ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


«Похоже, ничего у меня не выйдет», – грустно подумала Эрика. Когда она лежала в кровати, уставясь невидящим взглядом в темноту, все казалось понятно и просто. А теперь ее план трещал по всем швам. Нужно быть круглой идиоткой, чтобы такое придумать.
Раздраженная этими мыслями, Эрика покрепче оперлась на руку Данте. Хорошо хоть он с ней рядом, сможет защитить в случае чего.
Некоторое время они прогуливались по палубе, наслаждаясь раскинувшейся по обеим сторонам реки величественной панорамой, пока наконец Данте не обратил внимание Эрики на элегантно одетого мужчину, задумчиво глядевшего на воду.
– Смотри, вон стоит Хайрем Джонсон. Он холостяк, так что вполне тебе подойдет. При игре в карты, правда, любит плутовать, однако за соответствующую цену купить его можно.
Эрика внимательно рассмотрела мужчину средних лет и пришла к выводу, что он недурен собой, по крайней мере издалека, да и «Эрика Джонсон» звучит очень даже неплохо. И когда Данте вопросительно вскинул брови, она кивнула.
– Хайрем, разрешите представить вам Эрику… – Данте нахмурился, лишь сейчас сообразив, что до сих пор не знает фамилии Эрики.
Хайрем окинул потрясающую красотку зорким взглядом, не упуская из виду ни одной детали.
– Очень рад с вами познакомиться, моя дорогая, – проворковал он, изобразив на лице самую соблазнительную улыбку, на которую только был способен. – Вы в первый раз плывете на пароходе?
– Нет, мне уже доводилось на них плавать, – сообщила Эрика, разглядывая бородку своего нового знакомого, обрамлявшую массивную нижнюю челюсть, и маленькие усики, удлинявшие и без того длинный нос. Да, этот мужчина вполне способен очаровывать женщин. Только слепых.
– Не могли бы вы вместо меня прогуляться с Эрикой по кораблю? – попросил Данте. – Я должен провернуть для брата одно маленькое дельце.
– Буду просто счастлив избавить вас от Эрики, – промурлыкал Хайрем, впиваясь жадным взглядом в ее полуобнаженную грудь, которую открывало его взору глубокое декольте.
Когда они стали пробираться сквозь толпу, Хайрем приобнял ее рукой за талию, и Эрика вздрогнула. Прикосновение это было ей неприятно, а вот стоило Данте хоть на мгновение дотронуться до нее, и по телу растекалось блаженное тепло. Усилием воли выкинув из головы мысли о Данте, Эрика сосредоточилась на светской беседе. На каждую остроумную реплику Хайрема, изо всех сил пытавшегося ее развлечь, она отвечала лучезарной улыбкой, хотя на самом деле уже поняла, что с юмором у этого бедолаги не все в порядке, и если он имеет на этот счет противоположное мнение, то глубоко заблуждается.
Полчаса спустя Эрика уже вертела головой, высматривая Данте. Наконец поиски ее увенчались успехом, она его увидела. Однако радость ее длилась недолго: Данте прохаживался по палубе под руку с какой-то довольно привлекательной блондинкой, которая так и льнула к нему, что-то нашептывая ему на ухо. Ревность обожгла Эрику, как огнем, однако она тотчас же попыталась взять себя в руки. Да что это с ней? Ей-то какое дело до того, что этот распутник ухлестывает за хорошенькими женщинами? Пускай делает что хочет. Просто она рассчитывала на то, что он поможет ей избавиться от этого наглеца Хайрема, который уже готов был дать волю своим шаловливым ручонкам.
Когда Данте взглянул в ее сторону, Эрика незаметно сделала ему знак, чтобы он подошел. Но тот лишь махнул рукой и прошествовал дальше, оставив Эрику тихо закипать от негодования. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он наконец соизволил подойти к ней. Эрика едва подавила в себе желание его задушить. Каков негодяй! Отдал ее на растерзание этому Хайрему!
– Вижу, как ты проворачиваешь для брата одно маленькое дельце, – передразнила она Данте. И, когда Хайрем, откланявшись, отошел, презрительно фыркнула: – Эта красотка так и вешалась тебе на шею.
Данте ухмыльнулся:
– А ты считаешь, что я должен был проявить грубость по отношению к этой молодой леди и сказать ей, чтобы она оставила меня в покое?
– Если ты даже не способен поставить на место женщину, то где уж тебе справиться с реальной опасностью! – бросила Эрика, дав Данте понять, что подобное объяснение ее не удовлетворяет.
– А тебе не приходило в голову, что мне могло быть приятно внимание, которое оказывает мне эта женщина? – парировал Данте и, схватив Эрику за руку, потащил ее по палубе. – Однако я очень признателен тебе за заботу. И впредь при выборе знакомых непременно буду спрашивать твоего совета, – язвительным тоном добавил он.
Эрика тяжело вздохнула. Она уже раскаивалась в том, что набросилась на Данте.
– Прости, я не хотела тебя обидеть. Просто я никак не могла дождаться, когда ты ко мне подойдешь. Мне не терпелось отделаться от этого зануды Хайрема. Ты очень красивый мужчина, и нет ничего удивительного в том, что ты пользуешься у женщин огромным успехом.
Данте остановился так внезапно, что Эрика налетела на него.
– Что я слышу? Ты делаешь мне комплимент? – насмешливо бросил он, скрывая удивление.
– Если будешь насмехаться, я возьму его обратно, – предупредила Эрика.
– Что ж, думаю, на пароходе найдется немало женщин, которые не будут столь скупы на комплименты… и на проявление знаков внимания, – заметил Данте, подводя Эрику к салону, тянувшемуся по всей длине парохода. – Сейчас я представлю тебя своему брату, однако должен предупредить, что он женат и счастлив в браке. Так что советую не пытаться его охмурить.
В другое время Эрика тотчас отреагировала бы на эту колкость, но сейчас она не обратила на нее ни малейшего внимания: замерев от восторга, она рассматривала великолепный салон. Он и в самом деле у кого угодно мог бы вызвать чувство благоговения. Окна украшали дорогие шторы, по стенам были развешаны огромные зеркала, отчего помещение казалось просторнее. С высокого потолка свисали хрустальные люстры, украшенные золотой резьбой. В самом дальнем конце салона вдоль стены стояли обитые бархатом кресла и банкетки, а посередине – столы, покрытые белыми скатертями. Да, такого великолепного парохода, как «Натчез бель», Эрике еще никогда не доводилось видеть.
– Твой пароход просто потрясающий, я еще никогда на таком не плавала, – призналась она, восхищенным взглядом обводя роскошное убранство салона.
Данте довольно улыбнулся, мысленно отметив, что ничто в этом салоне не сравнится с этой обворожительной красавицей в темно-синем платье. Когда он присмотрел его в бутике, оно не показалось ему настолько изящным, но сейчас, на Эрике, выглядело просто потрясающе. Заметив устремленные на девушку восхищенные взгляды, Данте пришел к выводу, что он не единственный мужчина, который так считает.
Обведя взглядом салон, Данте увидел Корбина. Тот сидел на своем обычном месте и, разинув рот, во все глаза смотрел на Эрику.
– Эрика, разреши представить тебе моего брата Корбина, – проговорил Данте, подводя Эрику к столу.
Корбин был настолько ошарашен, что не мог вымолвить ни слова. Издалека эта девица выглядела вполне привлекательно, но при ближайшем рассмотрении оказалась просто красавицей.
– Если бы я знал, что уступаю свою каюту такой очаровательной особе, я бы ни слова не сказал против, – проговорил он, не в силах оторвать от Эрики взгляда.
– Ты несешь чепуху, – тихонько заметил Данте, наклоняясь к брату.
Корбин закрыл рот, и лицо его окрасилось легким румянцем.
– Да, нам непременно нужно помочь Эрике в ее бедственном положении, – заметил он, обращаясь к брату.
Какие у нее потрясающие голубые глаза, полные жизненной силы! Как раз то, что нужно Данте. И нет никаких сомнений в том, что эта девица братцу очень нравится. Вон с каким откровенным восхищением он на нее смотрит.
– А вы с Данте очень похожи, – заметила Эрика, прервав его размышления. – Сразу видно, что братья. Только вот кто из вас красивее, трудно сказать.
Корбин просиял от удовольствия.
– Если вы и дальше будете осыпать меня комплиментами, я не только отдам вам свою каюту, но и охотно разрешу повести пароход, – подмигнув, поддразнил он Эрику.
– Надо же, для себя я у нее комплимента выпросить не могу, а брата моего она ими просто забросала, – недовольно проворчал Данте.
Корбин не обратил никакого внимания на слова брата. Пораженный красотой Эрики, он не видел и не слышал ничего вокруг, а вот Эрика не могла на них не отреагировать. Сладко улыбнувшись и пожав плечами, она с напускным безразличием произнесла:
– Некоторые завоевывают мое уважение хорошими манерами, а те, у кого их нет, должны придумать для этого еще что-нибудь.
– И я, конечно, попадаю в последнюю категорию, – фыркнул Данте, разворачивая салфетку.
Ответить Эрика не успела: Корбин принялся расспрашивать ее о том, кто она и откуда, и Эрике пришлось изворачиваться, чтобы не сказать лишнего: ни к чему братьям знать слишком много. Данте тоже не терпелось выведать хоть что-нибудь о ее семье и о человеке, от которого Эрика скрывается, но она настолько ловко избегала расспросов, что сумела сказать много и вместе с тем ничего. Раздосадованный, Данте понял, что из этой девицы ничего и клещами не вытянешь, и оставил ее в покое.
Эрика наслаждалась приятной компанией и вкусной едой. Она ела и ела, до тех пор, пока не почувствовала, что швы на платье сейчас лопнут, однако перед тортом с желе не смогла устоять.
Когда Корбин и Данте поняли, что Эрика не позволит им совать нос в ее прошлое, они принялись подтрунивать друг над другом, и это привело даму в полный восторг.
Когда обед закончился, обеденные столы убрали и вместо них поставили маленькие карточные столики. Группы мужчин, включая и Хайрема Джонсона, уселись за них, решив провести остаток дня за игрой в карты. Эрика удивилась, когда Данте предложил и ей к ним присоединиться, но отказаться ей в голову не пришло. Ей гораздо больше нравилось бросать вызов своим соперникам, чем сплетничать с женщинами, собравшимися в дальнем конце салона. После первых трех партий Эрике удалось выиграть значительную сумму денег, и Данте чертыхнулся. Надо же так унизить мужчин! Нужно вытащить ее из-за стола, пока она не выудила у них все деньги.
– Почему мы не доиграли? – удивилась Эрика, когда Данте попросил ее встать из-за стола и повел к двери. – Мне так понравилось!
– Где ты выучилась так играть? – хмуро спросил Данте. – Женщины обычно никудышные игроки. Я видел, что у Хайрема глаза чуть не вылезли из орбит, когда он смотрел, как лихо ты тасуешь карты, словно всю жизнь только этим и занималась.
Эрика насмешливо улыбнулась.
– Я же не на необитаемом острове жила, – заметила она.
– Я это вижу, – проворчал Данте. – Есть на свете что-нибудь, что ты не умеешь делать?
– Честно? – вскинула брови Эрика. Интересно подумала она, он действительно хочет это знать или в очередной раз собирается над ней посмеяться?
– Конечно, честно, – ответил Данте и, остановившись, пристально взглянул на нее.
– Нет. – И она улыбнулась ему такой обворожительной улыбкой, что у Фаулера сердце на секунду замерло в груди. – Хотя бы один раз я испробовала в жизни практически все, просто из интереса.
В этот момент Данте забыл о своей уязвленной гордости и расплылся в довольной улыбке.
– Так я и знал, что ты это скажешь, – заявил он и провел своим тонким пальцем по нежным губам Эрики. – А все, чем бы ты ни занималась, ты стараешься делать отлично, правда, Эрика?
Трепет прошел по телу Эрики от одного лишь его прикосновения, и она поспешно отступила, чтобы не дать тщательно сдерживаемому желанию вырваться наружу.
– Да, – подтвердила она, стараясь говорить спокойным голосом, чтобы Данте не заметил, что с ней творится на самом деле. – Гораздо интереснее жить полной жизнью, а не влачить жалкое существование.
Это ее заявление лишний раз подтвердило предположение Фаулера о том, что Эрика не боится никого и ничего на свете, и он проникся к ней уважением. Ни один человек на всей земле не в силах укротить ее свободолюбивый дух. Эрика не тот человек, который пойдет на компромисс или смирится с поражением. Под ангельской внешностью скрывается стойкий и решительный характер. Данте не сомневался, что эта девица преодолеет все преграды, которые возводит на ее пути преследующий ее таинственный незнакомец.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...