ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На них начали оборачиваться, разговоры стихли. Теперь можно было расслышать каждое слово.
– Он ни за что не станет танцевать с тобой, Фейт Бартон. Мистер Макдоналд не любит бесцветных девиц.
– Скорее он терпеть не может бесстыдниц, которые дают себя похитить, лишь бы он их спасал.
– Я не нарочно! – завизжала Олимпия.
– Спорим, что нарочно!
– Ничего подобного! Это ты побежала в горы, оголив плечи. Надеялась, что тебя тоже похитят!
Взвизгнув, Фейт вцепилась Олимпии в волосы и как следует дернула. Тщательно уложенные завитые волосы отделились от головы. Олимпия закричала, пытаясь выхватить у соперницы фальшивые локоны. Фейт уставилась на копну волос в собственной руке, затем залилась хохотом.
Заревев, Олимпия бросилась на нее, явно намереваясь вы царапать ей глаза, но вмешалась Джемма. Вылетев из толпы гостей, она растащила девушек подальше друг от друга.
– Стыдно, – крикнула она, встряхивая обеих за шиворот. – Стыдитесь, вы обе! Подите прочь и успокойтесь.
Джемма, ростом на полголовы ниже девушек, поволокла обеих мимо хихикающей толпы, мимо разинувших рты мамаш. Оказавшись за дверями бального зала, Фейт и Олимпия утратили боевой пыл. Посмеявшись, гости вернулись к прежним разговорам.
Темплтон и Бартон еще раз смерили Игана взглядами, затем Темплтон сказал:
– Ну, мистер Макдоналд? Кого выбираете? Фейт или Олимпию? Говорите же, не тяните.
В ту ночь Зарабет почти не спала. Ей не давали покоя перекрывающие друг друга видения Адама и Себастьяна. Она заснула на рассвете, но вскоре была разбужена приходом рыжеволосой горничной, которая явилась, чтобы разжечь камин.
Иган дожидался ее на лестничной площадке. Когда она, умывшись и одевшись, вышла из спальни, он увлеченно беседовал с ее нвенгарскими лакеями. Бедняги снова винили себя в том, что Зарабет нанесли обиду. Иган пытался их успокоить.
Хорошо, что Иган умел разговаривать по-нвенгарски! Из всех шотландцев только ему было под силу справиться с неуемными парнями. Когда Зарабет спустилась к ним, Иган приказал лакеям замолчать. Поклонившись, парни исчезли. Она поинтересовалась:
– О чем вы говорили?
– Они хотели ехать с нами, но я сказал им, что это невозможно. Мы сейчас уезжаем по важному делу.
– Вот как?
– Да, и мне вовсе не хочется, чтобы эти верзилы топали у нас за плечами, распугивая все живое. Мои люди выросли в этих горах, они знают, как себя вести.
Дождь заливал оконные стекла, темные тучи закрывали вершины гор. День выдался сумрачный, словно и не наступил рассвет.
– Снова на рыбалку? – спросила Зарабет.
– Нет. Мне нужно кое-что сделать и кое-что вам показать.
– И то и другое секрет?
Он ответил лукавой улыбкой, став на миг Иганом из прошлых лет.
– Нет.
– А если я замерзну насмерть?
Иган осмотрел ее с головы до ног, его глаза жарко сверкнули:
– Вы кажетесь достаточно сильной. Уж если вы смогли целовать Адама на холодной террасе средь ночи, то и нашу прогулку вполне выдержите.
– Это Адам меня поцеловал, – возразила Зарабет.
– И вы храбро защищались, когда я пришел посмотреть, в чем дело. Вам ведь хотелось его поцеловать, так?
– Нет. Но он не… – Она замолчала, чувствуя себя виноватой. – Ох, да будет вам. Лучше позвольте позавтракать, прежде чем вы уморите меня холодом.
– Ну конечно же. – Негнущимися пальцами он взял ее за руку. – Даже не думал лишать вас любимой овсянки.
К тому времени как Зарабет покончила со своей порцией восхитительной овсяной каши, а Иган вывел из конюшни лошадь, был уже полдень. Уильямс неодобрительно щелкал языком. Хозяева завели моду поздно ложиться и поздно вставать! Это нарушало привычный для него распорядок дня.
«Городские замашки, – уловила она его мысль, когда слуга помогал ей закутаться в теплый плащ. – Это вам не парижский салон, это замок Макдоналд».
Спрятав усмешку, Зарабет вышла во двор к Игану.
Лил холодный дождь, но вовсе не ледяной, как она опасалась. Ветра почти не было. Облака, словно толстое одеяло, накрывали долину, сохраняя воздух теплым. Дождь не прекращался ни на минуту.
Иган настоял, чтобы Зарабет снова села в седло впереди него. Она пыталась возразить, что умеет прекрасно ездить верхом.
– Я научилась в детстве, – говорила она, когда они выезжали из ворот замка. – Как вам известно, я обскачу любого, и вас тоже.
– Потому что вы заранее заколдуете лошадь. Я знаю, что вы ведьма, Зарабет.
– Невинное баловство, – быстро ответила она. – Талисманы, всякие зелья, вот и все. Да и они не всегда действуют.
В ответ он недоверчиво хмыкнул.
Иган выбрал тропу, огибающую озеро Лох-Аргонн и уходящую затем вверх, в холмы. Забыв на минуту свои страхи, Зарабет приготовилась наслаждаться красотой окружающего пейзажа.
Озеро лежало в горной расщелине. Вокруг высились уходящие круто вверх серо-зеленые холмы. Вода сегодня была темно-серая, ее гладкую поверхность разбивали струи дождя.
Тропа пролегала между двух крутых холмов, затем вела через лес наверх, на плоскую вершину следующего холма. Куртины вереска, покрывавшие землю, гнулись под дождем, между ними там и сям проглядывали черные скалы. А за их спинами местность уходила вниз, открывая восхитительный вид на озеро и пурпурные холмы, спускавшиеся к самому морю, терявшемуся в дымке на горизонте.
– Должно быть, вы любите эту землю, – вздохнула Зарабет.
Иган невнятно фыркнул.
– К ней привыкаешь.
– Нет, вы ее любите. Я вижу, как светятся ваши глаза, когда вы смотрите вокруг.
Он направил коня туда, где виднелась роща. На ветвях деревьев висели клоки тумана.
– Мы приехали сюда не для того, чтобы разбираться в моих чувствах.
– А для чего мы сюда приехали?
– Я уже говорил. У меня важное дело.
– Вы всегда так загадочны, Иган Макдоналд.
– Скоро сами все увидите.
Вздохнув, Зарабет замолчала. Его сильная рука, обнимавшая ее за талию, сама по себе требовала ее внимания.
Справа от них холмы расступились, и Зарабет увидела сложенные из белого камня дома, уютно устроившиеся и маленькой долине. Сначала они показались ей очень милыми на фоне серо-зеленых зарослей вереска. Потом она поняла, что дома пусты и заброшены. Крыша одного из домов провалилась. Стены другого зияли черными провалами окон с выбитыми стеклами. Она спросила:
– Разве тут никто не живет?
Не замедляя хода лошади, Иган ответил:
– Все ушли. По всей Шотландии стоят пустые селения – И все из-за огораживания.
– Огораживания? Что вы имеете в виду?
Иган направил коня под укрытие древесных крон. Печальные дома исчезли из виду.
– Крупные землевладельцы в Горной Шотландии сгоняют арендаторов со своей земли. Разводя овец, разбогатеешь быстрее, нежели собирая арендную плату с фермеров, которые сеют хлеб. Фермерам некуда идти. Многие подались в города искать работу.
– И вы прогнали своих арендаторов? Поэтому пустуют дома?
– Да нет же, на землях Макдоналдов или Россов такого не было. Это наш сосед Стрэтраналд подружился с англичанами, купил стадо овец и выгнал арендаторов взашей – людей, семьи которых обитали на этих землях спокон веков.
– Ужасно.
– Но каков же ответ? Умрем с голоду вместе?
– Россы вроде бы не голодают. Адам ведь не прогнал своих фермеров?
– Нет, – мрачно ответил Иган. – Когда его прадедушки был убит, а замок сровняли с землей, дома арендаторов сожгли. Те, кто уцелел, ушли. Семья потеряла все. У отца Адама хватило смекалки открыть новые пути в жизни и заработать кучу денег. Адам, конечно, невыносим. Но к своим людям он добр.
В роще стоял густой туман. Они ехали молча. Дождь шумел в листве, копыта лошади шлепали в грязи. Если за ними следовали люди Игана, они ничем не выдавали своего присутствия.
Ей так удобно было сидеть, прислонившись к твердой, как скала, груди Игана. Над головой кроны деревьев, тихо стучит по листьям дождь. Она могла ехать вот так целую вечность.
– Вы еще не надумали сказать, куда же мы едем? – спросила Зарабет немного погодя.
– Тише, девочка, – прошептал Иган ей на ухо. – Молчите. А то они испугаются.
Они?
– Кого мы должны встретить? – шепнула она. – Эльфов?
Иган вздрогнул:
– Что?
– Эльфов из Страны королевы фей.
Иган громко фыркнул, не сумев сдержаться.
– Кто наплел вам чепухи? Джейми? Или Хэмиш?
– Ни тот ни другой. Я читала о феях.
Встретив когда-то давно Игана, она прочла о Шотландии все, что смогла раздобыть. Ее очаровала его родина и ее предания.
– Вы читали всякие небылицы. Создания, которых я ищу, очень земные.
Покачав головой, он пробурчал:
– Феи, подумать только.
– Но логоши существуют. Волшебные заклятия тоже. Отчего же не быть феям?
– Хорошо, я признаю – нвенгарцы и их предки-цыгане породили странные существа. Но я не слышал, чтобы они водились в Шотландии.
– Во мне есть цыганская кровь, – напомнила Зарабет. – Надеюсь, вы не меня именуете «странным существом».
– И не думал. Но я помню, как вы баловались колдовством, когда были совсем юной. Волшебные зеркала и все такое.
Она сердито посмотрела на Игана.
– Я не баловалась. У меня есть совсем небольшие способности. Ими не произвести впечатления на совет волшебников. Они довольно презрительно относятся к женщинам, которые умеют колдовать.
– Очень недальновидно с их стороны. – Он крепче прижал к себе Зарабет. – Значит, вы умеете наводить чары?
– Слабенькие. Если хотите, открою вам секрет. Я навела чары на вас в ту ночь, пять лет назад, когда попросила, чтобы вы меня поцеловали. Надеялась, что вы в меня влюбитесь.
На сей раз он действительно вздрогнул, чуть не остановил лошадь.
– Вот как?
– Я сделала амулет, он висел у меня на шее. Но не сердитесь – амулет не помог. Кажется, вышло даже наоборот – мы ведь поспорили.
– Поспорили? А мне казалось, мы здорово поругались.
– Называйте как хотите. Главное, что волшебство не сработало. Может быть, вы невосприимчивы к чарам.
– Мне так не кажется. Несколько лет назад, когда праздновали свадьбу Деймиена и Пенелопы, кто-то навел сонное заклятие на всех в доме. Я тоже заснул.
Зарабет вцепилась в гриву лошади, чтобы Иган не заметил, как дрожат ее пальцы.
– Мое, на вас не действует именно мое колдовство.
– Было бы интересно проверить.
Зарабет пыталась унять воображение, но не могла отогнать видение – Иган лежит на ее постели, свет свечи ласкает его обнаженную кожу, а она нараспев читает заклинание.
Его лицо тонуло в полумраке, но она чувствовала на себе его огненный взгляд.
Иган оборвал разговор, как только они начали спускаться с крутого холма, и Зарабет пришлось сосредоточиться на том, чтобы не сползти с седла. У подножия он приблизил губы к ее уху и шепнул:
– Ведите себя тихо, как мышь. Вон они.
Он указал ей, куда смотреть. Зарабет увидела крупную кобылу с округлыми боками. Ее наметанный глаз сразу определил лошадь хороших кровей. Превосходная стать, длинные ноги, умные глаза. Не дикое животное, а домашнее, привыкшее к уюту конюшни и заботе. Может, лошадь сбежала из замка Макдоналд?
Она открыла было рот, чтобы задать вопрос, когда жеребенок на дрожащих, подгибающихся ногах выбрался из-за бока матери. Он учуял запах человека и тоненько, пронзительно заржал. Лошадь повернула морду, навострив уши. Ее ноздри раздувались.
Иган спустил Зарабет с седла и встал рядом с ней. Затем из седельной сумки он вытащил кусок ткани и осторожной, но уверенной походкой направился к кобыле с жеребенком. Кобыла смотрела настороженно, загораживая малыша своим телом.
– Снова удрала, девочка? – тихо и ласково заговорил Иган. – Что там у тебя?
Зарабет осторожно пошла за Иганом, приподняв клетчатые юбки, чтобы не испачкать в навозе. Мерин, на котором они приехали, опустил голову и принялся щипать траву.
Жеребенок с любопытством выглянул из-за крупа матери. Он был гнедой, почти черный в полумраке, с черной гривой и челкой. Огромные карие глаза рассматривали Игана, потом Зарабет, которая остановилась в не скольких футах от них.
Иган двигался со всей осторожностью, на какую был способен. Погладил кобылу, успокаивая ее, потом протянул руку к жеребенку. Тот сделал шажок навстречу. Он только что появился на свет и не умел еще пугаться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...