ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Зарабет даже не коснулась еще его потайных мест, но он был уже в полной боевой готовности.
– Я люблю ваши волосы, – шепнула она.
Иган рассмеялся.
– Воронье гнездо, как всегда говорит моя сестра.
Зарабет намотала на палец его локон.
– Они такие густые и мягкие. Мне понравилось, как они падали мне на лицо ночью.
Иган едва сдерживал себя. Вот почему он был счастлив, что не женился на невинной девице, которая и понятия не имеет, как заставить сердце мужчины биться сильнее. Возможно, Зарабет делала это ненамеренно, но она не боялась признаться, что ей самой нравится.
Он запустил руку в ее прическу и освободил уложенные короной косы.
– Я тоже люблю ваши волосы. Тонкие, как паутинка.
Черные волосы волной закрыли ей лицо, и она засмеялась. Он коснулся ее губ невесомым поцелуем, забавляясь быстрыми движениями ее языка, когда она попыталась поймать его губы.
– Знаете, что еще я люблю? – спросил он между поцелуями. – Ваши волосы между ножек, мягкие и влажные, когда вы ждете меня.
Услышав ее судорожный вздох, Иган воспламенился. Он вспомнил ее запах. Соль и пряности лучше, чем самые изысканные парижские духи.
«Моя Зарабет. Моя жена!»
Его ладони скользнули ей между бедер, и большие пальцы погрузились в шелковый хохолок, влажный и теплый. Зарабет задрожала, когда его пальцы нашли вход и принялись за работу, и стала раскачиваться в такт их упоительным движениям.
– Вы все еще любите меня, Зарабет?
Она простонала:
– Да.
– Отлично.
– Я вас люблю, хоть вы и против.
Иган шепнул:
– Я бы ни за что не запретил вам делать то, чего вам на самом деле хочется.
Она сама не знала, что говорит. Веки опущены, рот полуоткрыт – вся во власти наслаждения.
– Вы вынуждаете меня желать вас, – заявил он. – Прямо сейчас.
– Да.
Ее протяжный стон сменился безумными криками. Было так легко поднять ее юбку, сбросить килт и взять се прямо здесь, сидя на стуле. Он закрыл ее рот поцелуем и крепко обнял.
– Ну, девочка, – сказал он, задыхаясь, – здесь лучше, чем в постели?
– Иган!
– Я с вами согласен.
Ей было так хорошо сжимать его бедрами, выгибать тело дугой, чтобы он мог поцеловать ямку у основания ее горла и покрыть поцелуями ее лицо.
Ему было так сладко любить Зарабет, сидя на позолоченном стульчике. Звонко тикали в углу позолоченные бронзовые часы, а в неплотно прикрытое окно доносились смех и голоса кузенов.
Нет, Зарабет ошибается – замок Макдоналд не его дом. Слишком много горьких воспоминаний! Однако сейчас, когда она сидела у него на коленях, он чувствовал себя так, словно вернулся домой после долгой отлучки. Ему никогда особо не нравилась эта комната, но отныне здесь будет витать память о том, как посреди дневной суеты он любил здесь Зарабет.
Когда она достигла пика, он отстал ненамного. Сжал се в объятиях, зарылся лицом в изгиб ее шеи, а она извивалась на его острие.
Вот если бы жизнь была простой, как в сказках! Отважный рыцарь женился на прекрасной принцессе, и они жили долго и счастливо во дворце, где комнаты были точь-в-точь как эта – сплошная позолота и мишура в английском вкусе. Ему больше нравились беленные известкой стены, гулкие залы и простые дощатые столы, уставленные лепешками и овсянкой миссис Уильямс.
Вот если бы Зарабет тоже любила их.
Когда наконец они вышли из маленькой передней, Иган увидел, что на нижней ступеньке лестницы сидит Джейми, килт свисает между тощих ног, а пальцы нетерпеливо выстукивают барабанную дробь. При появлении Зарабет парень вскочил, словно молодой охотничий пес, почуяв куропатку.
– Зарабет, вы были правы! – закричал он. – Вы были правы насчет Мораг.
Карие глаза Джейми горели от восторга. Казалось, он не замечал, что волосы Зарабет свисают растрепанными космами, а помятая юбка сидит вкривь и вкось.
Иган встал между ней и Джейми.
– Ты о чем, парень?
Оттолкнув Игана, Джейми сжал руки Зарабет.
– Я ходил к викарию. Он сказал, что приходские записи не хранятся так долго, но Мораг пользовалась такой известностью, что люди записывали все, что слышали про нее. Кое-какие бумаги викарий сохранил в особой шкатулке. Мы прочитали все, что там было. – Подпрыгивая на месте от нетерпения, Джейми так сжал руки Зарабет, что она поморщилась. – Сын Мораг уцелел, но своих сыновей у него не было, только дочь.
«Снова это проклятие». Иган едва сохранял терпение.
– Если ее потомки были крестьянами, линию Мораг будет трудно проследить.
Джейми повернулся к Игану и широко ухмыльнулся:
– Так я и пытаюсь тебе втолковать, дядя. Они были не крестьянами. Внучка Мораг вышла замуж за человека из клана Росс!
Он вытащил Зарабет на середину холла и принялся отплясывать вокруг нее веселую джигу, а потом, схватив за руку, начал кружить и ее. Зарабет смеялась, блестя синими глазами, и ее черные, как ночь, волосы разлетались во все стороны. Потом он запутался в собственных ногах, и Иган едва успел подхватить Зарабет, чтобы она не упала.
– Прекрати или расшибешься! – взмолился Иган.
Все еще смеясь, Зарабет прислонилась спиной к Игану, и он обнял ее за талию.
– Что ж, если она стала Росс, не лучше ли тебе отправиться к Адаму, взглянуть на его бумаги?
Джейми погрустнел.
– Но после Куллоденской битвы замок Росс был разрушен. Должно быть, проклятые англичане сожгли все бумаги.
– Уверен, кое-что сохранилось, – возразил Иган, который, против собственной воли, вдруг заинтересовался разговором. – Для шотландца семья – самое дорогое, что у него есть. Поэтому важно знать своих предков. Некоторые фамильные родословные как-нибудь да уцелели.
Джейми вскочил.
– Об этом я не подумал! – Развернувшись на каблуках, он пулей выскочил из холла.
– Пошлю-ка я Ангуса за ним вслед, – сказал Иган, неохотно выпуская Зарабет. – Одному Богу ведомо, что он наговорит Адаму Россу, перевернув его жилище вверх дном. И он не уйдет оттуда просто так. Вы же понимаете, уж если он напал на след внучки Мораг…
– Понимаю, – ответила Зарабет. – Но он счастлив. Пусть верит, во что хочет, пока молод. У него еще много времени впереди, чтобы вырасти и растерять иллюзии, которые сейчас кажутся такими важными.
Иган поцеловал ее в лоб.
– Немного цинично, любимая.
– Возможно, в свое время я усвоила слишком много уроков и слишком быстро. Мне пришлось повзрослеть раньше, чем я была к тому готова, когда я ждала моего рыцаря в сверкающих доспехах. Пусть Джейми верит в счастливый конец сказки про ведьму.
Подхватив Зарабет на руки, Иган крепко ее поцеловал.
– Ладно, не буду ему мешать. Тем не менее не дело, чтобы Джейми замучил Россов до смерти. Пойду и разыщу Ангуса, а потом вернусь, и мы поговорим.
– О чем?
– О многом. – Им предстояло принять немало решений.
Ему не нравился тревожный огонек, что зажегся в ее глазах, но она поймет.
– Идите наверх и приведите себя в порядок, хотя мне вы такой нравитесь еще больше. Отправлю Ангуса с поручением, а потом разыщу вас.
Прежде чем Иган успел повернуться и уйти, Зарабет схватила его за плечи и пылко поцеловала. Ему не сразу удалось освободиться от ее объятий. Зарабет пошла вверх по лестнице, и он проводил ее легким шлепком пониже спины. Она резко развернулась и уставилась на Игана, а он, насвистывая, выскочил за дверь, чтобы разыскать Ангуса, где бы он ни был.
Прошмыгнув в спальню, Зарабет умыла холодной водой лицо и заколола волосы. Ну и вид у нее, точно у девки из кабака. За три дня она трижды отдалась Игану, причем один раз на позолоченном стульчике в маленькой передней. Зарабет жарко покраснела.
И она уже тосковала по нему! Провести бы так весь день и весь вечер, изучая его любовные привычки и его тело – ничего нет лучше! Плотское соитие ради удовольствия стало для Зарабет откровением. Она читала об этом, но то в книгах, где все казалось ненастоящим, чуть ли не сказочным. Все равно что читать о странствиях в далеких странах, где скорее всего побывать вряд ли удастся.
Судя по выражению лица Игана, ему тоже не терпелось продолжить путешествие в открывшийся им двоим мир. Зарабет знала – он еще не смирился с ее способностью слышать мысли, но готов забывать о ней каждый раз, когда они будут любить друг друга. Придет время, когда им придется расставить все по местам. А пока она будет наслаждаться его любовью, его ласками.
Поправив платье, Зарабет вышла из комнаты, решив заглянуть к Валентайну, пока Иган занят. Она хотела расспросить барона кое о чем, раз уж ей представилась такая возможность.
Ее дверь караулили Айван и Констанц. Отдав Зарабет честь, слуги двинулись за госпожой вслед и встали на страже возле двери комнаты Валентайна. Поблагодарив их, Зарабет осторожно постучала в дверь и вошла.
Валентайн явно чувствовал себя лучше. Миссис Уильямс, которая как раз уносила пустой поднос, сообщила ей, что барон хорошо поел и попросил добавки. Действительно, силы, казалось, возвращались к Валентайну. Он полулежал, опираясь на подушку, и белая перевязь резко выделялась на фоне его смуглой кожи. Лицо у него все еще было бледным, но синие глаза нетерпеливо горели.
Зарабет закрыла за миссис Уильямс дверь и села возле постели больного.
– Прошу, велите ей принести чего-нибудь поплотнее, чем бульон, – проворчал он.
Зарабет улыбнулась:
– Тогда она принесет овсянку.
Валентайн сделал испуганное лицо.
– Нет.
– Я пошутила. Поговорю с миссис Уильямс, посмотрим, что можно сделать. Понимаете, никто ведь не знает, что внутри вас сидит дикий зверь.
Валентайн беспокойно пошевелился. Зарабет все было понятно – больному лучше, но он вынужден лежать, чтобы не наступило ухудшение. Так вел себя отец, который часто падал с лошади во время головокружительной скачки, и Иган тоже – после того, как его вытащили из нвенгарской канавы.
– Где сегодня миссис Камерон? – вдруг спросил Валентайн. – Она обещала мне почитать.
Зарабет была поражена. Он и раньше спрашивал о Мэри и выглядел при этом довольно смущенно.
– Как сказала за завтраком Джемма, Мэри с Дугалом отправилась за покупками. Она сидела возле вас с самого начала. Вы, наверное, не заметили.
– Заметил. – Валентайн поспешно замолчал, словно опасаясь, что не удержится от дальнейших расспросов.
Чтобы сменить тему, Зарабет рассказала ему о розысках, которыми был занят Джейми, и его открытии. Впрочем, казалось, что барона это вовсе не заинтересовало. Она предложила:
– Если хотите, я сама могу вам почитать.
– Нет.
Потом, смягчившись, добавил:
– Простите.
– Ничего. Я сама терпеть не могу быть прикованной к постели.
Уперев локти в колени, Зарабет принялась внимательно его рассматривать. Квадратное лицо мужчины, которое можно было бы счесть красивым, если бы не его зловещее выражение. Он моложе Игана, догадалась она, ему лет тридцать.
– Отец узнал вас, – тихо сказала Зарабет.
Валентайн уставился ей прямо в глаза. Теперь это была не спальня больного, где все пропитано скукой. В воздухе витало грозовое напряжение, какое можно ощутить разве что в палатке генерала перед битвой. Она продолжала:
– Я сказала ему, что Деймиен не отправил бы вас со мной, если бы не доверял вам всецело.
Валентайн молчал долгую минуту, сверля Зарабет жестким взглядом невероятно синих глаз.
– Вы правы. Действительно, не отправил бы.
– Я не раз думала – почему вы вообще согласились на эту поездку? Мне казалось, вам захочется вернуться домой, как только вы избавитесь от тюрьмы.
– Это расплата. – Валентайн опустился на подушку, но напряжение его не покинуло. – Расплата за грехи.
– Зато, что вы пытались убить Деймиена?
– И за это тоже. Я решил – если добровольно вызовусь охранять что-то, чем Деймиен очень дорожит, он поверит в мое раскаяние.
– Понимаю.
Его лицо сделалось злым.
– Нет, не понимаете. Я потерпел поражение на корабле. Я допустил, чтобы меня подстрелили. Если бы не Иган Макдоналд и его семья, вы были бы уже мертвы.
Зарабет подняла руку.
– Я это знаю. Но я также знаю, что не смогла бы защититься сама. Я была бы точно так же мертва, если бы не вы. Мы не могли предвидеть, что корабль потерпит крушение, и, весьма вероятно, вы спугнули того, кто бродил в подземелье в ту ночь, когда в вас стреляли.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...