ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И я никому не позволю так говорить.
Дэнни задумчиво кивнул.
— Пошли спать, Мэрион. Завтра тяжелый день.
Глава 3
Тишину корабля разорвал сигнал побудки. Я сонно взглянул на часы. Было два часа ночи.
— С добрым утром, — простонал с койки Элкью. — Хорошо, что дали выспаться.
— Включите свет!
Я завязывал ботинки, прислушиваясь к грохоту морских орудий. Четвертый день военные корабли вели артподготовку.
— Похоже, шестнадцатидюймовки.
— Надеюсь, они попадут еще во что-нибудь, кроме пальм.
— Спокойно, братва, дайте только испанцу Джо ступить на берег. Надеюсь, бабы здесь такие же ласковые, как на Тараве. Мэрион! Дружище, ты держись за меня и все будет о'кей.
Судно чуть подрагивало от залпов военных кораблей, в которые время от времени вплетался низкий басовитый гул.
— Тяжелые бомбардировщики.
В репродукторе интеркома что-то щелкнуло.
— Внимание! Всем на завтрак!
— Братва, а я вам рассказывал, как зоопарке питон сожрал свинью? — спросил Элкью, но его прервал вой пикирующих бомбардировщиков.
— Значит, и нам скоро идти.
Я посмотрел на часы.
— Да, пожалуй что так.
Элкью прошелся по кубрику, похлопывая каждого по плечу и отпуская шутки, но я видел, как побледнело его лицо.
— Мак, меня сейчас вырвет, — прошептал Энди, сидевший рядом со мной на койке.
— Ничего, пройдет. Слышал, Пэт скоро родит ребенка?
— Господи, а я и забыл. Братва! Я скоро буду папой!
— Чтоб я сдох!
— А я и не знал, Энди, что ты способен на это.
— Кто свистел, что после малярии мы все станем стерильными?
— Тогда в Веллингтоне родит не только Пэт. Может, и я уже отец семейства.
Взрывы тяжелых бомб сотрясали судно.
— В чем дело, Мэрион? Ты что?
— Я... вспомнил Ски...
— Ану прекрати, слышишь?!
— Внимание! Десант на палубу! Живо!
— Вот заразы! Продержали в трюме четыре часа, а теперь еще и подгоняют.
Мы поднялись на палубу и увидели наш остров. Сайпан! Как раненый зверь, лежал он в туманном рассвете, окутанный дымом, зализывая огненными языками взрывов свои раны, словно ожидая случая вцепиться в своих мучителей.
Мимо нашего судна к берегу, вздымая волны, пронесся эсминец, ведя огонь из пятидюймовых орудий.
Мэрион, уходивший в десант чуть раньше нас, чтобы наладить связь на КП, вдруг подбежал ко мне.
— Повидай за меня Рэчел, — сказал он.
Я молча уставился на него и, видит Бог, не знаю, почему, ответил:
— Хорошо, Мэрион.
Может, потому, что на лице Мэриона было такое же странное выражение, что и у Ски на Гвадалканале, когда он пошел в разведку вместо Форрестера.
* * *
Японцы засели на горе Топочу, откуда Красный пляж-один виднелся, как на ладони. Вода стала красной от крови и кипела от взрывов и пулевых гейзеров. Снаряды и пули взрывали песок, и казалось, что тем, кто дойдет до берега, просто некуда будет ступить...
Мэрион, согнувшись над «уоки-токи», укрывшись в воронке, пытался связаться с третьей ротой.
— Третий, третий, говорит КП. Как идет продвижение к исходному рубежу плацдарма? Прием.
Нарастающий вой — и рядом с оглушительным грохотом разорвался снаряд.
— КП, КП, говорит третий. Плохо слышу вас. Повторите. Прием... КП, вы слышите меня? Прием...
— Эй, Мэрион, ты что, заснул?
Мэрион, которого взрывной волной отбросило в сторону и швырнуло на песок, чуть приподнял голову и недоумевающе посмотрел на полуоторванную левую ногу, державшуюся только на клочках мышц.
Испанец Джо залег в десятке метров от Ходкисса. Несколько раз ему казалось, что сквозь грохот взрывов он слышит чей-то полный боли голос, зовущий его. Джо приподнялся было из укрытия, но рядом взорвался еще один снаряд. Гомес снова залег.
— Джо, Джо, это я, Мэрион...
— Третий первому. Третий первому. Нам нужны санитары. Прием.
Огонь все усиливался и сливался в сплошной грохот.
— Джо! Помоги мне... Господи... помоги...
Испанец, вжимаясь в камни, пытался понять, где лежит Мэрион.
— Первый третьему. Первый третьему. Нет связи со вторым. Прием.
— О Господи... я умираю... Джо!.. Джо...
* * *
Дивито подогнал «джип» с радиостанцией к кустарнику, где располагался узел связи.
— Мак! Я смотаюсь на берег и помогу вывезти раненых.
— Давай.
— Мак! — Это голос Дэнни. — Радиостанция вышла из строя! Куда подевался Джо с запчастями?!
— А я откуда знаю?!
— Мак! — Это уже с радиоузла. — Нет связи с линейными ротами!
— Посылайте связных в роты! Бэрри!
— Здесь, Мак, — тут же откликнулся командир телефонистов.
— У нас нет связи с полком. Нужно проложить к ним телефонный кабель.
— Да ты что, Мак! Они же в миле от нас! И весь берег простреливается японцами...
— Ложись!!!
Грохот взрыва на мгновение оглушил всех, кто был рядом.
— Узел связи! Отправьте связного в минометную роту, пусть пришлют двух телефонистов! Непоседа!
— Я!
— Ты видел Мэриона и Гомеса?
— Мэриона не видел, но слышал, что Гомес совсем обезумел, стащил пулемет и ушел в третью роту.
— Ладно. Слушай, связь полетела ко всем чертям. Обойди все роты и собери наше отделение на КП. Там решим, как быть дальше. — Мне приходилось кричать, чтобы он слышал меня.
— Понял! — Непоседа схватил карабин. — Скоро вернусь!
— Дэнни, надо найти Хаксли. Бэрри, как только придут твои люди из минометной роты, пошли их на прокладку кабеля в полк. Скажи, что ордена им обеспечены.
Бэрри криво ухмыльнулся и кивнул.
Берег по-прежнему находился под жестким огнем японцев с горы Топочу. Когда я нашел Хаксли, он сидел на песке и рыдал, как ребенок, держа на коленях окровавленный труп Зилча. Хаксли обнял его и раскачивался, сотрясаясь от рыданий.
— Командир! — крикнул я, но он словно не слышал меня, продолжая сидеть на песке под огнем японцев.
Пришлось силой оттащить его за валуны.
— Он спас меня! — бормотал Хаксли. — Бросился на гранату! Мак, эти сволочи убивают моих ребят! Они убивают моих мальчиков!
Я прислонил его к камню и врезал пощечину. Хаксли свалился на песок, но тут же приподнялся и встряхнулся. Рядом завыла японская мина, и я, бросившись на Хаксли, заставил его залечь, пока вокруг нас свистели осколки.
— Спасибо, Мак.
— Я не хотел ударить вас, командир, но...
— Ничего, Мак, это было как раз вовремя. — Хаксли окончательно пришел в себя. — Как обстановка?
— Хреновая. Основной десант в миле от нас, и связи нет. Связь с линейными ротами тоже нарушена. Мы поддерживаем радиоконтакт только с флагманским кораблем.
— Где старшина Китс? Найди его.
— Теперь я за него, Сэм. Старшина даже не успел выбраться из «баффало».
— Что предпринимаешь?
— Вызвал всех своих на КП. Телефонистам приказал наладить связь с полком и линейными ротами.
— Молодец. Все правильно. Главное, не потеряй связь с флагманом. Если мы лишимся огневой поддержки с кораблей, то нам крышка. Японцы наверняка пойдут в контратаку со стороны Гэрэпэна. Возвращайся на КП. Я еще заскочу к санитарам, чтобы узнать потери, и тоже приду на КП.
— Понял. — Я выскочил из-за камней и побежал по пляжу.
Над головой зашипело, и взрывной волной меня бросило на песок. Какой-то предмет сильно ударил по спине и упал рядом. Я повернул голову — и увидел чью-то ногу.
— Командир! — Я бросился обратно.
Хаксли уже перетягивал жгутом кровавую культяшку.
— Возвращайся на КП, Мак. У тебя есть чем заняться. Если через десять минут меня не будет, скажешь Велмэну, чтобы принимал командование на себя.
— Я не могу оставить тебя, Сэм. — Песок вокруг Хаксли стал бурым.
Я наклонился к нему и вдруг обнаружил, что смотрю в дуло пистолета сорок пятого калибра.
— Возвращайся на свой пост, Мак, — прорычал Хаксли и взвел курок.
* * *
Радист третьей роты Элкью Джонс сорвал с головы наушники и выругался.
— Элкью! Макс спрашивает, как там связь с КП?
— Скажите ему, что связь была только с минометной ротой, а теперь вообще ни хрена нет!
— И черт с ней, сейчас проложат телефон.
— Слава тебе, Господи! — вздохнул Элкью и опустился на песок возле пальмы. — Дай закурить.
— Держи.
Элкью закурил сигарету, когда прибежал связной. Где-то у японцев совсем близко яростно застучал пулемет.
— Пошли, — задыхаясь позвал связной. — Мы идем на соединение с первой ротой... Элкью! Что с тобой...
— Санитара! Радиста ранило!
— Не ори. Ему уже не нужен санитар.
— Пошли, братва, живо! Пошли!
* * *
Непоседа ненадолго задержался в третьей роте, чтобы отдышаться. В это время его окликнул телефонист.
— Связной! Срочно найди майора Пэгана! Скажи, чтобы шел на КП и принимал командование! Хаксли убит, Велмэн ранен!
— Командир убит?! — Непоседа вскочил. — А где радист?
— Там за камнями, среди раненых...
— Привет, братан, — прошептал Эрдэ, когда Непоседа склонился над ним.
— Ты чего разлегся? Филонишь?
— Как всегда... Табачку нет?
— Нет, братан, — с сожалением вздохнул Непоседа.
— Я так и думал.
— Слушай, Эрдэ, может, я помогу тебе добраться до берега? Там док Кайзер...
— Будет тебе, Непоседа, — облизнул пересохшие губы Эрдэ. — Кого ты паришь? У меня в животе такая дыра, что кулак войдет...
— Эрдэ... братан. — Слезы застилали глаза Грэю.
— Слышь, братан... ты спой «Рэд Ривер Вэллей» на моей могиле... если сможешь... ты так здорово поешь...
* * *
Обстрел начал стихать, и на КП пришел майор Пэган.
— Ну, что у нас, Мак?
— С флагмана сообщают, что готовы обеспечить нам огневую поддержку, как только японцы пойдут в контратаку. Все линейные роты соединились и окапываются.
— Хорошо. Что с телефонной связью с полком?
— Мы потеряли четверых, пытаясь проложить кабель. Разведчики сообщают, что японцы отрезали нас от основных сил десанта.
— Значит, придется выкручиваться самим.
Я вернулся в «джип» и сел, поджидая, когда вернется Непоседа с ребятами. Туда же подошел Дэнни и, схватив флягу, долго пил воду.
— Ты нашел Мэри и Джо? — спросил я.
— Мэрион убит, а Джо где-то в третьей роте. Говорят, он совсем спятил, прет на рожон, как бешеный.
На берегу собирают раненых. Там, наверное, полбатальона полегло.
Майор Пэган распорядился перенести КП в более безопасное место, когда приплелся Непоседа. Он молча забрался в «джип» и положил голову на руль. Я тоже молча смотрел на него и боялся спросить, где все остальные. Не может быть, чтобы все... не может быть...
— Непоседа... — Мой голос стал хриплым и осипшим. — Где все?..
Он молчал.
— Где Энди?
— Не знаю.
— Индеец?
— Не знаю.
— Эрдэ?
— Убит.
— Элкью? Ты нашел Элкью?
— Не знаю! Не знаю! Не знаю!!!
* * *
— Доктор, еще четверо раненых.
— Подождите, мы освободим для них место.
Большая палатка была заполнена ходячими ранеными, которые терпеливо ждали, примостившись на песке. Тем, кто лежал на носилках, оказывали помощь в первую очередь. Некоторые сидели на песке в полуобморочном состоянии, скрипя зубами от боли, но отказываясь от помощи, пока были тяжелораненые, которые больше нуждались в ней. Длинный ряд умирающих лежал у палатки.
Кайзер наскоро хлебнул холодного кофе и снова взялся за работу.
— Несите сюда этих четверых. Так... эти двое уже мертвы. Выносите. Господи, а с этим что случилось?
— Это испанец Джо, док. Он пытался подорвать танк. Прыгнул на башню, швырнул в люк гранату и скатился прямо под гусеницы.
Кайзер склонился над изувеченным телом.
— Боюсь, тут ничего нельзя сделать. Выносите его. Следующий!
— Этот ранен в лицо и в ногу.
Кайзер подошел к носилкам, где лежал Энди.
— А-а, швед... Я был у него на свадьбе. Разрежьте штанину, нужно взглянуть на ногу.
Санитар быстро выполнил приказ, и Кайзер, осмотрев раздробленные кости, коротко бросил:
— Морфий!
Санитар уже вогнал иглу в руку шведа.
— Педро! Готовь кровь на переливание. Придется резать ногу над коленом. Педро!.. Куда, черт возьми, подевался Рохас?
— Подорвался на мине, док.
— Тогда ты... готовь его к операции...
— Ложись!!!
Палатку тряхнуло от взрыва, но Кайзер даже бровью не повел, склонившись над Энди.
— Док! К берегу подошел еще один «баффало» — сообщил Дивито, врываясь в палатку.
— Скажи ходячим раненым, пусть помогут погрузить носилки с тяжелораненными.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...