ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Зарабет наблюдала, как Джейми, пятнадцатилетний племянник и наследник Игана, скачет в танце по залу и его килт развевается как парус. Как ей уже было известно, отца Джейми убили на войне в Португалии. Как раз после смерти Чарли Иган пустился в странствия по Европе, предаваясь горю. В конце концов он чуть не утонул в ледяной канаве в Нвенгарии.
Красивый светловолосый горец, который помог ей спуститься с лошади сегодня утром, – это Адам Росс, ближайший сосед Игана. Он и его брат Пирс были частыми гостями в замке, хотя когда-то их семьи отчаянно враждовали. Их килты были красно-зеленые с синим, тогда как Макдоналды носили темно-синий и зеленый с красным и черным.
Адам Росс заметил, что Зарабет с Иганом не танцуют со всеми, и двинулся к ним, очаровательно улыбаясь.
– Надеюсь, вы останетесь довольны нашим горским гостеприимством, дорогая леди, – сказал он.
Зарабет ответила любезной улыбкой.
– Действительно, я нахожу замок Макдоналд чудесным. Такой необычный, все дышит историей.
– Только вот сквозняков много, – проворчал Иган. – Да и холодно тут. Замок – всего лишь скопище полуразрушенных стен. Мы стараемся содержать его в порядке, но ничто не вечно.
Зарабет обвела глазами зал. Стены выглядели обветшалыми, но огонь в камине согревал их теплым, приветливым сиянием. Этот зал, должно быть, повидал немало – свадьбы, похороны и рождения, ссоры и праздники.
– Все дело в том, что наш род проклят, – сообщил Джейми, выскочив из хоровода танцующих и остановившись перед ними. У Джейми были длинные тощие ноги и руки. Парень только набирал вес, становясь мужчиной. – Проклятие Макдоналдов! Вот почему все здесь приходит в упадок.
– Проклятие? – заинтересовалась Зарабет.
Иган сурово глянул на племянника:
– Парень, нет никакого проклятия.
– Разумеется, есть. Триста лет назад одна ведьма имела зуб на Йена Макдоналда и прокляла его. – Джейми вытянул руку, скрючив пальцы, и запричитал высоким фальцетом: – Проклинаю Макдоналдов! И теперь идет все вкривь и вкось. В замке полно привидений и домовых.
– Чепуха, – сказал Адам, подмигнув Зарабет. – Все это сказки, которые тебе рассказывала нянюшка, чтобы ты не бегал по замку посреди ночи.
– Няня Грэм – мудрая старая женщина, – возмущенно заявил Джейми.
– Няня Грэм обезумела, как хорек в ловушке, – рассмеялся Адам. – Однажды она приняла свою подставку для шляп за герцога Камберленда и пыталась ее застрелить.
Джейми сморщился:
– Она пыталась проделать это несколько раз. – Он повернулся к Зарабет. – Видите вон тот меч?
Он указал на меч, одиноко висевший сбоку от огромного камина. Мощное лезвие и простая рукоять – скорее боевое оружие, нежели предмет бахвальства.
– Это палаш Йена Макдоналда. Легенда гласит, что проклятие будет снято, как только лэрд возьмет меч и совершит подвиг. Потом лэрд и его жена – она обязательно должна знать толк в магии – споют заклинание и вместе сломают лезвие. Только тогда проклятие потеряет силу. – Джейми вдруг помрачнел. – Но времена подвигов давно миновали. Вот разве что засчитать за подвиг, когда мы с Дугалом запустили овцу в спальню дяди Игана. Это дело не для трусов, к тому же он устроил нам такую трепку! Но мы не знаем заклинания. Мне так и не удалось его разузнать.
– Как интересно, – сказала Зарабет. Еще больше ее заинтриговало то, что на протяжении рассказа Иган мрачнел все больше и был явно смущен. Он насупился, словно медведь, которого потревожили в собственной берлоге.
– Парень, хватит молоть чепуху насчет проклятия.
– Но, дядя, мне кажется, Зарабет должна знать, что ей предстоит обитать в проклятом замке!
Брови Игана хмурились все сильнее, у него был вид человека, которого довели до крайности. Джейми все еще отважно хорохорился, и Зарабет начала опасаться, что Иган выведет его из зала за ухо.
Но Джейми спасла Джемма, которая пролетала мимо в танце, увлекая за собой раскрасневшегося Ангуса.
– Джейми Макдоналд! – крикнула она. – Сегодня моя свадьба, и ты должен танцевать со мной. Сейчас же!
Свободной рукой она ухватила Джейми и повлекла его в колышущееся море клетчатых тканей. Скрипач заиграл новый мотив, еще громче предыдущего, и барабанщик подхватил. Зал наполнили звуки бравурной музыки.
Иган не сводил с племянника пристального взгляда, и на его лице застыло встревоженное выражение.
– Черт бы побрал этого Джейми и его язык. Парню стоит научиться более серьезным делам – например, как управлять замком и поместьем. Тогда всякая чепуха насчет проклятий вылетит у него из головы. Ведь однажды он станет лэрдом.
– Но ему нравятся предания старины, – возразил Адам. – Быть лэрдом – это не только разбираться в севообороте и чинить крыши. Нужно знать своих людей и истории, которые они рассказывают.
– Да, ему известны все сказки, которые рассказывают местные старухи, но он ничего не знает про скот или про то, как собирать налоги, не разоряя при этом арендаторов.
Адам похлопал Игана по плечу.
– Хватит на сегодня нравоучений, друг мой. Пусть парень повеселится. – Он взглянул на Джейми, который весело скакал, и полы его килта развевались вокруг колен. – Сегодня не только день свадьбы Джеммы и Ангуса. Сегодня к нам прибыла Зарабет в целости и сохранности! – Улыбнувшись, он протянул Зарабет руку. – Окажите мне честь, леди! Иган, ты не станешь возражать?
Иган пожал плечами, не сводя взгляда с племянника.
Зарабет вскинула подбородок:
– Буду рада, мистер Росс.
– Отлично. Зовите меня Адам.
Зарабет осторожно прощупала мысли Адама, но не обнаружила ничего, кроме радостного предвкушения танца с привлекательной женщиной. И он гордился собой, – хотя для того, чтобы это понять, ей не нужно было читать его мысли. Другими словами, он был просто красивым молодым человеком, жаждущим знакомства с дамой.
Она одарила его очаровательнейшей из улыбок.
– Значит, Адам. Я благодарю вас, Адам.
– Прекрасно. – Он подал ей руку, чтобы вести в хоровод.
Разумеется, мыслей Игана она прочесть не могла, но выражение его лица выдавало его с головой.
Глава 3
Проклятие Макдоналдов
Адам Росс времени зря не теряет, думал Иган, наблюдая, как он и Зарабет берут за руки других танцующих. Хоровод проносился за хороводом, поднимались руки и хлопали в ладоши. Скрипка играла все быстрее, и хлопки сотрясали стены, словно гром. В центре зала танцевала Зарабет, ее черные волосы блестели, а синие глаза сверкали от восторга.
А как мило она смотрелась в клетчатом платье узора Макдоналдов! Узкая юбка обрисовывала стройные ноги и округлые линии бедер, облегающий лиф подчеркивал чудесную грудь. На Зарабет были цвета его клана – Игану только и оставалось, что предъявить на нее права.
Руки Игана сами собой сжимались в кулаки. Прошла целая вечность с тех пор, как он видел ее в последний раз. Она так изменилась! К его несчастью, она сделалась еще прекраснее! Блестящие волосы стали пышнее, губы краснее, а глаза так и горели. Она держала себя с достоинством и изяществом.
Но она изменилась и в другом смысле, и это его будоражило. Он чувствовал в ней мрачную тайну, за которой скрывалось нечто большее, чем побег из Нвенгарии и опасности, которых едва удалось избежать. Она улыбалась по-прежнему радостно, но не к месту, учитывая, через что ей пришлось пройти. У Игана кровь вскипела в жилах, когда он вспомнил письмо Деймиена, где он описывал мужа Зарабет, это исчадие ада.
«Я узнаю твою тайну, Зарабет. Я сниму мрачные покровы с твоей души. Я не остановлюсь, пока не открою правду».
– Кажется, вы не на шутку задумались.
К Игану подошел барон Валентайн.
Сразу видно – нвенгарец. Черные волосы, синие глаза, смуглая кожа. Нвенгарцы происходили от цыган и венгров, унаследовав внешность и темперамент обоих народов. Они были необузданными, непредсказуемыми людьми и верили в колдовство. Впрочем, после всего, что ему довелось повидать, Иган поверил в колдовство тоже.
В Валентайне цыганская кровь чувствовалась особенно сильно. Иган дал бы ему лет тридцать. Он держался прямо, как палка, и ростом был почти с Игана – это с его-то шестью футами пятью дюймами. На бароне был вечерний наряд синего цвета и короткие брюки, заправленные в черные сапоги. На зеленой с золотом перевязи висело несколько ножей.
Баронский титул Валентайна был третьим по старшинству в Нвенгарии, после герцогов и графов. У него был пристальный взгляд, свойственный большинству нвенгарцев, и еще от него исходило ощущение опасности.
Иган начал на беглом нвенгарском:
– Почему Деймиен отправил вас охранять Зарабет в пути? Если Валентайна и удивили языковые познания Игана, виду он не подал.
– Он мне доверяет. А почему он выбрал ваш замок в качестве убежища?
– Он и мне доверяет тоже.
Валентайн бросил на него оценивающий взгляд.
– Сегодня я обошел весь замок, снаружи и изнутри. У подножия скалы и в воротах он укреплен очень хорошо. Однако стоит попасть внутрь – и найдешь множество закоулков и щелей. Это небезопасно.
Иган знал, что барон прав, но почему-то вдруг разозлился:
– Он защищает Макдоналдов от врагов вот уже восемь сотен лет.
– От диких шотландцев с мечами и топорами, но не от нвенгарских убийц, которые крадутся бесшумно, держа наготове отравленные стрелы.
Иган понимал – барон прав, его это тоже тревожило.
– Приставим к Зарабет кого-нибудь, чтобы глаз не сводил с нее день и ночь, да еще стража возле дверей спальни. Она не будет покидать стен замка без надежной охраны.
– А эти Россы? Я все разузнал про Макдоналдов. Люди из клана Россов были вашими заклятыми врагами. Не предадут ли они Зарабет, чтобы отомстить?
– Адам Росс – отличный парень, – возразил Иган. – Жажда крови больше не в моде. Сорок пятый год положил ей конец. А уж «огораживания», кажется, для того и проводятся, чтобы мы никогда больше не смели поднять голову.
Он видел, что Валентайн все еще сомневается, и понимал почему. Нвенгарцы могли вынашивать месть сотни лет, завещая из поколения в поколение. А вот горцам пришлось усвоить урок: чтобы выжить, нужно покончить с прошлым.
Горцы лишь недавно опомнились после трагедии Куллоденской битвы, хотя Иган знал – мир для них изменился навсегда. Те, кто мог бы попытаться отомстить англичанам, надрываются на фабриках в Глазго. Пусто и тихо в Горной Шотландии.
Даже расцветки тартанов – клетчатых тканей, которые носили в его клане и клане Россов, были недавним приобретением. После Куллоденской битвы горцам запретили носить шотландку и говорить на родном языке. И лишь после того как в армии появились регулярные шотландские полки, запрет отменили, и любовь к тартанам возродилась. Шотландия, ее жители были воспеты в романтических произведениях Вальтера Скотта и других писателей и поэтов. Появились общества, посвятившие себя возрождению клановых узоров. Образцы клетчатых тканей клана Игана были уничтожены. Не осталось даже обрывка материи, относившейся к эпохе «до Куллоденской битвы»!
Валентайн заявил:
– Я буду следить за этим Адамом Россом.
– Ваше право. А он будет следить за вами.
Валентайн кивнул:
– Разумно.
Иган вновь осмотрел барона с головы до пят. Валентайн так и не объяснил, отчего Деймиен проникся к нему таким доверием. Он держал себя ровно и осторожно, как и следовало нвенгарцу, но Иган вдруг заметил, что у него не совсем обычные глаза. Темно-синие, а зрачки несколько больше, чем полагается.
– О Боже, – проворчал он. – Так вы из этих оборотней логошей, так ведь?
Логошами звали людей одного из горских племен в Нвенгарии, которые умели принимать облик другого существа – человека или животного – по собственному выбору. Друг Игана, эрцгерцог Александр, как оказалось, тоже из них. Он выбрал в качестве формы для перевоплощения пантеру.
Брови Валентайна поползли вверх.
– А вы наблюдательны. Но я всего лишь полукровка. Моя мать была наполовину логош, и я унаследовал кое-что к из ее магических умений.
Это «кое-что» объясняло ощущение исходившей от него опасности. Логоши были жестоки и не знали пощады. Но, если дело касалось охраны Зарабет, Иган не возражал.
Танец завершился, и раздалась буря аплодисментов и приветственных криков.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...