ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Подумать только, — задумчиво сказал Эрдэ, тасуя колоду. — Сколько попадает сюда контрабандного алкоголя. Готов биться об заклад, что половина — настоящая отрава.
— Это уж точно, — поддержал Элкью. — Говорят, что от такого можно ослепнуть.
— Что-то испанец подозрительно быстро достал столько бутылок, — задумчиво заметил Бернсайд.
Мэрион делал карандашом какие-то пометки в толстой книге и, казалось, не слышал разговора.
— Наверное, много народа будет на свадьбе, — снова сказал Эрдэ после тягостного молчания.
— Больше сотни, — подтвердил Непоседа.
— Жаль, если они отравятся из-за нас этой гадостью, — грустно вздохнул Элкью.
— Не говори, братан.
— Я сразу подумал, что если уж испанец Джо приложил к этому руку, то наверняка тут дело нечисто.
Мэрион по-прежнему не обращал на них внимания.
— Долго еще ехать?
— Часа три.
— О Господи, ну и тоска.
— Никогда не прощу себе, если кто-то умрет из-за моей халатности.
— Слушай, Мэри, может все-таки откроем бутылку и понюхаем? По запаху сразу можно определить качество.
— Правда, Мэрион, — поддержал Дэнни. — Лучше проверить.
Мэрион и сам уже начал волноваться, хотя и не подавал виду. От испанца Джо можно ожидать всего, вплоть до переклеивания этикеток. Еще раз оглядев озабоченные лица друзей, он вздохнул и открыл наугад бутылку виски и бутылку джина. Бутылки прошлись по кругу. Каждый по очереди нюхал и поджимал губы или пожимал плечами.
— Ну как? — встревоженно спросил Мэрион.
— Что-то не то, братан.
— Да, что-то не так. Хоть убей, но запах не тот.
— Боюсь, что хлебнем мы горя с этой отравой.
— Наверное, лучше выкинуть, — неуверенно предложил Мэрион.
— Да, пожалуй, ты прав, — согласился Бернсайд. — Но сначала я глотну... то есть я хотел сказать, попробую. Двойная проверка не помешает.
— Пусть каждый чуть-чуть попробует, а потом скажет свое мнение. Тогда и решим, — предложил Непоседа.
Не успел Мэрион опомниться, как бутылка опустела.
— Не знаю, не знаю, — пробормотал Бернсайд, не давая Мэриону раскрыть рот. — Ничего не могу сказать. Похоже... Надо попробовать из второй бутылки.
Вторая бутылка опустела еще быстрее, чем первая.
— Ну как? — спросил Мэрион.
— Ты знаешь, по-моему, сойдет. Виски в порядке. Во всяком случае то, что мы выпили... то есть попробовали. А вот с ромом придется разобраться серьезно.
Как ни отбивался Ходкисс, но он уже утратил контроль над ситуацией, и, когда поезд подошел к Мастерсону, от семи бутылок осталось всего три. Зато все отделение находилось в прекрасном настроении.
Я мигом оценил ситуацию, когда встретил своих овечек на вокзале, и поэтому отправил их в клуб Красного Креста, чтобы привели себя в порядок до начала церемонии, Всю дорогу они пели хором, и пели неплохо, учитывая их состояние. Правда, для общественных мест репертуар был не совсем подходящий.
Едва я начал приводить их в чувство, как в клуб вошел Энди. Он ужасно нервничал, руки у него дрожали так, что он не мог зажечь сигарету.
— Энди, ты жутко выглядишь, — приветствовал его Элкью.
— Я и чувствую себя так же, — признался швед. — В церкви полно народу.
— Держись, братан..., мы с тобой.
— Отчего ты дрейфишь, братишка?
— Н-не знаю... Но я предпочел бы десантирование, чем весь этот кошмар.
— Чудак, это же всего-навсего свадьба.
— Сам знаю, но это моя свадьба. Мак! Кольцо у тебя?
— У меня. Энди, — терпеливо ответил я, наверное, уже в сотый раз.
— Может, тебе пропустить стаканчик, брат? — предложил Дэнни.
— Да, пожалуй, не откажусь.
— Вряд ли это хорошая идея, — вмешался Мэрион. — По-моему, ему лучше выпить чашку крепкого чая.
— Все равно что, только дайте промочить горло, ребята, Слава Богу, что вы приехали.
— Родственники всегда приходят проводить в последний путь, — печально ответил Элкью.
Это окончательно доконало Хуканса. Он взял чашку с чаем из рук Мэриона, даже не заметив, как Сияющий Маяк плеснул туда изрядную порцию виски. Машинально проглотив «чай», он вздохнул и попросил еще.
— Я же говорил, что чай поможет, — просиял простодушный Мэрион.
После второй и третьей чашки Энди уже не нервничал. Он плотоядно потирал руки, предвкушая веселье, и с радостным обожанием смотрел на друзей.
— Пора. — Я поднялся и взял его за локоть. — А вы, ребята, чтобы явились в церковь через полчаса.
Энди встал и обнял по очереди все отделение. Когда он обнимал Элкью, тот не выдержал и зарыдал.
— Прощай, мой добрый друг, — всхлипывал он, припав к груди шведа.
Энди стиснул его в медвежьих объятиях и тоже уронил слезу.
Я развел их, как боксеров на ринге, и уволок Энди, прежде чем он успел выпить еще чая «на дорожку».
— Бернсайд! Смотри, отвечаешь за них. Чтобы все пришли в церковь.
— Будь спок, Мак, — лаконично ответил сержант.
Они молча проводили взглядами автомобиль с Энди и Маком.
— Бедняга Энди...
— Хороший был мужик...
— Да, теперь все станет не так...
— Кончай травить, — оборвал их Бернсайд. — У нас времени в обрез. Но выпить за старого друга, уходящего о нас, мы успеем.
И они действительно успели. И не раз...
* * *
Толпа у церкви, ожидавшая церемонии бракосочетания, расступилась, давая дорогу пыльному «джипу», из которого вылезли старшина Китс, капеллан Петерсон, сержант Пэрис, Редро Рохас, майор Велмэн, док Кайзер и водитель машины — полковник Сэм Хаксли.
Последний сразу нашел взглядом в толпе Бернсайда и стремительно подошел к нему.
— Ну что? Мы не опоздали?
Берни открыл рот, чтобы доложить по всей форме, но вместо этого громко рыгнул перегаром доброго виски.
— Ясно, — буркнул Френч и пошел в церковь.
За ним потянулись и остальные. Оба клана — Роджерсов и Макферсонов — находились уже там и приветствовали американцев вежливыми улыбками.
Церковный хор стоял на своем месте, и под сводами зала уже раздались первые звуки органа. Они были столь торжественными, что кто-то из моих не выдержал и всхлипнул.
К алтарю подошла Пэт Роджерс, облаченная в восхитительное голубое платье и фату, которую несли с полдюжины самых юных Роджерсов и Макферсонов.
Когда она проходила мимо матери, та по традиции всплакнула, в чем ее тотчас же поддержал Элкью. Ту уж не выдержал и Дэнни, а за ним Сияющий Маяк и Непоседа. Они громко шмыгали носами и судорожно вздыхали, пока я выкладывал обручальные кольца на бархатную подушечку. Что касается Энди, то он, наоборот, был более чем весел. На его лице блуждала лукавая ухмылка, он подмигивал гостям и несколько раз пытался поцеловать невесту.
Орган стих, и началась церемония венчания, нарушаемая лишь приглушенным бормотанием, которое тем не менее ясно слышалось по всей церкви.
— Бедняга Энди...
— Пропал братан...
Я мысленно материл их, утешаясь тем, что сделаю с ними, как только все закончится.
Церемония между тем продолжалась, и Энди взял с подушечки кольцо, чтобы надеть его на палец Пэт. Но, вероятно, в таком состоянии он видел слишком много пальцев, поэтому после третьей или четвертой попытки кольцо выскользнуло у него из рук и закатилось за алтарь. Энди тут же галантно упал на четвереньки и за какие-нибудь десять минут отыскал кольцо и даже умудрился надеть его на нужный палец...
Потом молодые принимали поздравления и поцелуи родственников и, разумеется, всего отделения.
Церковь уже опустела, когда к ним подошел Сэм Хаксли. Пэт взяла его под руку и отвела в сторону.
— Это просто здорово, полковник, что вы смогли приехать.
— Я очень рад за вас, Пэт.
— Вы останетесь на застолье?
— К сожалению, не смогу. Мы и так в данный момент в самоволке, что в военное время равно дезертирству, — улыбнулся Хаксли. — Но я не мог не приехать.
— Полковник, если у нас с Энди родится мальчик, вы не будете возражать, если мы дадим ему имя Хаксли?
Френч молча обнял ее за плечи и поцеловал в щеку.
* * *
Чтобы достойно принять всех гостей, Роджерсы и Макферсоны сняли большой банкетный зал фермерского клуба. И если в Новой Зеландии было туго со спиртным, то кланы явно ничего об этом не знали. Стол молодых и два других, тянувшихся через весь зал, ломились от бутылок всех цветов и размеров. Там были вина, эли, виски, ром и какие-то диковинные смеси, которые нам еще предстояло исследовать. А в резерве, у стены, выстроились ящики с домашним пивом.
Нас усадили за стол вместе с молодыми, а кланы сели каждый за свой стол. Для детей накрыли в боковой комнате.
Чего только здесь не было! Давно я не видел столько жратвы, а специально для нас приготовили четыре огромных блюда с жареной картошкой и цыплятами.
Хэрн Роджерс, старейшина клана, быстренько оттарабанил официальную речь и перешел прямо к делу.
— Джентльмены! Наполните бокалы, я предлагаю тост за молодых!
Весь зал поднялся и грянул:
"За наших прекрасных молодых...
За наших прекрасных молодых...
Гип-гип, ура!"
Едва мы выпили и опустились на скамью, как поднялся старейшина клана Макферсонов.
— Джентльмены! Наполните бокалы, у меня есть тост.
Мы выпили и за его тост, но не успел я дотянуться до куриной ножки, как из-за стола Роджерсов снова донеслось:
— Джентльмены! Наполните бокалы...
Макферсоны тоже не остались в долгу, и я уже начинал чувствовать себя настоящим элеватором. Мои ребята, хоть и пришли на взводе, но не собирались валиться с ног прежде фермеров. К тому же этикет обязывал и нам сказать пару тостов.
В следующие два часа мы успели выпить за Пэт и за Энди, за Роджерсов и Макферсонов, за наше отделение, за морскую пехоту, за новозеландскую армию, за флот и авиацию, за полковника Хаксли и за президента Рузвельта, за Нью-Йорк и Мастерсон, за Австралию, за вторую дивизию, за шестой полк, за союзников, за Сталина, за короля и королеву... В общем, когда настало время для танцев, в зале царила атмосфера всеобщей любви и братства. Теперь я понимал, почему новозеландцы так здорово ладят с маори.
* * *
Бернсайд, веселившийся вовсю, быстро завоевал симпатии подружки невесты из клана Макферсонов, и они, о чем-то пошептавшись, незаметно покинули зал.
Следом за ними вышли, вернее, вывалились подышать воздухом Элкью и Энди.
— Слышь, Дэн, вил, как Берни свалил с девкой?
— Вил, — сокрушенно помотал головой Дэнни.
— Надо его найти, а то окрутят, как беднягу Энди.
Дэнни покивал.
— Надо спасать Берни.
Они остановили такси и кое-как вползли на заднее сиденье.
— Братуха, ты вил Берни? — сразу приступил к допросу водителя Элкью.
— Сержанта американца с девчонкой? — уточнил водитель. — Я подвозил их с полчаса назад.
Элкью показал Дэнни большой палец.
— Куда ты завез их?
— В отель, куда же еще, — даже удивился водитель. — У нас в городе всего один отель.
— Вези нас туда же.
— Может, не надо, ребята? Парень с девчонкой хорошо проводят время, а вы...
— Поехали, тебе грят. Ни х-хрена не понимаешь.
Водитель пожал плечами и через десять минут такси остановилось у отеля.
— Не глуши мотор, — сказал Дэнни, выбираясь наружу. — Мы сейчас вернемся.
Они вломились в холл отеля, и Дэнни, вспомнив Сан-Диего, тут же схватил за грудки ночного клерка.
— Что вы сделали с нашим корешом?
Клерк побелел.
— Это что? Ограбление?
— Где сержант? — прорычал Дэнни.
— Мы пришли спасать его от горькой участи, — добавил Элкью, тоже приняв угрожающую позу.
— Но, сэр. Ребята, вы же в нетрезвом виде.
— Что он сказал? — недоумевающе осведомился Дэнни у Элкью.
— Говорит, что мы пьяны.
Дэнни нахмурился и встряхнул клерка так, что у того лязгнули зубы.
— Ладно, ребята, я скажу, скажу, Последняя комната налево.
Дверь в номер оказалась запертой, но Дэнни выбил ее с первого удара. Они с Элкью вломились в комнату.
— Сержант! Берни! Мы пришли спасти тебя!
Бернсайд и девушка, совершенно голые, барахтались в постели. При виде неожиданных гостей девушка с воплем зарылась в одеяло, а Бернсайд с проклятиями вскочил с постели.
— Убью, гады!
Девушка истерически всхлипывала, а Берни пытался натянуть на себя штаны, в то время как Дэнни и Элкью сердечно пожимали друг другу руки, поздравляя с успешным завершением спасательной операции.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...