ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
— А ч-черт!
— Что такое?
— Хотел ногу подвинуть... нет, лучше не трогать... Как ножом садануло.
— Да, так вот я говорю, представь себе, шестьдесят акров...
Прошло около трех часов. Поросший кустарником противоположный берег ручья кишел японцами, но Эрдэ не стрелял, Найти в темноте их с Кэссиди очень трудно, поэтому незачем выдавать свое укрытие. Вот если начнут переходить ручей, тогда...
— Морпех, ты сдохнешь!!! — выкрикнул кто-то высоким голосом с противоположного берега.
— Сволочи, — прошипел Рэд.
— Лежи тихо.
— Морпех! Подохнешь, собака!
— Ах ты, мать твою. — Эрдэ зажал рот Кэссиди.
— Заткнись! Они нарочно достают нас, чтобы мы выдали себя.
— Американские собаки! Морпехи гребаные! Сдохнете! Трусливые ублюдки!
Кэссиди зарычал от бешенства и попытался поднять карабин, но Эрдэ снова остановил его.
— Да уймись ты! Не то я сам вырублю тебя, усек?
— Извини, Эрдэ... просто, ну сам понимаешь.
— ТЫ СДОХНЕШЬ, МОРПЕХ!!!
* * *
Мэрион крепко сжимал в руках карабин, едва сдерживая слезы, и вглядывался в темноту из своего окопа. Он не слышал криков японцев на берегу ручья, но до него уже несколько минут доносились стоны раненого.
— Братцы... помогите, я морпех... я ранен... братцы, помогите...
Мэрион до крови закусил губу и напряженно вслушивался в голос, пытаясь определить, кто зовет его.
— Стой, кто идет!
— Морпех.
— Пароль?
— Лонли. — В окоп к Мэриону спрыгнул испанец Джо.
— Ты чего сюда приперся?
— Эти вопли действуют мне на нервы. Это ведь японец кричит по-нашему, да?
— Откуда я знаю.
— Но ведь это не Эрдэ и не Кэссиди.
— Возвращайся на свой пост, Джо.
— Может, попробовать захватить его?
— Это как раз то, чего они добиваются. Возвращайся на пост, Джо.
Испанец неохотно вылез из окопа и исчез в темноте. Мэрион некоторое время вглядывался в мрак ночи, пока ему не почудилась фигура человека, ползущего к окопу.
— Джо, я же сказал тебе, возвращайся...
В ту же секунду японец с ножом в руке прыгнул на капрала. Оба упали на дно окопа. Мэрион оказался внизу, но успел перехватить руку, сжимавшую нож. Японец, рыча от напряжения, всем весом навалился на Ходкисса, и лезвие ножа опускалось все ниже и ниже к лицу американца. Свободной рукой Мэрион ударил японца пальцами по глазам. Тот дико вскрикнул и, выронив нож, отпрянул назад. Не теряя времени, Мэрион вскочил и обеими руками вцепился в горло противника. Японец задергался, но Мэрион мертвой хваткой давил на горло, хрипя от ярости и отвращения. Наконец все было кончено. Оттолкнув труп японца, Мэрион выполз из окопа и кое-как добрался до КП.
— Смените меня... кто-нибудь.
Одного взгляда было достаточно, чтобы догадаться, что произошло. Я отправил Сияющего Маяка на пост, а сам потащил Ходкисса в медчасть. Док Кайзер живо обработал глубокий порез на плече Мэриона.
— А теперь, молодой человек, посмотрим, что у вас с рукой?
— С рукой все в порядке, — безучастно ответил Мэрион.
Только сейчас я заметил, что его правая рука, сжатая в кулак, вся в крови.
— Разожмите кулак, — скомандовал Кайзер, но Ходкисс, казалось, не слышал его, к потребовались усилия двух санитаров, чтобы разжать кулак капрала.
— Какого черта... — Все на секунду опешили.
Мэрион, словно очнувшись, опустил взгляд на руку. В его кулаке был зажат кусок мяса с кожей, выдранный из горла японца. Мэрион дико вскрикнул и потерял сознание.
Глава 8
26 января 1943 года.
— Думаю, больше надеяться не на что.
— Из первого батальона сообщают, что не нашли никаких следов Кэссиди и Брауна.
— Всякое бывает. Они могли заблудиться в джунглях.
Мы расположились на берегу, где нас разместили на кратковременный отдых после наступления. Мало кто надеялся, что Рэд и Эрдэ еще живы после той сумасшедшей артподготовки и бомбовых ударов, не говоря уже об ошалевших от крови отрядов японской армии, с которыми мы столкнулись во время атаки. Один шанс из миллиона, что ребята еще живы и отсиживаются где-то в джунглях.
— О Маниту, — простонал Сияющий Маяк. — Зачем ты опять гонишь меня в гальюн!
— Старая добрая дизентерия. Доброго освобождения, вождь.
— Воины не болеют дизентерией. Я иду туда, потому что мой народ всегда славился постоянством в своих традициях. — Сияющий Маяк гордо вскинул голову и сделал попытку величаво удалиться к яме, которая заменяла нам гальюн, но не выдержал и припустил так, что пятки засверкали.
— Ну-ка, мужички, мне нужна пара добровольцев. Энди и Дэнни, марш за мной. Нужно выкопать яму для нужд офицерского состава.
— Мы же только вчера выкопали для них сортир! — возмутился Энди.
— Он уже полон под завязку. Так что придется копать еще один.
— Правду говорят, что офицеры полны дерьма, — проворчал Энди, беря лопату.
Непоседа тоже поднялся. Мэрион оторвался от книги и вопросительно посмотрел на него.
— Двухчасовая вахта у пулемета, — пояснил Непоседа и, нагнувшись к Мэриону, прочитал вслух название книги, которую он держал в руках. — «Восточная философия». На хрена тебе это нужно, Мэри?
Ходкисс улыбнулся.
— Война-то ведь когда-то кончится, Непоседа, и я подумал, что будет не лишним научиться понимать наших нынешних противников.
Грэй задумчиво поскреб затылок.
— Я как-то представлял себе, что мы просто перестреляем этих ублюдков, а остальных утопим в море.
— Семьдесят пять миллионов человек? Боюсь, ты неправильно представляешь себе цель этой войны, Непоседа.
— Да они и так все сделают себе харакири.
— Вряд ли. Здесь должно найтись иное решение. Если мы будем только убивать, то чем мы лучше их? И потом их культура...
— Какая культура, Мэри! Да они просто банда желтых обезьян.
— Напротив, их цивилизация гораздо древнее нашей. У них уже существовала своя культура, когда все добрые техасцы еще жили в пещерах.
— Да ну тебя к черту! Вся эта хреновина слишком сложна для меня. По мне так перестрелять их, и все дела. Ну ладно, я пошел.
Мэрион только покачал головой и перевернул страницу.
Непоседа спрыгнул в пулеметное гнездо.
— Пароль «Лилак», — сообщил ему морпех, которого он сменил.
— Понял, братишка. Иди спать. Раз я на посту, то вся Америка может спать спокойно.
Проверив пулемет, техасец лениво оглядел лежавший слева от него залив. У него даже мелькнула мысль, что неплохо бы вернуться сюда после войны и понежиться на пляже с хорошенькой девчонкой. Севший на лоб комар грубо вернул его на землю, так как пришлось шлепнуть ладонью по голове. Непоседа выругался и тут же умолк, напряженно вглядываясь в сгущавшийся мрак сумерек. Так и есть, он не ошибся: метрах в пятидесяти от него что-то двигалось. Непоседа плавно развернул пулемет и передернул затвор.
— Кто идет?! — рявкнул он.
Нечто продолжало двигаться к нему.
— Стой! Стрелять буду!
— Только попробуй, — прохрипело в ответ. — Я морпех.
— Пароль?!
— Может, хватит выпендриваться, Непоседа? Это я, твой старый добрый кореш Эрдэ.
— Эрдэ! — Непоседа выпрыгнул из окопа и бросился к нему. — Ах ты старый пердун! Я тут места себе не нахожу, а он по пляжу ползает. Мы уже думали, что тебя убили.
Он принял из рук Эрдэ бесчувственное тело Рэда Кэссиди и взвалил его на плечо.
— Ну, здорово, старый! — Непоседа схватил Брауна за руку.
— Извини за стальное рукопожатие, — прошелестел Эрдэ, колени у него подогнулись, и он опустился на песок.
Грэй помог ему подняться, и они вместе поковыляли на КП.
— Братва, Эрдэ вернулся!
— Срочно врача, Кэссиди ранен!
— Вызвать дока Кайзера, живо!
— Эрдэ! Эрдэ! — К нему со всех сторон бежали морпехи.
Мы сгрудились вокруг него, обнимали, хлопали по плечам.
— Хватит целовать меня, педрилы несчастные, — отбивался Эрдэ, но по его небритым щекам катились слезы.
Подбежали санитары и живо уложили обоих на носилки. Непоседа не выпускал руки Эрдэ.
— Я же говорил, что он вернется! Я же говорил...
— Эх, братва, вы бы видели, какие трофеи мне пришлось бросить в джунглях, — прошептал Эрдэ и обессиленно закрыл глаза.
К носилкам пробились Сэм Хаксли и док Кайзер.
— Воды, — разлепил потрескавшиеся губы Эрдэ.
Док Кайзер достал флягу.
— Только немного, сынок... смочи губы.
— А табачку пожевать не найдется?
— Я положу пачку тебе в карман, — успокоил его Непоседа.
— Я в порядке, док, посмотрите лучше Рэда. Он сильно бредил, бросался на меня... Пришлось его маленько стукнуть... А потом я два дня тащил его по джунглям. С ногой у него совсем хреново...
— Срочно в операционную, — скомандовал Кайзер, едва взглянув на почерневшую опухшую ногу Кэссиди.
Хаксли тронул доктора за плечо. Тот поднял глаза и слегка качнул головой. Хаксли перевел взгляд на Кэссиди.
— Жаль парня.
— Мы сделаем все, что можно, — сказал Кайзер, хотя все и так понимали, что за жизнь Кэссиди будут бороться до последнего.
Хаксли молча кивнул.
* * *
28 января 1943 года.
— Зилч! — прогремел из палатки Хаксли. — Скажи старшине Китсу, чтобы прислал мне четырех человек для выполнения спецзадания.
Через пять минут мы стояли у палатки командира. Мы — это сержант Пэрис, сержант Маккуэйд, Педро Рохас и я.
— А где этот симулянт Бернсайд? — кровожадно поинтересовался Маккуэйд.
— Малярия, — коротко пояснил я. — Тяжелая форма. Валяется без сознания.
— Жаль, мне без него скучновато, что в баре, что на войне.
— Может, все-таки доложимся командиру? — мягко напомнил Рохас.
— Да куда спешить, Педро, мы торчим здесь уже четыре дня.
Тем не менее мы вошли в палатку.
— Прибыли для выполнения спецзадания, Сзм, — отрапортовал Маккуэйд.
Хаксли оторвался от изучения карты местности.
— Я же сказал, чтобы прислали четверых солдат, а не командиров отделений.
— Я знаю, Сэм, — отозвался я. — Но мои ребята подустали...
— Мои тоже выдохлись, — поддержал Пэрис. — Что поделаешь — салаги.
— Да вы что?! Хотите, чтобы я потерял всех командиров отделений?! Что, спецзадание слишком опасное для ваших овечек? Черт, ладно, у меня нет времени... Мак, кто у тебя есть под рукой?
— Форрестер и Звонски.
— У тебя, Маккуэйд?
— Пулеметный расчет, Рэкли и еще двое бойцов — Хоук и Кэлберг.
— Приведите их сюда. Куда, черт возьми, подевался лейтенант Харпер? Он ведь должен идти старшим группы.
— По-моему, он в гальюне, Сэм, ты же знаешь, почти у всех дизентерия, — пояснил Маккуэйд, но в этот момент в палатке появился лейтенант Харпер, невозмутимый южанин, вечно жующий жвачку.
— Выплюнь резинку, — скомандовал Хаксли.
Лейтенант вынул изо рта жвачку и прилепил ее за ухо.
— Смотрите сюда. — Хаксли пододвинул к нам карту. — Мы находимся здесь. Японцы сосредоточили свои силы вот в этом районе. Каждую ночь их эвакуируют подводные лодки. Наша задача ликвидировать оставшиеся части и тем самым не допустить их эвакуации с острова. Мы довольно точно знаем, где они находятся, но не имеем представления, сколько их и какое у них вооружение. Ставлю боевую задачу: точно определить местонахождение группировки противника и добыть подробные сведения о тяжелом вооружении — пулеметы, минометы, орудия. Вот данные аэрофотосъемки.
Харпер и Пэрис склонились над фотографиями.
— Мак!
— Я.
— Когда разведгруппа будет в непосредственной близости от противника, разделитесь на два отряда. Один отряд развернет радиостанцию, другой подберется поближе к японцам и начнет сообщать данные первому отряду, используя «уоки-токи». Полученную информацию немедленно передавать на КП по радиостанции. Как только закончите связь, сразу уходите. Никаких боевых контактов с противником, Эти данные позарез нужны для нашей артиллерии и авиации, ясно? Вопросы? Нет? Тогда сдайте старшине документы, снимайте кольца, пряжки и все блестящие предметы. Камуфляжи получите у Китса. Уходите через сорок минут. С Богом, мужики.
Мы вышли из палатки.
— Зилч! — позвал Хаксли.
— Здесь, сэр... то есть, Сэм.
— Ну-ка позови мне сюда Брюса.
— Есть, сэр, то есть, Сэм.
Брюс появился через пять минут.
— Вызывали, Сэм?
— Да. Через тридцать пять минут лейтенант Харпер поведет разведгруппу на задание. Я хочу, чтобы вы пошли с этой группой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...