ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А мои платья…
Она погладила шерстяную материю своего платья, и у нее защемило сердце. Тартан Макдоналдов, такой был на ней в день свадьбы.
«Иган, прошу, найдите меня. Я люблю вас».
– У вас будут любые платья, какие пожелаете, и драгоценности тоже, – заверил ее Констанц. – Вы будете самой прекрасной княгиней, а мы станем вашими рабами.
Зарабет подавила грустный вздох. Констанц начитался сказок. В каждой из них была прекрасная принцесса, которую обожало все королевство. Принцесса ничего не делала, только красовалась в тиаре и приветливо махала рукой подданным.
Но Констанц забыл, что в каждой сказке был еще и принц – красивый молодой человек, который занимался тяжелым фермерским трудом, пока однажды ему не приходила в голову мысль спасти плененную принцессу. В ее случае прекрасным принцем, или рыцарем в сверкающих доспехах, стал горец в рваном килте.
Иган нашел ее на скалах Зубов Дьявола, когда она думала, что ей уже не дождаться помощи, найдет и сейчас. Конечно, найдет. Вот только сама Зарабет и понятия не имела, где находится.
Мерцающий свет фонаря Айвана позволял рассмотреть совсем немного. Плотно утоптанная земля под ногами, стены тонули во мраке. Было прохладно, но не холодно, как будто зима осталась где-то далеко. Зарабет напряглась, пытаясь уловить хоть проблеск чужой мысли за этими стенами. Тщетно.
– У вас есть какая-нибудь еда? – спросила она. – Я ничего не ела с самого завтрака. Полагаю, с тех пор прошло много времени.
Желудок взбунтовался при одной мысли о еде. Она хотела лишь узнать, насколько хорошо подготовились ее похитители.
– Дай ей хлеба, – приказал Айван.
Констанц исчез во тьме.
– Мне нужен свет. Я ничего не вижу.
Выругавшись, Айван схватил с пола фонарь, чтобы помочь брату.
Зарабет сидела в темноте, наблюдая за Айваном и Констанцем. Свет фонаря выхватывал их силуэты, словно фигуры актеров на сцене. Она заметила также дощатые полки на каменных стенах – не на первозданных скалах, а на стенах из камней, обтесанных рукой человека. Такие каменные стены она видела в погребах и подземельях замка Макдоналд.
Зарабет понимала, конечно, что она не в замке Макдоналд. Иначе Иган с толпой кузенов и племянников давно разыскал бы ее. Они знали подземелья замка, как свои пять пальцев. К тому же ее обнаружил бы Валентайн по запаху.
Зарабет вспомнила, как он упал, сраженный выстрелом, и ее сердце тревожно сжалось. Он был хорошим и благородным человеком и не заслуживал смерти.
Констанц принес ей полбуханки хлеба, который подозрительно напоминал выпечку миссис Уильямс. Зарабет с благодарностью приняла хлеб и вонзила зубы в ароматную корочку.
Из глаз потекли непрошеные слезы – вкус хлеба напомнил ей о трапезах в замке Макдоналд. Завтраки, когда Джейми подначивал Игана, а Иган бранил его в ответ. Семейные ужины, которые сопровождались остротами Хэмиша в адрес Ангуса и Джеммы. Ангус краснел, а Джемма лишь улыбалась. Мэри пыталась призвать всех к порядку, Джейми и Дугал спорили, и Уильямс вставлял свои замечания, ставя на стол жаркое из оленины и испеченный женой хлеб.
«Наконец-то я поняла, что такое настоящее счастье. Я не хочу его потерять».
– Мне очень неприятно говорить об этом, – подала она голос после того, как проглотила последнюю крошку, – но мне нужно в уборную, знаете ли.
– Здесь нет уборной, – быстро сказал Констанц.
– Ах Боже мой. Тогда, думаю, сгодится любой дальний угол, если вы не будете размахивать фонарем. Я стесняюсь.
Айван покачал головой:
– Мы не можем пустить вас бродить одну. Вы можете упасть и пораниться. Тут полно камней и всяких обломков.
– Вам следовало подумать об этом раньше, прежде чем тащить меня сюда. Если бы здесь была горничная! Она бы помогла справить нужду, и мне не пришлось бы бродить в темноте.
– Мы не знали, кому можно доверять, – возразил Айван. – Горничные все шотландки. Они могли нас выдать Игану Макдоналду.
– Ваша правда, но мне все равно понадобится горничная. Да и вообще слуги – те, кто мне верен.
– Мы знаем. Слуги будут, заверил он меня.
– Кто тебя заверил?
– Ваш покровитель.
Что еще за покровитель? Один из друзей Себастьяна или вождь новой партии? Она едва удержалась от горестного вздоха. Политическая жизнь в Нвенгарии бьет ключом, как всегда.
– Пусть так, – надменно заявила она, – но это не решает вопрос уборной. Может быть, ты или Констанц проводите меня с фонарем, а потом вернетесь за мной, когда я закончу?
Как следует поразмыслив, Айван согласился:
– Очень хорошо. Я провожу вас.
Вытащив нож, он быстро перерезал путы на ее ногах. Зарабет пришлось прислониться к нему, чтобы не упасть. Сжав зубы, она ждала, пока не восстановится кровообращение. Нечего и думать о побеге, должно пройти онемение в ногах.
Айван молча стоял, терпеливо дожидаясь, пока ноги Зарабет обретут подвижность. Это был отлично вышколенный слуга, в обязанности которого входило умение ждать, пока он не понадобится хозяину или хозяйке.
Когда Зарабет поняла, что снова может ходить, она сделала ему знак. Держа в одной руке фонарь, а другой крепко поддерживая ее под локоть, он повел спотыкающуюся Зарабет через огромное помещение. Остановившись в углу, скромно отвернулся. Она осталась одна в темноте.
Конечно, бежать было бессмысленно. Она потерла рукой о стену, словно для того, чтобы замаскировать смущающие звуки, и двинулась вдоль стены на ощупь. Рука наткнулась на мох и отвратительную слизь, бог знает какой давности. Зарабет поморщилась. Это было мертвое место.
Однако она задержалась. Зарабет окликнула Айвана, который незамедлительно бросился к ней. Он вывел ее на середину помещения и молча подал ей носовой платок, как только она заявила, что дотронулась до стены и выпачкала руку.
Зарабет села, но, когда Айван наклонился, чтобы снова связать ей ноги, непритворно застонала в знак протеста.
– Пожалуйста, не надо. Это так больно.
Айван не вполне доверял ей, но Констанц искренне расстроился. Зарабет слышала мысли Айвана – когда она станет правительницей Нвенгарии, она, возможно, вспомнит, как добры были к ней братья. Он кивнул и не стал связывать ее ноги, даже принес еще хлеба и воды.
Зарабет задала еще несколько вопросов из чистого любопытства, пытаясь в то же время прощупать их мысли. Она узнала только, что некий высокородный нвенгарец приказал им охранять ее, но ни лица, ни имени его ей увидеть не удалось. Он сообщался с братьями с помощью магической бумаги, которую изобрел старый учитель Деймиена. Точно так же сам Деймиен поддерживал связь с Иганом. На хогманей Айван и Констанц получили сообщение, предписывающее как можно скорее избавиться от Валентайна. Айван выследил барона, подстрелил его и убежал.
Теперь Айван и Констанц дожидались, когда поиски прекратятся и можно будет отправиться на побережье, где они сядут на корабль. Они обнаружили это тайное убежище во время вылазок в холмы, когда все искали Олимпию, и решили спрятать Зарабет здесь.
Айван постелил ей свой плащ, и она легла, пытаясь сохранить силы. Сквозь полуопущенные ресницы она наблюдала, как Констанц, порядком соскучившись, бродит по комнате. Свет его фонаря выхватил дверь в одной из стен и темный провал в противоположной стене. На двери был новенький замок, но ключа в нем не было: наверное, лежал в кармане одного из лакеев.
– Мы под замком Росс? – спросила Зарабет, садясь.
Айван уставился на брата:
– Так ты ей сказал?
– Ни словечка, – заверила его Зарабет, и Констанц густо покраснел. – Я догадалась. А вы знаете, что тут водятся привидения?
Братья со страхом огляделись по сторонам.
– Мы не слышали и не видели никаких привидений, – заявил Констанц. – Не бойтесь.
Зарабет пересказала им историю, которую ей поведал Адам, несколько ее приукрасив.
– Адам говорил, что после Куллоденской битвы здесь погибло много шотландцев. Они пытались остановить англичан, которые хотели разрушить замок, и англичане их убили и зарыли прямо тут. Говорят, что их души бродят зимними ночами и плачут под луной. Но я не боюсь. Это всего-навсего старая легенда.
– Скорее всего, – согласился Айван, беспокойно оглядевшись по сторонам. Констанц молча зажег второй фонарь, и брат не стал возражать.
В свете второго фонаря открылась черная пасть коридора, и Зарабет представилось, как оттуда валит толпа злобных шотландских привидений, алчущих мести. Вот если бы сюда ворвался один живой горец и снес бы головы тем, кто осмелился коснуться ее своими нечистыми руками!
«Иган. Прошу, найдите меня!»
Она посылала мысли во все стороны, пытаясь пробиться сквозь камень в поисках тех, кто ищет ее, но ответом ей опять была тишина. То ли стены были слишком толстые, то ли никому не пришло в голову искать ее здесь. Она могла бы направить их сюда, но как, если толстые стены служат надежной преградой?
Тем не менее у нее в запасе есть еще одна идея. Пока Айван и Констанц дожидаются привидений, она может попробовать привести свой план в исполнение.
Глава 21
Тайны замка Росс
Мэри было нетрудно выскользнуть вместе с Валентайном из замка Макдоналд. Никто не мог их видеть – все отправились на поиски. Валентайн согласился набросить на голый торс один из пледов Игана, но стоило им оказаться на вересковой пустоши, как он его сбросил.
– Благодарю, – заявил он опешившей Мэри. – Вы можете возвращаться к себе.
Мэри гордо вскинула подбородок.
– Ничего подобного. Я хочу помочь найти Зарабет, а не сидеть в своей спальне, заламывая руки.
– Я восхищаюсь вашей храбростью.
Она ждала, что он добавит что-то вроде – женщине следует держаться подальше от таких дел, но он промолчал. Наклонившись к ней, ткнулся носом в ее волосы, словно запоминая ее запах.
– Вас это напугает, – сказал он. – Не хотел вам говорить, но вы все равно узнаете. Может быть, тогда я стану вам ненавистен.
– Ненавидеть вас? Я никогда…
– Мэри. – Он застонал, глядя на нее глазами, исполненными страдания. Луна освещала его тело, гладкое и мускулистое, словно ожившая статуя. – Вы так прекрасны.
Наклонившись, он поцеловал Мэри. Ее кровь вскипела, когда он раздвинул ее губы, впиваясь в них жадным поцелуем, как тогда, в первый раз. Она погладила его грудь, наслаждаясь ощущением могучих мышц его тела.
– Жаль, что это так трудно, – сказал он. – Я хотел бы, чтобы это было легче.
Ей нравился его акцент – сочный и выразительный. Одарив ее безысходным и грустным взглядом, Валентайн расстегнул штаны и быстро сбросил их на снег. Она и ахнуть не успела от изумления – его тело было само совершенство, – как вдруг начали меняться его ноги и руки.
Все произошло очень быстро, но Мэри показалось, что прошла целая вечность. Лицо Валентайна вытянулось вперед, уши встали торчком, пальцы скрючились в массивные когти. Испуганная Мэри вскрикнула, когда его тело покрылось черной шерстью и он встал на четвереньки. Перед ней стоял огромный волк, она таких и не видывала. Сверкнул на нее волчьими глазами, почему-то синими, а не желтыми.
Мэри закрыла лицо руками.
– Кто ты?
Разумеется, он не ответил. Посмотрел печально и в два прыжка исчез в темноте.
Когда, по расчетам Зарабет, прошло еще несколько часов, она объявила, что ей снова необходимо облегчиться. Айван опечалился, но не отказался проводить ее в угол комнаты. Она попросила отвести ее в другой угол, что он и сделал, не задавая вопросов.
Когда он отвернулся, оставив ее в темноте, Зарабет быстро и бесшумно двинулась вдоль стены к отверстию в стене. Должно быть, там есть проход. Осторожно шаря впереди себя ногой, она обнаружила ступеньки, ведущие вниз, где темнота сгущалась в непроницаемый мрак. Вряд ли ступеньки ведут наружу. Иначе Айван и Констанц загородили бы проход.
Не отнимая ладони от стены, Зарабет начала спуск, пробуя каждую ступеньку на прочность, прежде чем на нее ступить. Жаль, нельзя было двигаться побыстрее: не хватало споткнуться и упасть или провалиться вниз, наступив на гнилую доску. Такой поворот событий лишь осложнит дело.
Зарабет считала ступеньки. Она остановилась на двадцати, когда услышала, что ее зовет Айван. Усилием воли она заставила себя продвигаться по-прежнему медленно, подобрав юбки, хотя больше всего ей хотелось броситься бегом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...