ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– К черту этих Уайтейкеров, – сказал Карл, ударив по ноге кулаком. – Черт бы их всех побрал!
– Без нервов, Мартин, – сказал Джонс. – Как они тебя задели, право! Я покопаю еще и, может быть, что-то найду. У Фонтэна, кажется, богатое прошлое, и что-то, возможно, ты в состоянии будешь использовать.
– Ты это не бросай, понимаешь? – Карл, с побагровевшим лицом, схватился за грудь. – А если попробуешь так сделать, пожалеешь.
– Слушай, Мартин, не надо мне угрожать. Я не могу высосать тебе скандал из пальца. Либо он есть, либо его нет. До сих пор они тебя опережали на шаг – или это было просто совпадением. Пока я не слышал, чтобы семейство Уайтейкеров проявляло какой-то повышенный интерес в твой адрес. У меня создалось впечатление, что свадьбы были настоящими.
– Когда придет время, они обратят на меня внимание, – сказал Карл, потирая грудь. – Я их сотру в порошок, можешь мне поверить. Я заставлю Бена и Клэйтона пожалеть о том, что они когда-то ушли от меня, и их хорошенькие жены тоже пожалеют об этом. У меня сила, я – «Экскалибер пикчерз».
– Господи! – пробормотал Джонс, уставясь на невнятно бормочущего босса.
– Они заплатят мне, все до одного заплатят, – продолжал тот, криво усмехаясь. – И Меридит Уайтейкер со своим новым муженьком тоже. И Джейк – да, и о Джейке надо не забыть, о великолепном, высокомерном Джейке. Проверь и его тоже.
– Но он же мертв!
– Знаю, дурак, – сказал Карл, вставая. – Но я ни одного не хочу оставлять нетронутым, способен ли ты это понять своими извилинами. Я одержу полную победу! Я всех их уничтожу! Держи связь со мной. Надеюсь скоро услышать информацию от тебя. – Он поспешил уйти.
Джонс смотрел, как Мартин уходит.
– Ну и фрукт! – пробормотал он. – Он еще мне угрожать будет! До чего же ненавижу этого подонка!
У Линдси вновь появилось ощущение, что она наблюдает за собой со стороны.
Она сидела в гостиной Джи Ди и Бена рядом с Клэйтоном и слушала слова брата о том, что Дэн О'Брайен должен играть главную роль в «Дороге чести». Она видела, как улыбается и одобрительно кивает в ответ на сообщение, что Дэн собирается приехать через две недели, как только закончит личные дела и сдаст квартиру в субаренду. Она понимала, что сидит совершенно спокойная, не выказывая никаких эмоций по поводу того, что сказал Бен, потому что видела себя со стороны. Но другая часть ее существа рвалась отсюда, искала дверь, чтобы выбраться из комнаты.
Он приезжает.
Она думала, что готова к этому, но ошибалась.
Две недели?
Слишком мало времени, чтобы подготовиться к встрече с ним, неужели это им непонятно? Зачем они так поступают в отношении ее? И, о, Боже, Уиллоу? Она не могла спрятать Уиллоу…
– О'Брайену было плохо в Нью-Йорке, – сказал Бен. – Город просто истощил его физически, дело кончилось тем, что он залетел в больницу с диагнозом «острой пневмонии», а, выйдя из больницы, обнаружил, что за это время стал дублером в пьесе.
Как? Шумело в мозгу Линдси. Дэн был болен? Они отняли у него роль? Как это ужасно! Как жестоко и несправедливо!
Парящая Линдси-наблюдатель время от времени соединялась в единое целое с Линдси, сидящей на диване рядом с Клэйтоном, и возникала путаница: в ней вновь закипал гнев по поводу того, как обошлись с Дэном. Силы, некогда оставившие ее, как вода разбитый кувшин, вновь вернулись.
– Зачем им надо было так поступать? – услышала она свой ровный, спокойный голос. – Он был блистателен в этой пьесе.
– Деньги, – сказал Бен. – Такое случается, и иногда фокус проходит. Режиссеры вытаскивают на свет Божий дублера, а затем машут настоящей звездой под носом потенциального спонсора новой пьесы. Они надеются, что актер в нагрузку прихватит с собой режиссеров для новой работы, но О'Брайен оказался не дурак. Он подписал развод с театром и ушел в «Уайтейкер продакшн». Та пьеса обречена. Брэд Дункан, бывший дублер главного исполнителя, не слазит с иглы.
– Но вы же видели О'Брайена на видеопленке, не так ли? – спросил Клэйтон.
– Да, – ответил Бен. – Невероятное исполнение. Вне всяких сомнений он – Онор Майкл Мэйсон.
– Я это поняла, – мягко сказала Линдси, – как только прочитала рукопись Джи Ди.
– Линдси, – нахмурился Бен. – Ты чувствуешь себя готовой к встрече? Парень будет здесь через две недели.
– Я понимаю.
– Он в курсе, что ты замужем, – сказала Джи Ди, – и что ты ждешь ребенка от Клэйтона.
– Да, – сказала Линдси, разглаживая платье. – Это хорошо. Ему следовало узнать об этом до приезда сюда. Как я понимаю, проблем больше никаких нет.
– Он… – Джи Ди сделала паузу, внимательно наблюдая за Линдси. – Он – красивый мужчина. И Бену, и мне Дэн очень понравился. Сначала он был настроен враждебно, потому что мы – Уайтейкеры, но потом успокоился, и мы договорились, что фильм не имеет никакого отношения к тому, что случилось между… – Джи Ди перестала говорить и воздела руки. – Это абсурд! Мы говорим как чужие, вокруг да около. Хватит!
– Спасибо, Джи Ди, – сказал Клэйтон. – Напряжение в комнате так велико, что впору разжечь костер без помощи спичек.
– Точно, – сказала Джи Ди. – Линдси, либо с тобой все в порядке, либо нет, но по твоей улыбке ничего нельзя определить. Если ты не хочешь работать над картиной, скажи нам, и мы найдем кого-то, кто будет выполнять твою работу. Мы просто скажем, что тебе это оказалось тяжело по причине беременности. Скажи нам, Линдси. Мы не можем читать твои мысли.
Линдси глубоко вздохнула.
– Ты определенно умеешь называть вещи своими именами, Джи Ди, – сказала она, улыбнувшись.
– Должен же кто-то это сделать, – сказала Джи Ди. – Бен и Клэйтон так заняты твоей защитой, что совершенно не слышат тебя.
– Эй, подруга, – сказал Бен. – Я выражаю свой категорический протест.
– О, милый, – сказала Джи Ди. – Я никого из вас не критикую. Просто я женщина и смотрю на все под иным углом, чем вы оба. Ты и Клэйтон будете судить о Дэне как мужчины, и брать на себя роль буфера между ним и Линдси. А между тем Бен с головой уйдет в съемки, да и Клэйтон не в состоянии будет ходить за женой как приклеенный, корча из себя телохранителя.
Клэйтон рассмеялся.
– Вообще-то я подумывал, не пристегнуть ли меня к ней наручниками.
Линдси быстро взглянула на него.
– Шутишь?
Клэйтон пожал плечами.
– Джи Ди правильно говорит, Линдси. Приезжает О'Брайен, и я невольно рассматриваю его как причину твоего возможного расстройства. Естественно, я начинаю думать, как тебя уберечь. Вероятно, это инстинкты каменного века, но… Дело все в том, что он по-прежнему любит ее.
– Хорошо! – кивнула головой Джи Ди. – Карты на стол. Линдси, твоя очередь.
– Ладно, – сказала Линдси. – Я хочу участвовать в съемках картины. Я понимаю, что увидеть Дэна первый раз будет большим испытанием, но это лишь закрепит наш разрыв – в этом я железно уверена. Я не тешу себя надеждой на то, что можно склеить однажды разбитое. Со мной все будет в порядке, обещаю вам.
– Так… – сказал Бен медленно.
– Она ручается, что все будет в порядке, – твердо сказала Джи Ди.
Бен поднял руки в умиротворяющем жесте.
– Ладно, ладно, я с головой ухожу в картину. Клэйтон, Линдси остается на твоем попечении.
– О, святые небеса, – Джи Ди воздела глаза к небу. – Ты по-прежнему ничего не слышишь и ничего не понимаешь!
– Зато слушаю я, – спокойно сказал Клэйтон. – Линдси женщина, а не ребенок. Ей не нужна нянька. Я буду здесь, если понадоблюсь ей, но я достаточно уважаю ее, чтобы не сомневаться во взвешенности тех слов, которые она произносит.
– Спасибо, – сказала Линдси, протянув ему руку. Тот накрыл ее ладонью и ласково улыбнулся.
– Только помни, что я здесь, ладно?
– Хорошо, – прошептала она, – хорошо.
Джи Ди наблюдала за этим обменом репликами с плохо скрытой тревогой.
– Я рад, что мы все высказали вслух, – констатировал Бен. – Я женился на твоей внешности, а в придачу приобрел мозги, достойные Соломона. Кто бы только мог подумать, – добавил он, встав. Джи Ди рассмеялась.
– Уайтейкер, тебе повезло, что я люблю тебя, а не то мне пришлось бы в срочном порядке придумывать для некоего Бенджамина некролог.
– Эй, друзья, – сказал Бен. – Взгляните-ка, который час. У нас встреча с Бетси Бостик и ее агентом.
– Правда? – воскликнула Линдси. – Вы берете ее на главную женскую роль?
– Да, – кивнул Бен.
– Считайте, что она у вас в кармане, – сказал Клэйтон. – Бетси точит большой зуб на Карла Мартина после того, как тот отказался подписать с ней контракты на несколько картин подряд. Линдси, пойдем вниз? Или ты хочешь прогуляться? Сегодня прекрасный день.
– Неплохо было бы погулять, Клэйтон. Бен, позвоните, когда вернетесь, хорошо?
– Хорошо.
Клэйтон встал и помог Линдси подняться с дивана.
– Пойдем проветримся. Как только устанешь, скажи.
– Ладно.
– Попозже продолжим разговор, – сказал Клэйтон Джи Ди и Бену.
Джи Ди посмотрела им вслед и покачала головой.
– О, Боже ты мой!
– Что случилось? – спросил Бен, надевая пиджак.
– Бенджамин, для человека с такими прекрасными зелеными глазами ты недостаточно хорошо видишь, что происходит у тебя под носом.
– А?
– Клэйтон влюблен в Линдси.
– Как? Ты с ума сошла, Джи Ди. Твоя романтическая натура иногда берет в тебе верх. Клэйтон влюблен в Линдси? Глупости. – Бен помолчал и нахмурился. – Так, значит, он влюблен?
Джи Ди вздохнула.
– Увы, но это так. Достаточно поглядеть на его глаза. Боже, Бен, какой же это ужас. Мы ввязались в очень опасные игры, и счет может пойти на разбитые жизни.
– Не игры, а сделки, Джи Ди, – сказал Бен, прижимая ее к себе. – Линдси называет это так, а сделка подразумевает оплату по счетам.
– Но кто будет платить? Линдси? Дэн? Клэйтон? Все вместе? А как же Уиллоу? Узнает ли дочь твоей сестры хоть однажды, кто она такая и кто ее настоящий отец? О, Бен, вопреки ожиданию ситуация выходит из-под контроля.
– Не будем торопиться, Джи Ди. Это все, что мы сейчас можем сделать. Пойдем! Нехорошо опаздывать на встречу.
– Я готова. Тебе не кажется, что я старею на глазах? Я чувствую себя сейчас на сто лет старше, чем в день твоего приезда в Портленд.
– Ты прелестна. Посмотри на другую сторону луны – жизнь так чудесна!
– Может быть, лучше бы она была скучна и безвредна. Все так запутано. А ведь мы даже еще не приступили к съемкам фильма.
– Хватит, – решительно сказал Бен. – Пойдем и выпишем себе в штат звезду.
Клэйтон держал Линдси за руку, и они медленно брели по тротуару, то и дело останавливаясь перед роскошно разукрашенными витринами дорогих магазинов одежды, мимо которых пролегал их путь.
Он чувствовал, как она понемногу начинает отходить от разговора в квартире Бена, и смех ее, когда они спорили о моде и вывешенных за стеклом образцах одежды, был настоящим и искренним.
День выдался теплым, небо – ярко-голубое, и Клэйтон позволил чувству безмятежной радости овладеть собой без остатка. Следующие полчаса или около того, решил он, следует просто наслаждаться обществом Линдси и мягким золотым сиянием весеннего дня.
Они выглядели как влюбленная пара – муж и жена, ожидающие ребенка. Отличная картина для фотожурнала. О, как бы бесновался Карл Мартин, если бы знал, что, благодаря ему и его злой воле, Клэйтон Фонтэн шаг за шагом поднимался к величайшему счастью, которое когда-либо выпадало в его жизни. Благодаря этим украденным у работы минутам, Клэйтон получил то, чем не обладал ранее никогда: радость влюбленного существования, радость держать в руке руку любимой женщины, идущей рядом, радость созерцания ее улыбки, счастье от возможности слышать ее смех.
И Уиллоу.
О, Боже, думал Клэйтон, один образ этого ребенка, сияющий в его душе, сам по себе был даром небес. Как он хотел присутствовать при ее родах, держать ее, защищать, смотреть, как она вырастает в маленькую, счастливую девочку, а потом в женщину. Он хотел стать частью жизни Уиллоу, разделять с ней печали и радости, всегда быть наготове выслушать ее и разделить с ней все испытания.
– Папочка, давай купим мороженое! Давай, папочка!
Клэйтон вздрогнул от удивления и выпустил руку Линдси. Детский голос вернул его к реальности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...