ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— На первых носилках Пэрис, — отозвался я.
— Положите их здесь. Педро, давай плазму, быстро! — распорядился док Кайзер, склонившись над носилками.
Мы с Берни поднялись и подошли к носилкам. Я узнал еще одного раненого. Это был капрал, командир отделения, по-моему, из Алабамы. Он оказался совсем плох. Да и кому было бы хорошо с пулей в животе.
— Надеюсь, нам хватит плазмы, до того как мы успеем остановить кровотечение, — пробормотал Кайзер.
Сержант Пэрис и другой раненый терпеливо ждали, пока их перевяжут. После этого Педро дал сержанту глотнуть бренди, и тот, кряхтя, сел на носилках.
— Куда тебя? — спросил я.
Он молча поднял правую руку, на которой не было четырех пальцев.
— Ты можешь говорить? — спросил его Хаксли.
Пэрис кивнул.
— Да, сэр. Я расскажу, как было дело. Как начало темнеть, мы двинулись и вскоре наткнулись на брошенный лагерь. Хижин тридцать. За ним поляна и метров через сорок снова кустарник, густой такой... ну, в общем, японцы сидели там... а мы их даже не видели, такая каша, я даже понять не успел...
— Ладно. — Хаксли задумчиво смотрел на Пэриса. — Ладно, сержант. Вы молодцы. Все-таки заставили их обнаружить себя.
— Спасибо, сэр.
— А где лейтенант Рэкли?
— Убит, — ответил Маккуэйд. — Пуля в голову. Пришлось оставить его, чтобы донести троих раненых.
— Жаль. — Хаксли склонил голову и замолчал. Мы не видели его лица, но я прекрасно представляю, что он чувствовал. — Как, по-вашему, сержант, — снова заговорил он, обращаясь к Маккуэйду, — много их?
— Похоже, сэр, там передовое охранение. Минимум два пулемета. И стреляли они так, словно патронов у них до конца войны.
— Какая там ширина острова?
— Ярдов пятьсот.
Хаксли повернулся к начальнику штаба.
— Велмэн, свяжитесь по телефону с Шапиро. Прикажите ему выдвинуть третью роту в брошенный лагерь и занять позиции к пяти ноль-ноль. Второй роте Харпера пройти через лагуну на фланг Шапиро.
— А если противник начнет контратаку?
— Не думаю. У них отличная позиция, и они будут держать под контролем эти самые пятьсот ярдов открытого пространства между брошенным лагерем и кустарником.
— Вы уже продумали, как атаковать их?
— Решим завтра. Сначала я хочу взглянуть на их позицию. — Он повернулся к Маккуэйду. — Вам лучше остаться на ночь здесь, сержант.
— Прошу разрешения вернуться назад к Максу... я хотел сказать, к капитану Шапиро. Он был вне себя от ярости и, боюсь, как бы не вздумал атаковать японцев ночью, если я не успокою его.
Хаксли кивнул и незаметно улыбнулся, глядя, как грузный сержант трусцой побежал назад к третьей роте.
— Старшина!
— Да, сэр!
— Свяжитесь с эсминцем. Пусть войдут в лагуну и подойдут как можно ближе к берегу. Потом свяжитесь со штабом, пусть вышлют десантную баржу, чтобы мы могли в случае необходимости переправить раненых на эсминец...
Ночью я еще несколько раз просыпался от нестерпимого зуда комариных укусов и каждый раз видел громадную фигуру командира, сидевшего на берегу у самой воды.
Под утро, очередной раз проснувшись, я понял, что уже не усну, и, тихо поднявшись, чтобы не разбудить остальных, подошел к Хаксли.
— Разрешите сесть рядом, сэр?
— А-а, Мак, садись, старина.
Краем глаза я успел заметить Зилча, примостившегося возле пальмы недалеко от нас. Он тоже не спал и настороженно следил за командиром, готовый в любую секунду выполнить приказ.
— Как там тот парень с простреленным животом?
— Умер... не хватило плазмы, Мак. — Голос Хаксли звучал глухо и безжизненно. — Он третий сын, которого похоронила мать. Один из его братьев погиб, когда затопили «Саратогу».
Да, Хаксли знал каждого из восьмисот людей, которыми командовал, и смерть любого из нас была для него горем.
— Ну и местечко мы выбрали, сэр. — Я попытался отвлечь его от мрачных мыслей. — Комаров тут, как на болоте.
— Ты почему поднялся, Мак?
— Да что-то не спится. Вижу, вы сидите здесь. С вами все в порядке, сэр?
— Из тебя вышел бы хороший капеллан, Мак... Отпущение грехов, да? — Он горько усмехнулся. — Иди лучше спать.
— Да, сэр, конечно. Извините. — Я вернулся на место и, засыпая, впервые пожалел командира.
* * *
Мэрион и Сияющий Маяк все утро провели в санчасти из-за комариных укусов. Лицо индейца распухло до неузнаваемости, а чудовищно набрякшие веки Мэриона прилипли к очкам, и он не мог открыть глаза. Правда, Педро сдержал обещание и привел их в форму как раз ко времени нашего выступления.
Мы ожидали приказа, с тревогой прислушиваясь к нарастающей перестрелке. Это вступили в бой вторая и третья роты.
— А помните, ребята? — Со вздохом говорил Элкью. — Парадная синяя форма будет ждать вас в Сан-Диего. Только записывайтесь в морскую пехоту. Как же! Только и видел я эту форму!
— Все здесь, как на курорте, только уж очень плотно кормят. Так и растолстеть недолго, — поддержал его Эрдэ, потуже затягивая ремень, так как завтрака сегодня не было.
— Оставь покурить.
— Это вредно для здоровья.
— Скажи об этом японцам.
К санчасти подошли четверо раненых.
— Ну, как там? — спросил Энди.
— Хреново.
Потом принесли полдюжины носилок с окровавленными телами. Мы молча проводили их взглядами.
— Эй, мужики, смотрите!
К санчасти подошли несколько монахинь.
— Вы здесь старший? — спросила одна из них у Кайзера.
— Да, сестра, меня зовут Кайзер. Доктор Кайзер.
— Я сестра Жоан Клод, мать-настоятельница миссии. Мы пришли предложить свои услуги и помощь раненым.
Растроганный Кайзер благодарно кивнул.
— Простите за игру слов, сестра, но само небо послало вас. Вы разбираетесь в медицине?
— Уход за больными и ранеными — одна из наших обязанностей, доктор.
— Сколько у вас сестер?
— Десять.
— Отлично, значит, мы можем отослать санитаров на передовую. Педро!
— Да, сэр?
— Проведи сестер и покажи, что нужно делать. Не знаю, как вас и благодарить.
— Это наш долг.
* * *
Хаксли, капитан Марлин и Зилч под прикрытием деревьев пробирались к позициям третьей роты, которая залегла в брошенном лагере, укрываясь за валунами, хижинами и пальмами. Воздух звенел от свиста пуль и грохота выстрелов.
— Связной! — громко позвал Хаксли.
Морпехи по цепи передали его призыв, и один из них, петляя между хижинами и деревьями, умело используя прикрытия, примчался к командиру. Следом за ним, до самых камней, где находился Хаксли, тянулась дорожка от пуль.
— Где Шапиро?
— Откуда я знаю? Он везде.
— Ну-ка, отведи нас на КП, — приказал Хаксли.
Связной быстро пополз к ближайшему валуну и сделал знак следовать за ним. Едва они перебрались за валун, как по нему прошлась пулеметная очередь.
— Жарко тут у вас, — заметил Марлин.
— Не жалуемся, — откликнулся связной. — Ну, теперь по одному вон за ту пальму. Пошли!
Так, перебегая и переползая от укрытия к укрытию, они постепенно добрались до КП, который располагался в хижине метрах в пятидесяти от океана. Рядом, за пальмами, залегли человек десять морпехов, охраняющих командный пункт.
Последние двадцать ярдов оба офицера и Зилч промчались на предельной скорости и влетели в хижину, как ураган. Шапиро там не было, зато на полу на циновке лежал сержант Маккуэйд и, заложив ногу за ногу, курил сигарету, лениво пуская дым к потолку.
— Извините, что прервал вашу сиесту, Маккуэйд, — ядовито извинился Хаксли.
— Привет, Сэм, — радушно ответил сержант, как обычно в боевой обстановке, называя офицера по имени.
— Где Шапиро?
— Пошел выравнивать фронт, чтобы ребята не пятились назад. Сейчас вернется.
Хаксли выругался от нетерпения и выглянул из хижины.
Третью роту намертво прижали к земле. Атаковать противника, которого даже не было видно, значило погубить всю роту.
В хижину, задыхаясь от бега, вскочил связной и тут же схватился за голову.
— Слава Богу, только царапнуло, — облегченно вздохнул он, вытирая о штаны окровавленную ладонь. — Сейчас сюда тянут телефонный кабель.
Хаксли кивнул и высунулся из хижины.
— Ну-ка, мужички, поддайте огоньку! Надо прикрыть телефонистов! — Он оглянулся. — Маккуэйд, у вас тут есть миномет?
— Есть, но боекомплект кончился час тому назад.
— Вот дерьмо. — Хаксли снова повернулся к выходу.
Морпехи усилили огонь, давая возможность телефонисту, который ждал сигнала Хаксли, добежать до КП. Полковник махнул рукой, и телефонист ринулся к хижине, придерживая болтающуюся за спиной катушку с кабелем. Добравшись до хижины, он снял с шеи коробку с телефоном и дрожащими от нетерпения пальцами быстро подсоединил кабель. Потом покрутил ручку телефона.
— Алло, «Линкольн-Вайт»! Говорит третья рота! Как слышите?
— Алло, третья рота! «Линкольн-Вайт» на связи. Слышу хорошо.
Телефонист, улыбаясь, передал трубку Хаксли.
— Алло, Велмэн. Это Хаксли. Что там у вас?
— Привет, Сэм. Вторую роту прижали к земле. Большие потери. В санчасти до пятидесяти раненых. Харпер говорит, что залез в джунгли по самую задницу и никак не может сомкнуть фланг с третьей ротой, к тому же позиция у него довольно хреновая. Если бы Шапиро выбил японцев из кустарника, то Харпер тоже двинулся бы вперед. Ты можешь поднять роту, Сэм?
— Это чистое самоубийство. Впереди открытое пространство, а мы их даже не видим.
— Минутку, Сэм, тут связной из второй роты...
— Где же, черт возьми, Шапиро?! — прорычал Хаксли, ожидая, пока Велмэн переговорит со связным.
— Алло, Сэм... ты еще на связи?
— Да, говори.
— В общем, все по-прежнему. Вторая рота зарылась в землю, и японцы выбивают их, как уток.
— Передай Харперу, пусть продолжают окапываться. Я свяжусь с тобой, как только мы придумаем, как выкурить этих сволочей из кустарника. «Аллигатор» еще не прибыл?
— Нет, может, часа через два.
— Как там раненые?
— Молодцом. Никакого нытья. Ребята боевые. Монахини здорово помогают Кайзеру.
Хаксли положил трубку как раз в тот момент, когда заметил знакомую фигуру маленького командира третьей роты, неторопливо идущего к хижине.
— Да он с ума сошел! — выдохнул Марлин.
— Макс! В укрытие! — взревел Хаксли.
Все, кто находился на КП, застыли от изумления. Макс Шапиро, не обращая внимания на свистевшие вокруг него пули, шел, словно прогуливался по парку. Хаксли даже протер глаза. Капитан вел себя так, будто был уверен в своей неуязвимости. Легенда о Ковбое Шапиро не была пустым вымыслом. Его появление сразу взбадривало людей, придавало им новые силы. Он переходил от камня к камню, от пальмы к пальме, похлопывая своих ребят по плечу, отпуская шутки, словно тренер футбольной команды. Его взгляд из-за толстых линз очков стал оживленным и ясным. Хаксли не знал, что и думать. Либо Шапиро человек фантастической смелости, либо сумасшедший. Кто еще мог так бесстрашно идти под пулями, понимая, что в любой момент его могут убить? Хаксли молча продолжал смотреть, как Шапиро все так же неторопливо следовал к хижине через совершенно открытое пространство.
— Эй, мужички, — окликнул капитан ближайших к нему морпехов. — Хотите посмертно медаль заработать?
— Да ну ее к черту, Макс.
— Тогда сдвинь задницу. Вон там на дереве снайпер, который уже давно в нее целится. И стреляй точнее, береги патроны.
— Хорошо, Макс, я понял.
Шапиро вошел в хижину, снял каску и как ни в чем не бывало взял сигарету их нагрудного кармана Маккуэйда. Прикурив ее от окурка сержанта, он повернулся к Хаксли.
— Привет, Сэм.
— Макс, если еще раз устроишь подобный цирк, я...
— Да брось, Сэм. Эти узкоглазые даже пальцем себе в задницу не попадут.
— Ты видел Харпера?
— А как же. — Шапиро протер очки. — Надо послать ему пачку жевательной резинки, а то он, бедняга, жует одну уже целую неделю. Еще немного, и он зубы об нее сломает.
Непринужденность Шапиро сразу разрядила накаленную атмосферу на КП.
— Как обстановка? — Хаксли тоже несколько успокоился.
— Не очень. Мы не можем соединиться с Харпером, а его роту рвут на куски. Слушай, Сэм, там в кустах полно японцев. Может, даже целый батальон, и палят они так, словно купаются в патронах. Не нравится мне это. Если продолжим и дальше перестрелку, то будь уверен, что останемся без патронов, а у них еще на пару дней хватит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...