ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вы этого хотите?
Зарабет подтянула одеяло к самому подбородку, чтобы закрыть наготу.
– Вот чего я никак не хочу – так это, чтобы вы меня опекали. Я светская женщина.
– Нет. – Его ладонь тяжело легла ей на плечо. – Вы и понятия не имеете, что может сотворить с вами свет. Вы невинное дитя, хоть и рассуждаете о свободных нравах в Нвенгарии. Я сказал, что не погублю вашу репутацию. Так и будет.
Она язвительно заметила:
– Мы, конечно, обязаны играть по вашим правилам.
– Я лэрд. – Иган встал. – И мы не играем. Это не игра.
– А я не школьница. Я пять лет была замужем и принимала у себя в доме сливки нвенгарского общества. Ты кое-чему учишься, если в твоем доме полно герцогов и герцогинь.
– Ну, теперь вы собираетесь напомнить, какие вы утонченные в Нвенгарии и какие мы отсталые в Шотландии.
– Я мало знаю о Шотландии, не мне судить.
– Девочка. – Голос Игана смягчился, и Зарабет увидела – он старается не рассмеяться. – Для меня вы не искушенная светская дама, а дочь близкого друга. Я не стану причиной вашего позора.
Она разозлилась:
– Вот как?! Что ж, вы выразились достаточно ясно! А теперь идите, вам пора завтракать.
Иган встал, убрал кудрявую прядь у нее со лба, потом плотнее завернулся в килт, скрывая восхитительную наготу.
– Вам надо отдохнуть. А я пойду проведаю Валентайна.
Зарабет вспылила: теперь он будет укорять ее, что ей безразлично, как там ее слуга?
– Пожалуйста, уходите, – сухо сказала она.
К ее удивлению, Иган весело улыбнулся – словно солнце сверкнуло из-за туч.
– С удовольствием.
Он безошибочно направился туда, где на ковре валялся ключ, поднял его и пошел к двери.
Забыв про гнев, Зарабет любовалась игрой его мускулов, когда он наклонился, чтобы взять ключ. Но понимающий взгляд, которым он одарил ее на прощание, разозлил Зарабет еще больше.
Сколько бы времени ни прошло, ей не стать для Игана той, кем хотелось. Он может заниматься с ней любовью, пожалуйста! Но он никогда не поставит ее на одну доску с графинями и герцогинями, за которыми ухаживал, странствуя по Европе.
Он вообще не собирался ложиться с ней в постель. Ей пришлось заманить его обманом. И как он не понимал, что из всех красавиц Европы, которые вздыхали по Игану Макдоналду, больше всего он нужен именно Зарабет! Ее старый друг, который брал ее на рыбалку, скакал наперегонки – он мог бы взять ее на руки и сделать их дружбу еще драгоценнее.
Зарабет легла, зарыв лицо в простыню, которая все еще хранила его запах.
Когда Иган появился в парадном зале, где был накрыт стол к завтраку, Хэмиш встретил его ехидной улыбкой. В зале царил хаос – накануне здесь славно веселились. Заспанные лакеи Зарабет пытались навести порядок.
Иган попробовал объяснить парням, что не стоит – хогманей продлится несколько дней, и в конце концов в доме будет полный разгром. Потом все отоспятся и примутся наводить чистоту. Но упрямые лакеи продолжали трудиться.
– Итак, кузен, – начал Хэмиш, когда Иган накладывал гору колбасок, картошки и лепешек с маслом, – наработал аппетит, правда?
Иган кинул на него зоркий взгляд:
– Что ты хочешь сказать?
Склонившись к Игану, Хэмиш заговорил совсем тихо, хотя в зале не было никого, кто мог бы их слышать. Лакеи и Зарабет не в счет – они плохо понимали по-английски.
– Моя комната рядом со спальней Зарабет. Изголовье ее кровати колотилось в мою стену всю ночь. Кажется, я даже не выспался. А когда я утром высунул голову в коридор, там пробирался ты, голый, словно червяк.
– Ну и держи язык за зубами, – нахмурился Иган – К тому же на мне был килт.
– На голое тело. Так что, ты сохранишь ее честь?
Иган подумал о Зарабет, спящей в гнезде из одеял, которое они вместе соорудили; ее роскошное тело покоится среди подушек… Как трудно было уйти от нее, бросить ее одну, вместо того чтобы любить ее весь день. Самый лучший способ коротать холодные зимние дни – это лежать с Зарабет в теплой постели.
– Ей это не нужно, – ответил он. – Думаю, она сыта по горло супружеской жизнью. Как ты знаешь, ее брак не удался.
– Я не спрашиваю, чего она хочет, – весело возразил Хэмиш. – Я спрашиваю, ты сделаешь ее честной женщиной?
– Таково мое намерение. – Иган разглядывал кусок пригоревшего хлеба, гадая, что скажет Олаф, когда узнает, что он наделал. Когда-то Олаф не видел в нем жениха для Зарабет – изменилось ли что-нибудь с тех пор?
Хэмиш рассмеялся:
– Сначала бедняга Ангус, потом Иган. Скоро я останусь единственным неженатым Макдоналдом.
– Я отправлю тебя в Нвенгарию, – пригрозил Иган. – Женщины там прекрасны, и они не упустят возможность заарканить такого молодца.
Хэмиш довольно усмехнулся. Мрачный Иган ел свой хлеб с маслом.
Завтрак окончился, а с ним и шутки Хэмиша. Иган пошел наверх проведать барона Валентайна.
К его удивлению, там была Мэри, свернувшаяся калачиком в кресле возле постели больного.
– Ты просидела тут всю ночь?
Мэри осталась в кресле, опустив голову на локоть.
– Да. Я тревожилась за него.
Валентайн лежал неподвижно под горой одеял, но восковой оттенок кожи исчез, и дышал он свободнее. Иган проверил рану и с радостью увидел, что нет ни нагноения, ни припухлости.
– Когда он проснется, он будет зол, как черт, – предупредил Иган.
– Он уже просыпался.
Иган уставился на сестру:
– И ты не позвала меня?
– Он тотчас же заснул снова. Я подумала – пусть спит.
Сестра выглядела подавленной, скорее даже потрясенной. Иган гадал, что могло здесь произойти, что сказал ей барон – если он вообще что-нибудь говорил. Мэри плотно сжала губы – ясно, от нее ему ничего не добиться.
– Тебе следует поспать, – сказал ей Иган.
– Думаю, мне лучше остаться, вдруг он проснется.
Иган нахмурился, но Мэри была непроницаема. Он пожал плечами:
– Тогда будь осторожна и зови, если тебе понадобится помощь.
– Да.
Он ждал, но она не сказала больше ни слова. Очень странно. Обычно сестра не упускала случая высказаться.
Махнув рукой, Иган вышел, оставив сестру в комнате Валентайна. Он хотел поговорить с Олафом, но, по словам Джеммы, Ангус увез его «показать здешние места».
Жена Ангуса была на кухне, руки по локоть в тесте, и помогала миссис Уильямс готовить угощение для следующего праздничного вечера. Прежде чем женщины вытолкали Игана с кухни, он успел стащить покрытое сахарной глазурью яблоко. Сегодня ему предстояло много дел. Иган вышел из замка.
Когда он шел по лестнице, наверху скрипнула дверь спальни Зарабет. Иган чувствовал, что она стоит за дверью. И наблюдает за ним. Однако она не захотела его окликнуть, просто смотрела, как он идет через холл. Затем он услышал, как ее дверь с тихим щелчком затворилась.
Праздник продолжался. В полдень Макдоналды скромно перекусили, а потом стали собираться в гости – навестить арендаторов, мелких фермеров и соседей. Ночью зажгут огромные костры, а потом будет грандиозная вечеринка в Росс-Холле. В саду будут праздничные фейерверки, и соберутся обитатели всех деревень на многие мили вокруг.
Иган велел Зарабет остаться дома.
– Почему? – потребовала ответа Зарабет. Она не видела Игана все утро, с тех пор как он торопливо сбежал по лестнице вон из замка. – Думаю, мне безопаснее находиться в толпе горцев, чем оставаться одной в обществе лакеев и больного Валентайна.
– Айван и Констанц поедут в гости, – беззаботным тоном заявил Иган. – Ребята хорошо поработали и заслужили награду.
– Значит, я останусь здесь вообще без охраны?
Как он смеет оставаться таким холодным и спокойным, да еще с аккуратно причесанными волосами вместо привычной лохматой гривы? Он хранил непроницаемый вид.
– Разумеется, нет. Здесь буду я и ваш батюшка тоже. Еще Мэри, которая дежурит возле Валентайна.
Зарабет гневно уставилась на Игана:
– Конечно! Я уверена, что две женщины, мой отец и раненый логош дадут отпор целой армии наемных убийц.
– Вполне. И я не думаю, что их будет целая армия. Мне нужно вам кое-что показать.
– Еще одно приключение?
Иган кивнул.
– Оденьтесь потеплее и будьте готовы к выходу, как только все уедут на праздник.
И он пошел прочь в полной уверенности, что она сделает, как он велел. Зарабет стиснула зубы. «Надутый гордец. Чертов горец».
Как ни была она зла, но все-таки надела самое теплое из своих клетчатых платьев, меховую накидку, которую взяла у Мэри, плотные перчатки и теплые сапоги и встретилась с Иганом внизу после того, как все уехали к Россам. Она все еще злилась, но в то же время сгорала от любопытства – что он ей покажет?
Уильямсы и остальные слуги получили свободу на всю ночь. Утром Иган и Мэри раздали им подарки, пожелав счастливого нового года. У слуг будет свой пир на нижнем этаже Росс-Холла. Точно так же слуги Россов веселились прошлой ночью в замке Макдоналд.
Когда Зарабет спустилась с Иганом в кухню, она была пуста и темна, огонь в камине засыпан золой.
– И что же вы задумали? – спросила она Игана. – Набег на погреб?
– Тише, – рассеянно ответил Иган. – А вот и он.
Он – отец Зарабет. Олаф с потайным фонарем в руке дожидался в тени лестницы, ведущей в подвал. Он был оживлен, синие глаза сверкали поверх шарфа, которым он обмотал шею.
– Мы идем смотреть кандалы? – снова спросила Зарабет. – Их там почти не осталось.
– Доверьтесь мне, девочка, – сказал Иган.
– Разве я вам еще не доверилась?
Иган не ответил, лишь покачал головой, стараясь не замечать удивленного взгляда Олафа.
– Идите за мной.
Олаф подал знак дочери пойти впереди него и сам пошел, замыкая шествие. Иган и Олаф держали по фонарю. Свет фонарей отбрасывал на стены зловещие тени.
Позади остались бочки с виски и звенья ржавой цепи, напоминавшие о жестоких днях прошлого. В дальнем конце подвала, куда Зарабет не забиралась, обнаружилась дверь примерно четырех футов в высоту и ширину. Иган достал из споррана массивный ключ, вставил его в замок и повернул. Дверь открылась.
– Нам придется ползти? – Зарабет не испытывала страха перед тесными помещениями, но это не означало, что ей хотелось выпачкаться с ног до головы на грязном полу.
– Нет. Дверь мала, но проход устроен так, что человек может там выпрямиться в полный рост. – Иган посветил фонарем внутрь подземного хода, вручную вырубленного в скале. Подвал, выстроенный несколько веков назад, по сравнению с этим древним коридором казался совсем новым.
Пригнувшись, Иган шагнул в дверь, освещая путь фонарем. Затем шла Зарабет, последним Олаф. Передвигаться здесь можно было только гуськом – коридор был слишком узок. Вернее, гуськом шли бы крупные мужчины вроде Игана. А Зарабет с Мэри могли бы идти бок о бок, правда, им пришлось бы тесно прижиматься друг к другу.
Камни были обтесаны грубо, но подогнаны один к другому почти идеально, да еще время их отшлифовало. Пол коридора забирал кверху, и у Зарабет от непрерывного восхождения вскоре заныли ноги.
– Зачем были нужны эти подземные ходы? – спросила она.
Иган пожал плечами:
– Не знаю, что с ними было в древности. Когда в замке поселились Макдоналды, они ходили здесь, чтобы выйти в тыл врагу или сбежать в случае опасности. Не знаю, что было сначала. То ли замок построили над подземными ходами, то ли их вырыли Макдоналды, когда поселились здесь.
– А зачем они сейчас? Развлекать иностранцев?
Иган хрипло рассмеялся.
– У вас отличное чувство юмора, девочка. Олаф, вы вырастили сущую мегеру.
– Да, она иногда отличается излишней прямотой манер, – весело отозвался ее отец.
– Благодарю, джентльмены. Можно прекратить обмен комплиментами.
Зарабет старалась говорить спокойно, но слезы на глазах дробили свет фонаря Игана в мелкие брызги. Так давно она не слышала отцовских шуток, так много времени прошло с тех пор, как отец и Иган упражнялись в остроумии. Ее отец снова рядом, и Иган рядом. Может быть… Может быть, все как-нибудь образуется.
Иган остановился и посмотрел куда-то вверх. Проследив направление его взгляда, Зарабет с Олафом увидели вделанную в потолок черную железную решетку. Решетка была совершенно новая. Скорее всего ее выковал местный кузнец, чтобы оградить подземный ход от незваных посетителей или животных или уберечь тех и других, чтобы не провалились под землю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...