 4
Что у шотландца под килтом
– Иган! – Зарабет вскочила на ноги. Ее лицо пылало, а сердце билось как сумасшедшее.
Он посмотрел на нее с видом насмешливого удивления:
– Женщина, вы полагаете, я забыл стыд? Джейми!
Рыбачивший ниже по течению Джейми обернулся.
– Что?
– Что ты носишь под килтом?
Джейми недоверчиво уставился на Игана, словно не веря собственным ушам.
– Чего-о?
Иган приложил ладони ко рту.
– Я спрашиваю, парень, что ты носишь под килтом?
– Кожаные штаны до колена, что ж еще? В наших краях чертовски холодно.
Иган махнул ему рукой в знак благодарности, и Джейми отвернулся, недоуменно мотая головой.
Зарабет сложила руки на груди.
– Интересно, зачем вы это сделали?
– Так вы же сами хотели знать.
– Вы просто смешны.
Иган понимающе закивал:
– Вот теперь мне ясно. Вы хотели знать, что под килтом у меня, а не у шотландца вообще. Хорошо, девочка, я вам скажу. – Он шагнул к ней, нагнулся, глядя на нее сверху вниз, как накануне на балу. – Скажу. Когда-нибудь. Обещаю.
Он сделал шаг в сторону и наклонился, чтобы взять удочку. Килт потянулся вверх, обнажая сильные бедра, вообще ничем не прикрытые. Затем выпрямился и разразился смехом, поймав ее изумленный взгляд.
– Пытаетесь рассмотреть?
Она отшатнулась.
– Разумеется, нет!
Она оступилась на гладкой скале и чуть не шлепнулась навзничь. Иган успел подхватить ее на руки, и целую минуту она была в его могучих объятиях.
Его огромные ладони легли ей на талию, сильные и теплые. Она смотрела в его глаза, такие темные, а распахнутый ворот рубахи позволял ей видеть его грудь, поросшую темными волосками.
Кажется, Иган собирался ее поцеловать. Он, не отрываясь, смотрел на ее губы, разглядывая сначала верхнюю, потом нижнюю. Она ждала этого поцелуя с замиранием сердца, прекрасно сознавая, что не будет его останавливать.
Она потеряла стыд. Себастьян разрушил ее веру и смертельно оскорбил. Зарабет чувствовала себя опустошенной и раздавленной. Но тут был горец, готовый излечить раны ее сердца.
Она не противилась, когда он провел влажным языком по ее нижней губе. Его грудь вздымалась и опадала в такт участившемуся дыханию, а потом он придвинулся чуть ближе, по-прежнему не сводя взгляда с ее губ.
Зарабет хотела его с бешеной яростью – не думала даже, что на такое способна. Пусть уложит ее в грязь и овладеет ею прямо здесь! Или перебросит через плечо и потащит в замок. Она не станет сопротивляться.
Он оторвал взгляд от ее губ и посмотрел ей в глаза.
– Иган, – шепнула она.
– Нам пора возвращаться, – сказал он тихо. – Слишком холодно. Зря я привел вас сюда.
– Не сейчас! – Зарабет попыталась улыбнуться, старательно делая вид, что вовсе не жаждала его поцелуя. – Я устала вечно скрываться, устала жить в золотой клетке.
– Золота в замке Макдоналд, прямо скажем, с огнем не сыскать, – сказал Иган. – Там лишь чертова прорва шотландцев.
Он говорил по-прежнему тихо, словно боясь ее напугать:
– Они мне не мешают.
Набравшись храбрости, Зарабет подняла руку и коснулась его щеки. Он стоял неподвижно, позволяя гладить себя по лицу, как вчера в бальном зале, не отшатываясь в страхе, как в тот раз, когда до него дошло, что он заснул рядом с ней на постоялом дворе.
Она заставила себя опустить руку и отступить, освобождаясь из его объятий. Иган не стал ее удерживать. Пальцы ухватили ее за локоть, помогая устоять на ногах. Он был прав – действительно похолодало. Пора возвращаться домой.
Она пошла взять свою удочку, а Иган скользнул мимо нее, чтобы вытащить сеть с пойманной рыбой. Сеть оказалась пуста. Зарабет грустно заметила:
– В ней дыра.
Иган опустил сеть. Он тоже был расстроен.
– Вся рыба ушла назад, на свободу.
Он прошел мимо нее, схватил удочку и пошел по тропе, крикнув на ходу Джейми, чтобы тоже возвращался.
Джейми наловил порядочно рыбы и теперь размахивал связкой, взбираясь вверх по холму. За ним шла Зарабет, слушая шаги Игана за спиной. На некотором расстоянии за ними следовали лакеи.
Она все еще чувствовала на себе его ладони. Ей все еще было до смерти обидно, что он предпочел не целовать ее. А она так хотела, чтобы он ее поцеловал. Ей хотелось почувствовать прикосновение его губ, уколы его языка, головокружительный восторг оттого, что снова была в его объятиях.
Но Иган оказался человеком чести. Она всегда это знала, да и отец не раз напоминал ей, когда пять лет назад Иган покинул Нвенгарию. Сейчас она двадцатитрехлетняя женщина, но в его глазах она навсегда будет малышкой Зарабет, дочерью человека, которого он глубоко почитал. Для Игана честь превыше всего, а ей только и остается, что с досады проглотить собственный язык.
Во дворе замка стояла блестевшая черным лаком карета с вызолоченными спицами. Кучер в красной ливрее торопливо счищал грязь, налипшую на расписные борта по дороге. Зарабет и двое ее спутников застыли в воротах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...