ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Айван разразился бранью, обнаружив, что Зарабет исчезла. Окликнув брата, велел ему следовать за собой. Констанц отказался – он боялся привидений.
Как раз сейчас Зарабет не помешала бы дюжина разъяренных шотландских привидений! Вероятно, она смогла бы убедить их, что ее захватили в плен проклятые англичане, и они встали бы на ее защиту. Она чуть не рассмеялась, а потом закусила губу, чтобы не зарыдать.
Она дрожала всем телом, когда добралась до плоского камня, где заканчивались ступеньки. Идя на ощупь, она наткнулась на другую стену и двинулась вперед как можно быстрее, рассудив, что тут пол будет попрочнее, чем лестница.
На нее внезапно дохнуло холодом, и она замерла на месте. Неужели привидение? Или это свежий воздух?
Она бросилась вперед, едва сдерживая охватившую ее тело дрожь. Самое ужасное, что Айван с Констанцем наконец осмелели и решили пуститься в погоню. Она слышала их крики за спиной.
Подземный ход под замком Макдоналд вывел их наружу. «Почему бы не быть такому коридору под замком Росс?» – подумала Зарабет. Она не могла догадаться, свободен ли проход или его давным-давно завалило. Она могла лишь слепо пробираться вперед, глотая слезы и теряя остатки надежды.
Далеко позади она заметила мерцание фонаря и услышала злобные мысли Айвана и Констанца. Они двигались намного быстрее, чем она, и им не нужно было соблюдать осторожность. Зарабет все так же шла вдоль стены, моля Бога, чтобы отыскался выход наружу, на свободу. Тогда она могла бы броситься бегом. Ей хотелось кричать, вопить как можно громче. Вдруг ее кто-нибудь найдет, поможет ей, спасет ее.
В частности, некий горец. Образ Игана возник ярко и отчетливо.
Она представила, как развеваются его непокорные волосы, как сверкают золотыми искрами смеющиеся карие глаза. Подумала о твердо очерченной линии его рта, который умеет так весело смеяться, прогоняя озабоченную складку на лбу, или дарить ей огненные поцелуи. Вспомнила руки, обнимающие ее лицо, когда он склонялся над ней, чтобы поцеловать, могучее тело, к которому она прижималась ночью, его восхитительную тяжесть в самые сокровенные минуты.
«Я люблю вас, Иган Макдоналд».
Ее прежняя влюбленность исчезла. То была эгоистичная любовь девочки, которой отчаянно хотелось, чтобы на нее обратили внимание. Теперь она любила его, каким он был на самом деле, своего горца, который так яростно занимался любовью, покрикивал на домочадцев, но любил их и дразнил Зарабет до тех пор, пока она не разражалась хохотом, забыв о пяти годах страха и унижений.
Иган заставил ее вернуться к жизни, и за это она тоже любила его.
Ей послышатся шепот, сгусток слов, которые ей не удалось разобрать. Неужели привидения?
Айван и Констанц, пробирающиеся сзади, кажется, ни чего не услышали. Не чувствовали они и дуновения ветерка, что коснулся ее щек. Они были напуганы, но не слишком. В их умах она не читала ничего, кроме желания изловить Зарабет и продолжить правое дело.
Забыв об осторожности, Зарабет побежала, моля Бога, чтобы не споткнуться о торчащий камень и не свалиться в яму. Еще несколько ступенек, и она с размаху налетела на новую стену. Камень больно оцарапал кожу на руках. Чуть не рыдая, она ощупала камень стены и обнаружила дощатую дверь. Толкнула дверь, но она не поддалась. Заперто!
«Нет». Теперь ей было все равно, что ее могут услышать. Зарабет бросилась на дверь всем телом. Может быть, древесина вокруг замка прогнила от старости. Она слышала, как закричал Айван. Братья бросились вперед.
Она сделала новую попытку выбить дверь и на сей раз была вознаграждена: средние доски треснули. Щепки больно впились в лицо. Но она упорно продолжала молотить кулаками по доскам, потому что это была последняя надежда выбраться на волю. Ей бы только оказаться на снежном поле; на ее крик прибегут люди, которые наверняка ищут ее в холмах. Зарабет не сомневалась, что Иган и отец не прекратят поиски.
Пробив дыру побольше, она вылетела за дверь и упала по ту сторону, слыша за собой топот ног лакеев. Вскочила на ноги, стряхивая колючие щепки. Теперь она оказалась в душном теплом помещении, наполненном запахом горячего пара.
Она осторожно двинулась вперед. Здесь не было стены, чтобы указать направление. Позади нее Айван и Констанц ломали то, что осталось от двери.
«Духи храбрых Россов, прошу, помогите!»
То ли духи ее услышали, то ли старый дом надумал обрушиться до конца, но каркас двери и стена, в которой он помещался, вдруг осели за спиной Зарабет. Комнату наполнила туча пыли и гора камней. Дышать стало нечем, зато беглянка была надежно отрезана от Айвана с Констанцем и от их фонаря.
Грохот стих, и беспросветная чернота поглотила Зарабет. Она едва удержалась на ногах. По грязным щекам потекли слезы.
«Иган!»
Она звала снова и снова, но ответом ей была тишина.
Ей показалось, что справа от нее воздух значительно теплее. Осторожно шагая по неровному каменному полу, она вытянула вперед руки, чтобы выяснить, что там такое.
Иган осадил лошадь так внезапно, что копыта заскользили по снегу. Ночь выдалась тихой. Лишь где-то вдали тишину прорезали крики поисковых отрядов. Олаф остановился рядом.
– Что там?
Иган поднял руку вверх, призывая Олафа замолчать. Он слышал! Слабый крик, его имя… Или по крайней мере ему показалось.
– Зарабет?! – закричал он что было сил.
Его голос эхом отразился от холмов, полетел к озеру, над пустой землей, скованной холодом. Ничего.
– Что вы слышали? – спросил Олаф после некоторого молчания.
– Мне показалось, она зовет меня. – Иган тряхнул головой. Сердце словно налилось свинцом. – Проделки ночи.
– Наверное, они уже успели увезти ее подальше. – Олаф был в отчаянии.
– Я знаю эту местность. Тут полно укромных местечек. Ямы, густые леса – человеку, который знаком с этими местами, есть где спрятаться.
– А кто может знать эти места? Уж точно не нвенгарец.
– Нет, но несколько нвенгарцев появились тут с приездом Зарабет. Они могли кое-что и разузнать.
Олаф поджал губы.
– Валентайн.
– Может, и не он. Сейчас я склонен верить Валентайну.
– Тогда почему он тоже исчез?
Иган обвел взглядом заснеженные холмы, задержался на торчащих вертикально черных камнях Кольца Данмарран.
– Может, ищет Зарабет. Или они забрали его с собой. – Он повернул коня. – Хочу проверить вон там.
– Там мы уже были, – напомнил Олаф.
– Тем не менее.
Стояла тишина, луна и звезды щедро проливали на землю серебряный свет. Зарабет понравилось бы это зрелище. Она любила красоту во всех ее проявлениях.
Доехав до первого камня, Иган спешился. Лошадь пошла бродить по свободному от снега земляному кругу, пощипывая травку.
Игану вспомнилось, как Зарабет обхватила его сзади руками, когда он, дурачась, задрал килт. Один взгляд, думал он, и больше ничего. А она прислонилась сзади своим роскошным теплым телом, отчего его плоть сделалась твердой и возбужденной. Он ужасно хотел ее, едва сдерживался, да и то потому, что знал – вокруг его всадники, не спускают с них глаз. Иначе взял бы ее прямо тут, на теплой и сырой земле.
Воображение нарисовало живую картину – вот она лежит под ним, взгляд отяжелел от желания, волосы разметались по подушке, словно черное пламя.
«Я так люблю вас, Зарабет».
«Иган!»
Он завертел головой. На сей раз он действительно слышал ее голос. Он снова позвал и вдруг замолчал, осененный догадкой.
Он вспомнил, что Зарабет говорила ему в ночь после свадьбы. Когда он лежал полумертвый в снегах Нвенгарии, она, должно быть, услышала его мысли. Она не могла читать в его уме, но как еще можно объяснить, что заставило ее остановить карету и пойти прямо к нему?
Иган закрыл глаза, мысленно рисуя себе ее прекрасное лицо, лукавые синие глаза и улыбающиеся алые губы.
«Зарабет».
Зарабет заплакала от радости, когда в ее голове зазвучал голос. Могучий баритон Игана Макдоналда!
«Иган, я здесь. Помогите мне!»
«Зарабет!»
Его зов был полон тоски и любви. Неужели это не плод сраженного отчаянием воображения, и она действительно слышит Игана?
«Иган, помогите мне».
«Где вы, девочка?»
Она остановилась, обхватив себя руками. Теперь из ее глаз лились слезы радости, а не страха.
«Не знаю. Я была под замком Росс, а потом нашла коридор. Я убежала, за мной гнались Айван и Констанц. Я пробила дыру в деревянной двери и вывалилась из коридора… А потом сзади был обвал…»
Она замолчала, сраженная его горем.
«С вами все в порядке?»
«Думаю, да. Только здесь ужасно темно».
Голос Игана обретал прежний командный тон. Иган-солдат уже разрабатывал план. «Вы знаете, в каком направлении шли? Где именно в замке Росс вы были?»
«Понятия не имею. Я очнулась, когда была уже внутри. Потом в углу я нашла спуск вниз».
«Я пошлю за Адамом. Уверен, он знает каждый закоулок этого замка, даже если давно живет в роскошном доме».
Потом Иган замолчал. Голос исчез из ее головы – возможно, он отдавал приказания найти Адама и привезти его на место. Но Зарабет почувствовала, как ее сердце снова сжимается от тоски и страха.
«Иган, не бросайте меня».
«Я здесь, моя девочка. Я никогда вас не брошу».
«Я люблю вас».
«Я тоже люблю вас, девочка».
Она упивалась его словами. Но он не дал ей на это времени. «Не могли бы вы подробнее описать место, где находитесь? Что это – яма, комната, пещера или, может быть, коридор?»
«Не знаю. Я ничего не вижу. Но тут тепло и пахнет… как купальни в Бадене».
«Купальни?»
Его озарило, и Зарабет почувствовала его бурную радость. В ее голове рвался его крик, такой громкий, что ей показалось, что сотрясается вся комната. «Так и знал, что под Кольцом Данмарран бьет этот чертов горячий ключ! Я нашел вас, девочка!»
«Слава Богу». Ее сотрясал нервный смех. «Скорее! И пожалуйста, никогда больше не оставляйте меня одну».
«Нет, девочка, – донесся до нее его голос, наполненный любовью. – Больше никогда не оставлю».
Первое, что Зарабет увидела, когда сквозь крышу ее темницы забрезжил лунный свет, были лапы – огромные когтистые лапы, разгребавшие землю быстрее, чем самая острая лопата.
– Валентайн, – позвала она.
В следующую минуту в дыру над ее головой просунул морду здоровенный волк. Его глаза сверкали. Потом волк исчез, и появилось лицо человека – лицо Игана Макдоналда.
– Привет, девочка, – сказал он.
Она не смогла выговорить ни слова.
«Я знала, что вы придете».
И очень обрадовалась, когда поняла, что все еще может слышать его мысленный ответ.
«Вот как? Вы, кажется, были очень испуганы. Для девочки, которая была уверена, что ее спасут, вы были что-то уж слишком испуганы».
«Это не значит, что мне не было страшно. Вытащите меня отсюда».
«Уже идем, любимая».
Иган исчез, но она все еще ощущала его присутствие. Зарабет не нужно было облекать мысли в слова. Она просто ощущала его присутствие, как невесомый покров, наброшенный на плечи. Казалось таким простым делом мысленно протянуть руку и коснуться Игана. Когда она была ребенком, она не раз проделывала этот фокус с отцом, хотя он так ничего и не узнал. Иган ответил на прикосновение, легонько пригладив ее сознание, словно ласкал ее кожу. Он был очень удивлен – такое было ему в новинку.
Интересно, что стало с Айваном и Констанцем? Ясно, однако, что Иган ничего не знал об их судьбе. Зарабет стояла подальше от дыры, дожидаясь, пока Иган и его люди прокопают лаз. Она чувствовала также присутствие отца, его радость и облегчение, да еще опасения, что земля провалится прямо на голову дочери. Зато Валентайн исчез. Скорее всего ускользнул под покровом ночи. Оставалось лишь надеяться, что с ним все будет в порядке.
Старые стены выдержали. В лунном свете она смогла разглядеть сложенный из толстых балок сводчатый потолок, а также еще один коридор, вход в который тонул во мраке.
На веревке спустили фонарь, разгоняющий тьму приветливым мерцанием. Следом появился Иган. Повис на руках, потом спрыгнул на пол. Килт закрутился вокруг колен, на поясе болтался длинный меч.
Зарабет бросилась к Игану, и он сжал ее в объятиях так, что ей стало больно дышать. Взял в ладони ее лицо и стал целовать, не обращая внимания на слой грязи, покрывавший ее кожу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...