ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На робкие попытки заменить неподходящую вещь на их головы обрушивался каскад замысловатых проклятий. Исключение делалось только для обуви. Кое-как упаковав полученные вещи в РД (ранец десантника), новобранцы бросились к палаткам, чтобы сбросить там этот груз и бежать обратно за матрасами, ремнями, патронташами, саперными лопатками и прочим. Но и это было еще не все. Каждый получил по ведру, куда свалили всякую мелочь, стоимость которой потом вычтут из жалованья: кусок хозяйственного мыла, бритвенный набор, кусок банного мыла, зеркальце, сигареты, зубная щетка, одежная щетка, сапожная щетка... Уф-ф! Голова кругом.
После обеда снова построение. Краткое и выразительное наставление о правилах внутреннего распорядка и форме одежды.
— В бытовке, обезьяны, есть пара утюгов, поэтому завтра утром все должны быть в наглаженной и подогнанной форме, ясно? Р-разойдись!
Они, конечно, сделали что смогли но, увидев их утром, Уитлок закатил глаза.
— О Господи! Что это передо мной?!
Кое-как подогнанная форма, неразношенные, с виду каменные ботинки, каски, болтающиеся на макушках или надвинутые по самую переносицу.
— Янки х-хреновы! Ты как надел каску, О'Херни?!! — Удар кулаком по каске, так что она налезает на нос.
По рядам сразу прошло движение. Все поспешно поправляли каски.
— Даю три часа, чтобы как следует подогнать форму, свиньи противные. Вон отсюда!..
* * *
— Да я никогда в жизни не шил, — плакался Элкью, очередной раз втыкая иголку себе в палец.
— Эх, сюда бы мою мамашу, — вздохнул Ски.
— Знаете, ребята, у меня такое предчувствие, что мне этот лагерь не понравится, — таинственно сообщил друзьям Элкью.
— Господи, целых два с половиной месяца!
— Ну, а как вам сержант?
— Мировой парень. Я вспомнил, где видел его раньше. Его морда на рекламном плакате. Где только они находят подобных самородков!
— Твою мать!
— Что такое?
— Опять укололся.
— А я, по-моему, уже управился, — поднялся Дэнни. — Надо занять очередь на утюги...
...Снова резкий свисток на построение.
— Становись! Сейчас я поведу вас на просмотр кинофильма, так что постарайтесь хотя бы выглядеть, как строй солдат.
— Капрал Уитлок... сэр!
Капрал повернулся и ударом кулака напялил каску на нос Элкью.
— Сэр, рядовой Джонс испрашивает разрешения обратиться к инструктору, — прошипел он. — Ты что, не можешь простых слов запомнить, образина?!
— Сэр... рядовой Джонс просит разрешения обратиться к инструктору, ва-ваша светлость...
— Смотри мне, салабон. Чего тебе?
— Сэр, как я понял, мы идем в кино?
— Сразу видно, что ты сообразительный малый.
— Сэр, а ничего, если я останусь в палатке?
— Вам всем нужен отдых, — пояснил капрал измотанному от усталости взводу, который ни о чем так не мечтал, как плюхнуться на койки. — Поэтому мы идем в кино. Это важно для поднятия настроения личного состава. Однако если вы, рядовой Джонс, желаете остаться, то я не возражаю.
— Спасибо, сэр, спаси вас Бог, спасибо.
— Сержант Беллер! — позвал тем временем Уитлок.
Сержант выбрался из палатки, очень напоминая при этом тяжелый танк, выезжающий из ангара.
— Сержант, рядовой Джонс не хочет идти в кино.
— Это правда, рядовой Джонс?
— Нет-нет, что вы, сэр! Я думаю, что кино это как раз то, чего мне сейчас не хватает.
— Значит, по-твоему, я брехун? — вкрадчиво спросил Уитлок.
— Что вы, сэр! Конечно, нет! Просто я сначала не хотел идти, а теперь глубоко сожалею об этом.
— Морпех никогда ни о чем не сожалеет, салабон!
— Ладно, капрал. Раз рядовой Джонс не хочет идти в кино, пусть остается.
— Вы совершенно правы, сержант. Я тоже так думаю.
— Чудненько. Лучше вместо этого мы дадим ему возможность немножко размяться.
— Мама, — едва слышно всхлипнул Элкью.
— Знаешь, где находится залив, плесень забортная?
— Никак нет.
— Три мили во-он туда.
— Во-он туда, сэр?
— Туда, туда. А теперь, рядовой Джонс, возьмите свое ведро, а лучше два ведра, и бегом к заливу за водой. Принесешь мне два полных ведра соленой воды. И смотри, я сказал полных, иначе придется тебе их выпить.
— Слушаюсь, сэр! Два полных ведра соленой воды!
...Дэнни плохо помнил, о чем был фильм. Он все время засыпал, привалившись к Ски, который время от времени тыкал его локтем и шипел.
— Не спи, Дэн. Уитлок наблюдает за нами. Да проснись ты, черт возьми...
* * *
Вскоре сигнал побудки стали транслировать через громкоговорители, развешанные по всему лагерю, и этот сигнал стал самым ненавистным для новобранцев.
Сорок пять минут для того, чтобы одеться, умыться, побриться, заправить койку и построиться на утреннюю зарядку. Потом, еще в темноте, строем в столовую. Построиться возле столовой и ждать. Как раз здесь Дэнни приспособился спать стоя, опираясь на Ски. Кормили их по-прежнему сытно, обильно и вкусно.
После завтрака возвращались к палаткам. Уборка территории. Не дай Бог, инструкторы откопают из песка окурок. Никому не поздоровится.
— Как-то странно мы воюем, ребята.
— Ага, я тут получил письмо от своих. Пишут, что очень гордятся мной, — сообщил Элкью, ползая на четвереньках с ведром в руках. — Видели бы они меня сейчас.
* * *
— Смир-рна! С этого дня у вас появляется еще одна Библия. — Капрал поднял над головой «Спутник морского пехотинца». — И если Библия может спасти вашу душу, то эта книга может уберечь вашу задницу. Вы нам нужны живыми! Пусть другой ублюдок сдохнет за свою страну, а вы нам нужны живыми! Так, а теперь у меня для вас еще сюрприз, янки х-хреновы. Сегодня я поведу вас к парикмахеру.
— Тому парикмахеру овец бы стричь, — прошептал Черник, фермер из Пенсильвании.
— Еще, небось, и деньги сдерут.
— Уж в этом не сомневайся, корешок.
Группами по пять человек они входили в парикмахерскую, расположенную в одном из бараков. Остальные ждали в строю.
— Мне чуть подбрить виски и освежить одеколоном, — грустно вздохнул Элкью, опускаясь на стул.
— Ничего, это превентивная мера против вшей. И к тому же теперь вы все будете одинаковые — лысые. Салаги бритоголовые, — утешил его парикмахер.
После парикмахерской новобранцы впервые услышали, как смеется капрал Уитлок. Да они и сами смеялись, глядя друг на друга.
После обеда Беллер устроил смотр и долго ходил вдоль строя, пока не остановился перед Дэнни.
— Как твое имя, сынок?
— Рядовой Форрестер, сэр!
— Ты брился сегодня утром?
— Нет, сэр.
— Почему?
— В гальюне было полно народу, сэр. Кроме того, сэр, на гражданке мне хватало бриться дважды в неделю.
— Вот как?
Беллер нашел еще одного непобрившегося. Им оказался О'Херни. Его и Дэнни поставили перед строем.
— Ребята, если в Корпусе положено бриться каждое утро, то вы должны бриться каждое утро. Рядовой Джонс!
— Я брился, сэр, даже дважды.
— Рядовой Джонс, марш в гальюн и найти мне две самые ржавые и тупые бритвы.
— Есть, сэр!
Дэнни и О'Херни, стоя перед строем, скребли друг друга тупыми бритвами, без мыла, до тех пор, пока Беллер не остался удовлетворен их видом.
* * *
— Вам еще многому предстоит научиться, салаги, но для начала вы должны уметь хотя бы строиться, — вещал капрал Уитлок, расхаживая перед строем. — Перво-наперво вам следует запомнить свои места в строю. Так, все долговязые встаньте слева от меня, а блохи пусть встанут справа.
Дэнни, О'Херни и Черник возглавили колонну по трое, в то время как Ски, Дуайер и Зилч замыкали ее.
Построив взвод, капрал недовольно покрутил головой.
— Ладно, пока сойдет. А теперь запомните своих соседей, чтобы сразу находить место в строю.
И началась строевая подготовка. Сотни и тысячи раз повторенные движения. Морпех должен уметь стоять по стойке «смирно», И они долгими часами стояли не шелохнувшись.
— А между прочим, я согнул большой палец ноги, когда он отвернулся.
— Никогда не думал, что можно так долго разучивать стойку «смирно». Что же будет, когда нас начнут обучать строевому шагу?
— Джонс!
— Я, сэр!
— Кем это ты себя вообразил? Прусским генералом? Расслабься.
— Есть, сэр! Расслабляюсь, сэр!
— Форрестер!
— Я, сэр!
— Выйти из строя! Смотрите все! Наконец-то хоть один понял, чего от него хотят. Встать в строй! Попробуем еще раз. Смир-рна! Отставить! Е-мое, салаги, выучитесь вы когда-нибудь или нет?!
Три дня они учились строиться, стоять смирно, вольно и прочим командам, выполняемым в строю. Заодно по утрам их приучали, как правильно заправлять постель. При первой же проверке пятьдесят постелей вышвырнули из палаток, как неправильно заправленные. РД перетряхивались по нескольку раз, дабы научить салаг, как укладывать вещи. Некоторые по десятку раз заправляли кровати, прежде чем инструкторы остались довольны. Но те не менее они учились, и с каждым последующим днем выброшенных постелей и развороченных РД становилось все меньше.
"Дорогая Кэтти!
Впервые за все время, что я здесь, выдался свободный час, чтобы написать тебе. Нас тут крепко взяли в оборот и обучают целыми днями. Инструкторы оказались крутыми ребятами.
Я тут подружился с двумя мировыми парнями, Ски и Элкью Джонсом. А вообще все хорошо. Родная моя, я не знаю, когда и куда нас отправят, но если ты передумаешь, то лучше сейчас, до того как будет слишком поздно отступать. Знаешь, я даже рад, что нам не дают продыху. Боюсь, я сошел бы с ума, если бы постоянно думал о тебе..."
* * *
— Господи, как же я надену эту гимнастерку?
— Что там у тебя, Элкью? Почему ты не сможешь надеть ее?
— Откуда я знал, что не нужно бросать в ведро с водой целую пачку крахмала! Теперь Уитлок меня повесит.
— Становись!
Уитлок медленно шел вдоль строя, делая замечания.
— Ремень грязный... Носки грязные, постирай еще раз... Этим ХБ можешь драить гальюн...
— Джонс!
— Я, сэр!
— Что ты сделал с формой?
— Сэр... мама... — застонал Элкью, когда капрал ногой перевернул его ведро с выстиранным обмундированием прямо на песок.
* * *
— Так, внимание сюда, образины! Не знаю, что это я с вами так цацкаюсь. Похоже, у вас ни хрена не получится... Движение всегда начинать с левой ноги... О'Херни, покажи, где у тебя левая нога, если можешь... Правильно. Запомни ее. Ширина шага тридцать дюймов, салаги, ясно? Не двадцать девять и не тридцать один. Взво-од! Шагом марш! Левой, левой! Держать интервал! Левой!
Час за часом занимались они строевой под резкие отрывистые команды капрала.
— Левой! левой! Правый фланг, подтянись! Раз, раз, раз, два, три! А теперь хором!
— Раз, два, три, — кричал взвод.
— Не слышу! Ни хрена не слышу!
— Раз, два, три, — ревели шестьдесят глоток.
— Вот так! Черник, брось думать о девчонке, ее наверняка уже снял какой-нибудь цивильный... Левой! Левой!
Глава 4
К концу недели бритоголовые новобранцы сто сорок третьего взвода уже неплохо ходили строем, хотя, конечно, бывало, что на поворотах несколько человек вдруг решали двигаться совсем в другую сторону. К этому времени почти у всех на лбу были ссадины от касок, нахлобученных ударом кулака капрала. Синяки на ребрах от инструкторских жезлов тоже неплохо напоминали об усвоенных уроках. Им начали каждый день читать лекции. Первая медицинская помощь, личная гигиена половых контактов в Сан-Диего и профилактика венерических болезней, в общем, всякая полезная информация, которую должен знать морской пехотинец...
За час до отбоя в палатку Дэнни набилось полно гостей. Черник, Дуайер и Милтон Нортон. Последний, очень образованный уравновешенный человек, гораздо старше остальных, пользовался особенным уважением взвода.
Дэнни только что вернулся из палатки Уитлока.
— Ну что, сдал? — спросил Ски.
— Сдал.
— Как можно в один день выучить все это? Звания, погоны, нашивки и еще черт знает что!
— Тихо! — рявкнул Элкью. — Я пытаюсь решить, кого больше ненавижу, Беллера или Уитлока. — Он опять склонился к уставу и забормотал: — Так, обходить пост... отдавать воинское приветствие всем старшим по званию ублюдкам... Это я уже знаю... Это тоже...
Не отрываясь от устава, он достал расческу с двухдюймовыми зубцами, задумчиво поскреб бритую голову и поднял глаза на остальных.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...