ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Это прекрасное место, – продолжал Александр. – Я вам завидую.
Иган недоуменно вскинул брови:
– Эрцгерцог завидует простому шотландскому лэрду?
– Да, потому что это настоящий домашний очаг. Целые поколения жили и умирали здесь. Я чувствую, что эти стены до сих пор хранят частицы их душ. У вас есть семья, поддержка тех, кто вас любит. Я это очень хорошо понимаю, так как всегда пребывал в одиночестве, пока в мою жизнь не вошла Меган.
– Похоже, она пришла надолго.
Он сверкнул белоснежной улыбкой:
– А мне ничего другого и не нужно.
– А я не могу без Зарабет. – Иган замолк на секунду и взглянул на Олафа, который подсел к ним, поклонившись Александру. – Полагаю, вы готовы сопровождать ее назад в Нвенгарию, – докончил Иган.
– Если она захочет, – ответил Александр.
Олаф покачал головой.
– Думаю, Зарабет хочет остаться. Я наблюдал за ней – она никогда не была так счастлива, как здесь. Береги ее, Иган, и почаще привози ко мне в Нвенгарию, если сможешь.
У Игана стеснило горло.
– Это ей решать. Она тоскует по Нвенгарии гораздо сильнее, чем хочет показать. Я не могу предложить ей ничего особенного, не больше, чем пять лет назад, хотя, возможно, Адам прав, и горячий источник принесет нам доход.
– Ты можешь предложить ей дом и семью, – весело возразил Олаф. – Мы с ее матерью и с Зарабет были любящей семьей, но ее брак разбил детские иллюзии. Ей нужна настоящая жизнь, настоящая семья. Нечего ей заживо хоронить себя в моем поместье, оплакивая прошлое. Вы поведете ее дальше по дороге жизни.
– До поры до времени. – Иган замолчал, вспоминая, каким горьким ударом для него была потеря мысленного контакта. Неужели Зарабет сама ушла из его сознания, и это значит, что она хочет вернуться с отцом на родину, коль скоро ей ничего не угрожает?
– Опасность миновала, не так ли? – спросил Иган у Александра и посмотрел ему прямо в глаза. Александр не станет скрывать правду, какой бы горькой она ни была.
Александр ответил холодной улыбкой:
– Пока да. В Нвенгарии всегда что-нибудь да затевается – заговор, убийство. Такова уж наша природа. Но сейчас мы подавили мятеж сторонников Себастьяна и отщепенцев, которые планировали посадить Зарабет на трон и манипулировать ею. Вы и ваши горцы должны быть все время начеку, пока она с вами, а пока что… – Его улыбка потеплела, и он махнул рукой, словно король, благословляющий подданных. – Наслаждайтесь покоем.
– Покой, – проворчал Иган. – Какой может быть покой в замке, битком набитом горцами?
Словно в подтверждение его слов в зал с разбегу вскочил Джейми.
– Дядя, ты еще не покончил с проклятием! Весь этот страшный хаос – убийцы, похитители, дикие волки – все закончится, как только ты уничтожишь проклятие.
Иган ухватил Джейми за шиворот как раз вовремя, чтобы тот не налетел на Александра.
– Мы пытались, парень. Меч целехонек, а вы с Адамом так и не нашли заклинание, которое нужно прочитать над мечом.
Джейми помрачнел:
– Твоя правда. Мы с Адамом перевернули у него все вверх дном. Адам сказал, что поищет еще.
– Нет, парень. Адам сейчас занят поиском доказательств, что горячий источник находится на его земле. Готов побиться об заклад, что твоя история его больше не интересует.
Джейми воскликнул с негодованием:
– Но ты ведь не уступишь ему, дядя?
– Конечно, нет. Но может быть, нам стоит заняться этим делом вместе. В его семье умеют считать денежки и знают, как превратить пенни в фунт стерлингов.
– Пусть так, – согласился Джейми. – Но у вас ничего не выйдет, пока на нас лежат злые чары.
Иган сдался:
– Ну ладно, парень. Позови Зарабет и давай меч. Мы избавимся от этого проклятия.
Брови Александра поползли вверх:
– Это интересно.
– Ничего особенного. Но я знаю, что делать.
Джейми вытаращил глаза:
– Знаешь? Но как насчет заклинания?
– Кажется, я знаю, где оно. Собирай людей, Джейми, и покончим с этим.
Сидя в комнате барона Валентайна, Мэри молча наблюдала, как он укладывает немногочисленные пожитки в дорожную сумку. Валентайн собрался домой.
– Зачем вам уезжать? – Она закрыла рот ладонью, прислушиваясь к безумному ритму сердца.
– Зарабет под надежной охраной. Я исполнил свой долг. Мне нужно возвращаться в Нвенгарию.
– Навсегда?
Он повернулся к ней лицом, взмахнув гривой черных волос.
– Мое место там.
– Но вы можете нас навещать. Зарабет захочет увидеть вас снова – она очень благодарна вам за все, что вы для нее сделали.
– Возможно.
– И остальным будет приятно вас повидать. Игану и Джейми – Джейми вами просто очарован. Игану приходится держать его в узде, иначе он разгромит весь дом. Я знаю, вы могли бы кое-чему научить парня. Он вырос без отца. Правда, есть Ангус и Хэмиш, но это не совсем то…
Внезапно Валентайн оказался прямо перед ней. Мэри вздрогнула. Непостижимо – как ему удается так двигаться? То неподвижен, как камень, то быстр, как молния. Беспомощный лепет замер на ее губах.
– Мэри. – Он коснулся ее жаркими губами. – Уедем вместе.
Она смотрела на него, не веря собственным ушам. Благополучная, скучная жизнь, словно баркас в неподвижной воде канала, в один миг перестала иметь для нее значение.
– В Нвенгарию?
– Да, на мою родину. Позвольте, и я покажу вам красоту ее гор, яркую синеву озер и луга, усыпанные цветами – таких красок вы и не видывали.
Она кое-как выдавила:
– Но у меня есть обязанности, сын…
– Возьмите его с собой. Вы больше не хозяйка замка Макдоналд. Иган женился, и ваше место займет Зарабет.
Ей стало больно – как легко оказалось найти ей замену! Сколько лет она трудилась ради Игана и замка Макдоналд. Но Валентайн прав. Ангус привел Джемму, а теперь хозяйкой дома стала Зарабет. Вероятно, Хэмиш и даже Дугал вскоре женятся и приведут сюда жен.
У Мэри всегда будет своя комната, свое место у очага, но то будет жизнь приживалки, матери взрослеющего сына, которому надо подыскать хорошую партию. Валентайн предлагал ей взять судьбу в свои руки, жить по собственным правилам.
– Я не могу уехать прямо сейчас. Нужно многое сделать…
Он снова поцеловал ее – сильный и загадочный мужчина, наделенный магическим даром.
– Приедете, когда захотите. Я буду ждать.
В ней вспыхнула надежда.
– Все будут шокированы. – Мэри засмеялась.
– Поступайте, как велит душа.
Последний поцелуй; потом он подхватил сумку – высокий, могучий, опасный. Она подумала, что готова следовать за ним хоть на край света.
– Я приеду, – шепнула она.
Валентайн обернулся, сверкнув потемневшим взглядом синих глаз:
– Я знаю.
А потом он исчез.
Иган пришел в комнату Зарабет, где она и Меган колдовали над выкройками платьев из шотландки. Загадочно улыбаясь, он вывел жену на галерею, как всегда ничего не объясняя.
В галерее собрались все горцы, в том числе Адам и Пирс Россы. Вид у всех был озадаченный. К ним вышла Мэри с покрасневшими глазами. Не было только барона Валентина.
Они столпились в галерее, семеро горцев и их жены, а из-за их спин выглядывали Олаф и Александр. Стиснув руку Зарабет, Иган взмахнул мечом Йена Макдоналда.
– Этот меч помог мне вызволить мою леди Зарабет из вражеского плена. Зарабет – волшебница из далекой страны, которая пришла, чтобы помочь мне снять проклятие с рода Макдоналд.
– А заклинание? – пропищал Джейми. – Как насчет заклинания?
Иган торжественно указал на выцветший портрет, висевший в дальнем углу галереи.
– Вглядитесь же в портрет Йена Макдоналда!
Зарабет вместе с остальными вытянула шею. Потемневший от времени портрет был написан в стиле Гольбейна. У Йена были темно-рыжие волосы и нос с горбинкой. На нем красовались клетчатый килт и шляпа, утыканная перьями.
На поясе висел меч, ужасно похожий на тот, что держал в руке Иган.
– Я заметил это, когда дебютантки, которых ты притащила, чтобы сжить меня со свету, рассматривали портреты наших предков.
Иган вытащил из кармана носовой платок, подошел к портрету и начал тереть изображение меча. Зарабет ждала, затаив дыхание.
– На нем слова!
– Точно. – Иган продолжал тереть. – Я догадался, когда Джейми предположил, что заклинание может быть написано прямо на лезвии меча.
– Вот как? – Джейми вспыхнул. – Я часами копался в рухляди на чердаке дома Россов. Там столько ящиков!
Иган усмехнулся, и Зарабет заметила озорные искорки в его глазах.
– Зато у тебя было занятие. Кроме того, я вовсе не был уверен. Так что ты трудился не напрасно.
Он выпрямился и сунул грязный платок назад в карман.
На мече виднелись закорючки, крошечные буквы, которые, очевидно, были вписаны туда уже после того, как портрет был закончен. Буквы были четкие, но слов Зарабет разобрать не могла.
– Написано по-гэльски, – фыркнул Ангус. – Разве кто-нибудь знает его в наши дни? Проклятые англичане запретили нашим отцам учить детей родному языку.
– Я знаю, – спокойно ответил Иган. – Как однажды верно заметил Джейми, няне Грэм было не занимать мудрости. Она знала, что лэрду не помешает знание гэльского языка. Здесь всего две строчки, будет нетрудно перевести.
И он прочел их вслух. Слова древнего языка звучали, как музыка.
– Что это значит? – спросила Зарабет.
Иган перевел, и тогда они с Зарабет ухватились за рукоять меча Йена Макдоналда и нараспев произнесли: «Сей меч переломив, Любовь докажет силу».
Иган взглянул на жену:
– Ну что, попробуем?
Зарабет своей рукой накрыла руку мужа, лежавшую на рукояти меча, и Иган, как и в прошлый раз, положил меч плашмя на колено.
– Раз, два, три!
Лезвие переломилось через его мощное бедро, и странный звенящий звук потряс замок до основания.
То, что сидело внутри меча, обрело свободу. У Зарабет возникло такое чувство, словно черная пелена поднялась с пола и вылетела в открытое окно, растворяясь в голубом небе.
А еще она почувствовала, что ей снова открылось сознание Игана. Она быстро взглянула мужу в глаза. Его взгляд потемнел, мысли потянулись к ней, сплетаясь с ее собственными. Но не успела она сделать ответное движение, как мысленная связь оборвалась, оставив в душе невообразимую пустоту.
Иган захлопал глазами, словно пробуждаясь от сна. Затем протянул обломки меча счастливому Джейми.
– Вот тебе, парень. Одним проклятием меньше.
Ухмыльнувшись, Джейми поднял обломки повыше, чтобы видели все:
– Боже, храни лэрда и его леди!
– Лэрда и его леди! – закричали все.
Иган замахал рукой, призывая всех замолчать.
– А теперь, если позволите, лэрду и его леди нужно кое-что обсудить. Наедине.
Хэмиш радостно заулюлюкал, и молодые Макдоналды радостно подхватили. Ангус хлопнул Игана по плечу.
– Да уж, я-то знаю, что это значит.
Он подмигнул покрасневшей Джемме, которая заявила:
– Займись-ка делом, увалень ты этакий. Мы поговорим… попозже.
Снова радостные вопли. Наконец Адам вытолкал всех с галереи. Проходя мимо Игана, он вполголоса сказал:
– Поменьше шумите. У меня сегодня болит голова – не до чествования леди и лэрда.
И он пошел вниз по лестнице вслед за остальными. Меган опиралась на руку мужа, Мэри шла, словно во сне.
– Чествование леди и лэрда? – переспросила Зарабет, когда они остались одни.
Иган вошел в спальню и затворил дверь.
– Мужчины приносят лучшее виски и опрокидывают стаканчик каждый раз, когда из спальни доносится крик от проявления страсти. Ну, вы понимаете.
– О Боже!
– Адам и ваш батюшка не дадут им разгуляться, – успокоил ее Иган.
– Надеюсь. Это порядком обескураживает.
Но еще больше обескураживало то, как она начинала таять, стоило Игану обнять ладонями ее лицо.
– Вы почувствовали?
Ей даже не нужно было спрашивать, что он имеет в виду.
– Когда вы сломали меч? Да.
– А потом все пропало. Мы больше не слышим мысли друг друга.
– Знаю.
Рука Игана двинулась вниз по ее спине, согревая ласковым теплом.
– Это жестоко – позволить нам познать, что такое возможно, а потом отнять. Неужели Мораг еще не простила род Макдоналдов?
– Но, может быть, таково было условие. Мы должны были слиться в одно целое, чтобы выпустить на свободу ее злую силу.
– Может быть. Но я чувствую себя так, словно у меня отняли частицу души.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...