ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

После этого можно полюбоваться результатами своего труда, но если этот сукин сын, несмотря ни на что, все же поднимется, то вам лучше побыстрее сматываться оттуда, как обезьяна, которой смазали задницу скипидаром.
Глава 2
В один из вечеров, благополучно доставив мертвецки пьяного испанца на базу, Мэрион долго гулял по улицам Сан-Диего, а потом, повинуясь какому-то безотчетному желанию побыть одному, купил билет на паром, идущий к острову Коронадо, и удобно устроился на скамье у борта. Пассажиров на пароме почти не оказалось, и Мэриона никто не беспокоил. Можно было собраться с мыслями...
— Огоньку не найдется, морпех?
Капрал Ходкисс поднял глаза. Рядим с ним, облокотившись на поручни, стояла девушка. Длинные огненно-рыжие локоны, голубые глаза, бледное усталое лицо... Он только успел подумать, что красивее женщины еще не видел.
Спички нашлись. Хоть он и не курил, но брал с собой коробку для испанца. Девушка прикурила сигарету и селя рядом.
— Спасибо, морпех, — он едва слышал ее голос, так бешено колотилось его сердце. — Я частенько видела тебя в Сан-Диего. Как тебя занесло на этот паром?
— Здесь спокойно и тихо, — Мэрион сам не узнал свой голос.
— Тоскуешь?
— Да нет, не совсем.
— Наверное, думаешь о своей девчонке.
— У меня нет девушки.
Она улыбнулась.
— Когда морпех попадает в Сан-Диего, то у него, разумеется, нет девушки.
— Но у меня действительно нет... И вообще я не из тех, кто рыскает по городу за юбками. Мне нравится быть одному, хоть немного передохнуть от этой мышиной возни.
Она внимательно посмотрела на него.
— Похоже, ты и впрямь говоришь правду. И о чем же ты мечтаешь в тишине?
— Я мечтаю написать обо всем: о том, что происходит со мной, об этом городе, о своих ребятах... Вы, наверное, думаете, что у меня не все дома. — Он сам не знал, почему делится с ней своими мечтами, но слова сами срывались с губ.
— Сколько тебе лет?
— Девятнадцать.
— Обалдеть! Честный морпех! Прямо из книжки. Обычно на твоем месте ребята отвечают, что им двадцать пять.
— А что, это плохо, когда тебе девятнадцать?
Паром подошел к причалу, и девушка поднялась.
Мэрион тоже вскочил на ноги.
— Я... меня зовут Мэрион... Мэрион Ходкисс... может, мы как-нибудь встретимся, то есть я хотел сказать, увидимся на этом же пароме? Теперь я часто буду приходить сюда.
— Может быть. — Она на секунду взглянула ему в глаза, но тут же отвернулась и ушла, а Мэрион как зачарованный все еще стоял на палубе, не понимая, что с ним происходит.
* * *
Капрал Ходкисс, нервно поглядывая на часы, ходил по причалу. Было двенадцать тридцать.
— Привет, Мэрион!
Счастливая улыбка на лице Ходкисса не оставляла сомнений, что пришла именно та, кого он ждал.
— Привет, Рэчел. Я уже занял два места у борта. Кофе хочешь?
— С удовольствием. — Она откинулась на спинку скамейки и достала сигареты.
Мэрион тут же зажег спичку.
— Рэчел, я тут кое-что принес для тебя... думаю, тебе понравится.
— И что же ты принес?
— Книгу. Могу почитать тебе, если хочешь.
— А что это за книга?
— Сонеты Шекспира.
— Ты знаешь, я как-то не очень понимаю стихи.
— Ничего, если что-то не поймешь, я объясню.
— Ну, тогда валяй...
Она прикрыла глаза. Мэрион некоторое время смотрел на нее, а потом открыл книгу.
* * *
Всю следующую неделю пополнению провело в нескончаемых марш-бросках. Это должно было научить их той простой истине, что каждый морпех, независимо от специальности, будь он радист, повар или музыкант, в первую очередь является боевой единицей. Полоса препятствий, сборка и разборка радиостанций в полевых условиях, искусство маркировки, оказание первой медицинской помощи, кодирование, метание гранат, передвижение под огнем (с использованием боевых патронов), дзюдо, рукопашный бой, метание ножей, в общем, все, что могло понадобиться в бою. Потом они с полной выкладкой прыгали с трехметровой высоты в яму с водой, и в заключение их загнали в палатку, наполненную слезоточивым газом, где они пели гимн Корпуса морской пехоты.
Эрдэ Браун швырнул свой автомат на стол и громко выругался.
— Какой дурак придумал автомат «рэйзинг»?! Это же кусок ржавого железа.
— Или дерьма, — поправил Ски.
— Это уже точно, — согласился Энди.
— Я был одним из лучших на стрельбище в тренировочном лагере, — подхватил Дэнни. — А из этого «рэйзинга» не могу попасть в десятку даже с пятидесяти ярдов.
— Нет, вы только посмотрите, братва, — не унимался Эрдэ. — Опять ржавчина, а ведь я только вчера чистил и смазывал его.
— Ну, а ты что скажешь, сестричка Мэри?
Мэрион тяжело вздохнул.
— Эту штуку никак не назовешь лучшим оружием в мире. Может, поэтому нас так натаскивают, готовя к рукопашному бою?
— Братва, кто-нибудь объяснит мне, как стрелять очередями? После первых двух-трех пуль ствол уже смотрит в небо. Может, это автомат для противовоздушной обороны?
— Ладно, хватит трепаться. — Я решил положить конец плоским шуткам. — Старшина Китс приказал вам научиться стрелять из «рэйзинга», значит, выполняйте приказ, и без разговоров.
— Но, Мак...
— Да мне плевать, что вы думаете об этом автомате! Может, двадцатимильный марш-бросок заставит вас стрелять иначе? Так я запросто это устрою.
— Мак, а ты хорошо сегодня отстрелялся? — невинно поинтересовался Дэнни.
Я прокашлялся.
— Мне, гм... тоже надо тренироваться...
* * *
Мэрион целый вечер не сводил глаз с Рэчел. Они проехались на пароме туда и обратно раз шесть, и только когда уже занимался новый день, Мэрион закончил рассказывать:
— Вот на этом все и кончается. Гильда заняла место герцога, и ее закололи кинжалом. Старый горбун наклонился над ней и рыдал, сжимая ее в своих объятиях, а потом опустился занавес.
— Красиво, — вздохнула Рэчел и, потянувшись, лениво взглянула на него. — Уже почти утро, Мэрион, тебе не пора на базу?
— Еще нет. Сегодня пятница, а по пятницам мы готовимся к субботнему смотру. Старик Хаксли помешан на чистоте, и когда проверяет казармы, то надевает белые перчатки.
— Сэм Хаксли?
— Да, а откуда ты знаешь?
— Я слышала о нем.
— Рэчел...
— Да, Мэрион.
— Слушай, мы не могли бы в следующую увольнительную сходить куда-нибудь в Сан-Диего? Ну, так на какое-нибудь шоу или пообедать в ресторане.
Рэчел задумчиво покусала губу.
— Знаешь, мне больше нравится здесь, на пароме. Может, лучше будем встречаться, как раньше?
— Я... мы встречаемся уже больше месяца, и мне казалось, что я нравлюсь тебе.
— Конечно, нравишься, Мэрион. Очень нравишься.
— Я для тебя просто хороший паренек, да?
— Господи, Мэрион, да неужели ты думаешь, что я сидела бы на пароме до пяти утра, если бы... Ну, ты ведь сам говорил, что не любишь город. Давай оставим все по-прежнему.
— Ладно, — неохотно согласился он. — Если тебе так нравится быть загадочной женщиной...
— Я хочу встречаться с тобой, правда хочу, Мэрион.
Паром мягко ткнулся в причал.
— Мне пора, Рэчел.
— Увидимся в субботу?
Он обернулся к ней, как это сделала она при первой встрече.
— Может быть.
* * *
Рано утром я бодрой рысью погнал свое отделение через весь лагерь на берег залива, где среди песчаных дюн находились десантные тренажеры. Собственно, под этим громким названием подразумевалась десятиметровая деревянная стена, с которой свешивалась толстая канатная сеть. Под стеной, в песке, стоял десантный катер. Мои ребята пыхтели и вовсю ругались, увязая в песке под тяжестью радиоснаряжения.
— Если нас навьючивают, как мулов, то по крайней мере могли бы и жрать давать побольше.
— А я слышал, что все мулы в армии имеют звания не ниже капрала. Может, пора отрастить уши и получить повышение?
— Когда вернемся, напомни купить тебе морковки.
— Р-разговорчики, салаги! На месте стой! Радиостанции снять. Стоять вольно! — Я прошелся перед строем, — Если до сегодняшнего дня вы ничему не научились, то, ради всего святого, освойте хотя бы, как подниматься и спускаться с борта транспортного судна при десантировании.
Они без особого восторга слушали меня, недоверчиво поглядывая на десятиметровую стену.
— Это всего-навсего тренажер, так что проблем не будет, а вот когда придется высаживаться в боевых условиях, да еще в хороший штормягу, вот тогда хлебнете сполна.
— Моя писать рапорт назад в резервацию. Моя плевать на война бледнолицых.
— Пустяки, — беззаботно махнул рукой Энди. — Попробовали бы вы забраться на двадцатиметровую сосну!
— Напрасно старушка ждет сына домой...
— Кончай травить! Слушать внимательно! На сети нет отдельных людей — есть одна команда. Сорвется один и может погубить всех. Прежде всего показываю, как десантироваться с борта катера.
Я взобрался на катер и, ухватившись за леер, одним движением перемахнул за борт. К несчастью, у меня подвернулась нога, и я приземлился в песок головой вниз.
— Бис! Бис! — восторженно взревели мои болваны, пока я выплевывал изо рта песок.
— Ладно, хватит ржать! Шевели копытами! Быстро на катер!
Я гонял их до седьмого пота сначала на катере, а потом и на сети. Поднимались они вполне сносно, но со спуском дело обстояло сложнее.
— Энди, так твою! Спускаться нужно ногами вперед, а не головой! Вождь! Ты не у столба пыток, сейчас же отцепись от борта и спускайся! Вниз не смотреть!
Они старались, очень старались, и у них даже неплохо получалось, но мне становилось тошно, когда я представлял такое десантирование при сильном волнении, когда сеть раскачивается во все стороны, а тяжелая радиостанция за плечами так и тянет вниз.
— Перекур!
Они собрались вокруг меня.
— В общем так, ребята, если почувствуете, что не можете удержаться на сети, то не паникуйте. Сцепите руки в замок и позовите на помощь тех, кто рядом. А теперь давайте-ка еще разок, Представьте, что мы на крейсере «Тускарора» и вся боевая задача состоит в том, чтобы полной выкладкой плюс еще наше оборудование спуститься на катер По четверкам разобрались... Живо, живо, мужички. Каски снять, винтовки стволом вниз. Если все-таки сорветесь в воду, то перво-наперво сбрасывайте к чертовой матери весь боекомплект, не то сразу хана, только пузыри пойдут. При спуске не забывайте держать руки на вертикальных канатах, не то кто-нибудь сверху обязательно наступит.
— Моя не понимать, что есть вертикальный? — с каменным лицом поинтересовался Сияющий Маяк.
— У тебя член в каком положении?
— Смотря когда.
— Это неважно, в любом случае это и есть вертикально.
— Вот оно что... — Вероятно, мое объяснение несколько озадачило индейца, но, что такое «вертикально», он запомнит наверняка.
— Итак, внимание! Очень важно правильно и в нужный момент соскочить с сети на катер. Даже при небольшом волнении он болтается на волнах, как пробка, поэтому, если вы ошибетесь, то уж точно отправитесь домой по почте. Начали! Так... хорошо... да брось ты эту чертову каску, Непоседа! Мы дадим тебе новую...
Эрде коротко охнул, когда кто-то наступил ему на руку.
— Надо держаться за вертикальный канат, бледнолицый, — тут же подсказал ему индеец.
Я спускался следом за ними, но, когда спрыгнул в катер, мне на голову свалился Элкью Джонс.
— Ты что, баран! — рявкнул я, выбравшись из-под него. — Что случилось?
— У меня нога запуталась в сети, и я потянулся, чтобы освободить ее...
— Какой рукой?
— Обеими, — виновато улыбнулся он.
— Господи! Дай мне силы с этими чертовыми... ладно, барышни, на сегодня хватит.
* * *
Капрал Ходкисс торопливо шагал по палубе парома, оглядываясь по сторонам в поисках Рэчел. Наконец он заметил ее у стойки бара с чашкой кофе в руках.
— Привет, Рэчел.
Она обернулась, но глаза ее, вспыхнувшие было радостью, тут же стали холодными.
— Ты не появлялся две недели...
— Знаю, знаю, извини. — Он схватил ее за руку, словно удерживая. — Я хочу показать тебе кое-что. Смотри.
— Что это? — Она недоверчиво взглянула на почтовый пакет, который он протянул ей.
— Открой.
В пакете оказалась небольшая книга. На обложке крупными буквами красовалось название: «Бегство мистера Брэншли», автор Мэрион Ходкисс, капрал Корпуса морской пехоты США.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...