ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее захватила музыка, заставила забыть обо всем на свете, кроме одетого в килт искусного танцора в центре круга.
Наконец Иган, резко выбросив руки вверх, выскочил за пределы скрещенных сабель.
– Хватит!
Раздался гром аплодисментов, оркестр заиграл туш.
– Да здравствует наш прекрасный Макдоналд! – закричали в толпе, и вверх поднялись руки со стаканами виски. Кое-кто из молодых людей стал упрашивать Игана поучить танцу на саблях. Оглянувшись, он заметил Зарабет, которая не сводила с него глаз.
Иган улыбнулся, и она поежилась. В его улыбке ей чудился вызов, приправленный изрядной дозой самодовольства.
Ей следует быть очень, очень осторожной.
Утром одна из рыжеволосых улыбчивых горничных помогла Зарабет надеть платье в клетку, сообщив, что в большом зале ее ждет завтрак. От Джеммы Зарабет уже успела узнать, что горничные в большинстве своем происходили из семьи Грэм, в которой было семеро дочек и три сына. Все работали в доме Игана. Зарабет вспомнила, что Джейми упоминал няню Грэм. Неужели все эти молодые женщины – ее потомки?
Лакеи ждали снаружи, за дверью ее спальни. Каждый занял пост по свою сторону двери, как часовые. Красивые молодые люди, отличные образчики нвенгарской нации. Айван чуть повыше брата Констанца, оба мускулистые, черноволосые и голубоглазые, с наивными, но серьезными лицами. Оба впервые оказались вдали от дома.
– Доброе утро, – приветствовала их Зарабет.
Они ударили кулаками в грудь и поклонились, затем пошли за ней, держась на шаг сзади. Зарабет направилась вниз по лестнице в большой зал.
Здесь уже навели порядок после вчерашнего пиршества. Огромный стол, уставленный блюдами, снова занимал центр зала. За едой сидели двое: Джейми Макдоналд и Иган собственной персоной.
При ее появлении оба вскочили. Джейми, который только что намеревался отправить в рот огромную порцию колбасок, да промахнулся, поспешно вытер губы. Айван бросился к столу, чтобы помочь сесть своей госпоже, но его опередил Иган. Он выдвинул из-за стола стул с высокой спинкой, стоявший рядом с его собственным.
Усаживаясь, Джейми приветствовал Зарабет:
– Вы сегодня просто прекрасны, Зарабет. Ночной отдых пошел вам на пользу.
– Да, я хорошо выспалась, мне было очень удобно, благодарю вас.
Она опустилась на стул, чувствуя на себе настороженный взгляд Игана. Похоже, ему кажется подозрительным все, что она бы ни сказала.
Иган легко придвинул ее тяжелый стул к столу, затем сел сам. Стол ломился от еды – колбаски, вареные яйца, ветчина, а еще какие-то плоские лепешки, которых ей не доводилось видеть. Она разглядывала еду, приятно удивленная тем обстоятельством, что впервые за многие месяцы у нее проснулся аппетит.
– А овсянка тоже будет? – весело спросила Зарабет. – Иган, когда был в Нвенгарии, все время ее вспоминал. Поэтому мне ужасно хотелось бы попробовать!
Джейми фыркнул. Иган продолжал смотреть на нее по-прежнему недоверчиво.
– Уильямс! – взревел Джейми при появлении слуги, который принес очередную сковородку колбасок. – Неужели твоя жена не приготовила сегодня овсянки? Вели ей прислать нам миску для нашей гостьи.
Уильямс выглядел озадаченно.
– Овсянка? Тут хорошие лепешки и свежие яйца. Удивительно, как это куры еще несутся при таком столпотворении народа.
Он был совсем сбит с толку. Зарабет даже покраснела:
– Угощение просто чудесное, Уильямс. Прошу, поблагодари жену от моего имени. Овсянку я попробую как-нибудь потом.
Удивленный до глубины души, Уильямс заковылял прочь.
Джейми со смехом положил себе на тарелку целую гору лепешек, как выяснилось, из овсяной муки.
Иган сказал:
– Шотландские слуги имеют обыкновение говорить то, что думают. Наверное, вы к этому не привыкли?
Зарабет посмотрела на него с искренним изумлением. Ее лакеи принялись наперебой накладывать еду ей на тарелку.
– Вам прекрасно известно, Иган Макдоналд, что слуги в Нвенгарии, вероятно, самые простодушные в мире.
Он слабо улыбнулся, как будто довольный ее ответом.
– Да, мне это известно.
Тогда зачем он спросил?
Совсем расстроившись, Зарабет поспешно принялась за еду и удивилась – как вкусно! Она так и заявила во всеуслышание, получив в ответ равнодушный кивок Джейми, который затем заметил, что здесь так готовят всегда. Иган вдруг выпалил:
– Чудесное утро!
Джейми удивленно взглянул в сторону высокого окна:
– Но там дождь, дядя!
– И хорошо. Рыба лучше всего ловится, когда идет легкий дождичек. – Он взглянул на Зарабет. – Ну как, девочка? Половим рыбку в одной из лучших рек Шотландии? Разумеется, будет грязно. Развлечение не для неженок.
Неженка – вот как!
Зарабет смотрела ему прямо в глаза.
– Конечно. Припоминаю, как мы сто раз выходили в погоду куда худшую, чем сегодня. Не упущу случая порыбачить в вашей славной реке.
Джейми снова взглянул на мокрые стекла окон.
– Вы оба сошли с ума.
– Ты отправишься с нами, – сказал ему Иган. – Тебе необходимо получше узнать землю, на которой тебе быть хозяином, лэрдом.
– Я тебе уже говорил: не хочу я быть лэрдом.
Теперь Игану было совсем не смешно.
– Ты единственный наследник. Быть тебе лэрдом, и говорить тут нечего.
– А если ты женишься и у тебя будут сыновья?
– Это вряд ли произойдет, парень, несмотря на твои старания найти мне невесту. Так что ты станешь лэрдом, и хватит об этом.
Джейми фыркнул, а Зарабет стало любопытно. Она спросила Джейми:
– Вы подыскиваете ему невесту?
– Точно, – ответил Джейми, просияв. – Мы с тетей Мэри пытаемся женить дядю Игана. Продумали определенные требования к невесте и все такое.
– Требования?
– Заткнись, Джейми, – предостерегающе сказал Иган.
– Нет, – возразила Зарабет. – Я хочу послушать. Мне нравится эта мысль.
Конечно, ей эта мысль совсем не нравилась. Представить себе, как Иган стоит в маленькой каменной церкви, как вчера Ангус, и дает брачный обет счастливой розовощекой невесте! У нее защемило сердце. Но она сумела лучезарно улыбнуться – эту улыбку она уже опробовала на Джейми.
Джейми тем временем загибал пальцы.
– Это должна быть шотландская девушка хорошего рода, красивая, с ровным характером, которая умеет колдовать сама или числит в предках колдуна. Ох, а еще она будет богата. Чертовски богата!
Зарабет приподняла бровь:
– Зачем ей умение колдовать?
– Из-за проклятия, конечно. Лэрд должен жениться на волшебнице без страха и упрека, и они вместе произнесут заклинание, которое сломает меч.
– Джейми! – снова сказал Иган, и на сей раз в его голосе звучали громовые раскаты.
– Вот зачем тетя Мэри отправилась в Эдинбург, – торопливо добавил Джейми. – Она привезет с собой девушек, чтобы познакомить их с дядей.
Иган проворчал:
– Я должен защищать Зарабет. Ни к чему мне наводнять дом толпой дебютанток.
– Не беспокойся, дядя. Они будут жить в Росс-Холле. Не стоит приводить сюда девушку до свадьбы. Иначе она сбежит, увидев руины вместо дома.
– Ты их сюда вообще не приведешь. Можешь сразу отправить девиц назад в Эдинбург.
Джейми откусил огромный кусок колбасы.
– Подумай сам, дядя. Тебе необходимо жениться, да побыстрей, пока ты не состарился. Богатая невеста принесет нам деньги, чтобы залатать крышу, и она будет достаточно молода, чтобы народить дюжину детишек.
– Хватит. Дурацкая затея, и я не допущу ничего подобного.
– Дурацкая затея сделать меня лэрдом. Я этого не допущу. – парировал Джейми. – Ты только и думаешь, как сделать меня лэрдом и передать мне проклятие Макдоналдов.
Иган вскочил на ноги и закричал:
– В последний раз говорю – нет никакого проклятия!
Раздался треск. Зарабет посмотрела вверх – как раз вовремя, чтобы увидеть, как в потолке над ее головой оторвался кусок балки и полетел вниз.
Вскрикнув, она бросилась на пол в сторону от стула. В тот же миг Иган схватил ее за руку и оттащил прочь. Балка рухнула на стол. Полетели щепки и осколки фарфора. Джейми успел отскочить от стола.
Зарабет стояла, вжимаясь спиной в стену, а Иган навалился на нее всем телом. Сквозь тонкую материю взятого взаймы фабричного платья она ощущала грубую шерстяную ткань его килта. Он больно сжимал ее руки.
Его мужской запах кружил ей голову – и без того она была сама не своя. Будь они сейчас наедине, она бы обняла его голову, взъерошила бы волосы и притянула бы его рот к своим губам.
Ей чуть не удалось добиться желаемого. Ее голова покоилась на его груди, и она погладила большим пальцем смуглую кожу в раскрытом вороте его рубахи. Он посмотрел на нее сверху вниз, его глаза потемнели. Пульс жарко забился под ее пальцем. Он тихо спросил:
– Вы в порядке, девочка?
Кивнув, Зарабет ответила, стараясь, чтобы голос звучал весело:
– Я привыкла к покушениям. Я ведь из Нвенгарии, знаете ли.
Она не удержалась – снова погладила пальцем его шею, наслаждаясь ощущением горячей кожи, и с горечью призналась самой себе, что по-прежнему хочет его, даже сильнее, чем прежде.
Джейми стоял руки в боки и обозревал картину разгрома. Айван и Констанц тоже оглядывались по сторонам, делая знаки против дурного глаза. Решили, что без нечистой силы тут не обошлось.
– Никакого покушения не было, – заявил Джейми. – Всего-навсего сгнила и отошла балка – гвозди расшатались и не держат. Как-никак, столько веков прошло.
Иган отскочил от Зарабет, отпуская ее на свободу. Мужское тело больше не грело ее, и она поежилась.
– Да, – сказал Иган. – Замок Макдоналд – просто куча развалин, держится на молитве да на честном слове.
– Все дело в проклятии, – проворчал Джейми. Затем, поймав взгляд Игана, повернулся к разгромленному столу. – Ну, полагаю, самое время для овсянки, – быстро проговорил он. – Уильямс, скажи своей жене.
К тому времени, как Зарабет оказалась возле реки, дождь перешел в мелкую морось. Она шла по тропинке вслед за Иганом. Он выглядел просто чудесно в льняной рубахе, темном килте и сапогах. Кудрявые волосы заплетены в косицу. Похожий костюм был и на Джейми, только парень выглядел мрачновато. Он бормотал себе под нос, что лишь нечистой силе было под силу внушить им мысль идти рыбачить в дождь.
Джемма одолжила Зарабет крепкие сапоги и плащ. Она упрашивала Игана поменьше утомлять гостью. Джемма послала за деревенской портнихой, чтобы нашить Зарабет новые наряды взамен тех, что пропали. Так что ей сегодня предстояли многочисленные примерки.
Бросив взгляд на Зарабет, Иган просто сказал: – Она сильная: ее хватит и на то, и на другое.
Зарабет стиснула зубы и поклялась себе – он еще убедится, насколько она действительно сильна.
Помня об опасности, Иган прихватил отряд своих людей, а также барона Валентайна, чтобы сопровождали их вылазку в холмы и леса. Разумеется, оба лакея Зарабет тоже отправились с ними. Зарабет, побывав замужем за мятежным и непредсказуемым герцогом в Нвенгарии, привыкла находиться под охраной и умела терпеливо сносить присутствие телохранителей. Иган также не обращал на них внимания, а вот Джейми был далеко не в восторге. Он всю дорогу бурчал под нос, что такая толпа распугает всю рыбу и он схватит простуду зазря.
Они перевалили через вершину невысокой гряды холмов и начали спуск к реке. Местами на холмы уже лег снег, вершины тонули в тумане. Тропа обрывалась на берегу реки, глубина которой в этом месте достигала четырех футов. Вода неслась через отмели, бурлила в заводях, изрезавших берега.
Иган пошел вдоль берега сквозь мокрую траву и грязь, не снижая темпа, словно все еще спускался по тропе с холма. Приподняв юбки, Зарабет решительно двинулась вслед.
Он остановился на скале, которая выдавалась в реку. С одного боку ее обдавали холодные брызги дождя. С другой стороны водоворот, обтекая скалу, заканчивался спокойной заводью, полной рыбы. То и дело раздавался всплеск, блестела чешуя.
Иган стоял, опираясь о скалу обутой в сапог ногой, килт свисал, прикрывая колени. Ветер играл его волосами, трепал рубаху, и он сам выглядел совсем как горский воин в стародавние времена. Ему бы сейчас меч вместо удочки, и он вполне мог бы затянуть молитву древним богам, прежде чем ринуться в битву на помощь товарищам.
Обернувшись, Иган загадочно посмотрел на Зарабет:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...