ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее так и подмывало бросить отцу вызов. Взять, например, да и промчаться по лугам на лошади одной, без сопровождения отцовских слуг – завзятых болтунов и сплетников. Или самой выбрать себе мужа – человека, от одного прикосновения которого трепетный огонь пробежит по телу. Она не желала выходить замуж за Сэбина Кейри, и ее возмущало то, что отец с таким упорством пытается устроить ее брак с этим отвратительным типом.
– Моя дорогая Эрика, – проворковал между тем Сэбин, обнимая ее костлявой рукой за талию. – Вы ведь знаете, как мне хочется назвать вас своею. Когда же вы наконец перестанете притворяться скромницей и согласитесь выйти за меня замуж?
«Никогда!» – хотелось крикнуть Эрике. Она и сама не понимала, почему отмалчивается, а не говорит ему прямо, что никогда не выйдет за него замуж, чтобы раз и навсегда положить конец этой нелепице.
– Сегодня – великолепный случай объявить о нашей помолвке, – продолжал Кейри своим скрипучим голосом, окинув Эрику ястребиным взглядом, который задержался на матовой коже ее порывисто поднимавшейся и опускавшейся пышной груди.
И прежде чем Эрика успела опомниться, Сэбин затащил ее под лестницу, схватил в охапку и впился жадным ртом в ее губы. Чувство глубочайшего отвращения охватило девушку. Сладковатый аромат любимого одеколона Сэбина и тошнотворный запах бренди обрушились на нее. Похоже, Сэбин уже начал праздновать. Однако Эрика не собиралась составлять ему компанию. Что угодно, но только не это!
Между тем рука Кейри уже блуждала по ее полуобнаженной груди, и у Эрики от омерзения кожа покрылась мурашками. Чувствуя, что больше не выдержит, Эрика запрокинула голову, пытаясь оторваться от его ненавистного рта. И это ей удалось.
– Убери руки! – зашипела она, задыхаясь от противного запаха бренди. – Я не потерплю, чтобы ты меня лапал!
– Хочу и буду! – самодовольно заявил Сэбин, опять проводя рукой по ее груди.
Вне себя от ярости, Эрика попыталась оттолкнуть нахала. Но поняв, что ей не вырваться из его цепких лап, пнула его в пах. Взревев от боли, Сэбин согнулся пополам. Девушка не стала дожидаться, пока он придет в себя, бросилась к лестнице и схватилась рукой за перила, слыша за спиной душераздирающий вопль своего незадачливого жениха. Задрав юбки, чтобы не мешали, она помчалась по лестнице вверх.
– Черт бы тебя побрал! – вскричал разъяренный Сэбин Кейри. Он на удивление быстро успел опомниться и бросился вдогонку за обидчицей.
– Что здесь происходит? – послышался изумленный голос Эвери. Он во все глаза смотрел на дочь и ее жениха. Прибывшие гости, казалось, были удивлены не меньше хозяина.
Между тем Сэбину удалось догнать Эрику и ухватить подол ее платья. Взвизгнув от ужаса, она, покрепче ухватившись за перила, крутанулась на одной ноге, а другой пнула своего ухажера в хилую грудь. Не ожидавший такого коварства, он загремел вниз по лестнице и распластался на полу. Встав на четвереньки, а потом кое-как поднявшись на ноги, Сэбин обвел собравшихся недоумевающим взором и, заметив вокруг себя откровенно насмешливые лица, заорал во всю глотку – на сей раз от ярости. Какой позор! Какая-то презренная женщина обвела его вокруг пальца!
Глаза его гневно засверкали, Эрике даже показалось, что из ушей у него повалил дым. Сэбин заревел словно разъяренный бык и, уже ничего не соображая, устремился за ней, изрыгая проклятия. Беспомощно оглянувшись – куда бежать? – Эрика кинулась к своей комнате и, ворвавшись в нее, заперла за собой дверь. Куда там! Саданув по двери ногой, Сэбин вышиб замок и возник на пороге, словно демон мести: глаза горят безумным огнем, рот перекошен, грудь тяжело вздымается.
Чувствуя, что ей несдобровать, Эрика принялась судорожно шарить в ящике комода. Наконец – о счастье! – рука ее нащупала маленький пистолет, который она держала в комнате на всякий случай.
Прицелившись Сэбину прямо в сердце, она хладнокровно проговорила:
– Не приближайся ко мне – убью!
Она понимала, что если Кейри доберется до нее – пощады не жди. Он казался ей самим сатаной, зловещим и жутким. Если он сделает хоть шаг, придется его пристрелить, решила Эрика.
– Ах ты, надменная сучка! – яростно прошипел Сэбин. – Нужно было давным-давно затащить тебя в постель, тогда бы ты была посговорчивее. Ну да ничего! Скоро я стану твоим мужем, и если ты когда-нибудь осмелишься грозить мне пистолетом, я тебе голову оторву!
– Я скорее умру, чем позволю тебе дотронуться до меня своими грязными лапами, мерзкая скотина! – воскликнула Эрика и еще крепче сжала в руке пистолет.
В этот момент за спиной Сэбина кто-то громко ахнул – это отец заглянул в комнату дочери посмотреть, что там происходит.
– Эрика, сейчас же опусти пистолет и извинись! – приказал Эвери, как только обрел дар речи.
– Это Сэбин должен извиняться за то, что дал волю рукам! – яростно выпалила Эрика.
– А мне кажется, ты сама во всем виновата, – отрезал Эвери. – Это ты столкнула его с лестницы, оскорбила, а в довершение ко всему взяла на мушку. Сейчас же опусти оружие, а то еще, чего доброго, в кого-нибудь попадешь!
Эрика едва не задохнулась от ярости. Отец принял сторону этого отъявленного негодяя! Да как он только мог!
– Я требую публичного извинения! – заявил Сэбин, храбро шагнув вперед и скрючив свои узловатые пальцы – видимо, он представлял себе, как они сомкнутся вокруг шеи Эрики.
– Стой на месте, Сэбин, – предупредил Эвери, переводя взгляд с разъяренной дочери на одного из своих богатейших клиентов и обратно. – Эрика совсем голову потеряла, а стрелять она умеет. Так что не провоцируй ее.
– Она не осмелится выстрелить в меня, – усмехнулся Сэбин и сделал еще один шаг к своей обидчице, намереваясь наказать ее за то, что она унизила его перед всей аристократией Нового Орлеана.
– Последний раз предупреждаю! – крикнула Эрика и, прищурившись, прицелилась поточнее.
Дрожа от негодования, Сэбин уперся взглядом в непокорную девчонку, однако Эрика была разгневана не меньше его. Она чувствовала, что отступать некуда, и сдаваться не собиралась. Если Сэбин выиграет на этот раз, она и впредь вынуждена будет ему подчиняться, а упрямство и гордость ей этого не позволяли. Чтобы Сэбин Кейри взял над ней верх? Не бывать этому!
В этот момент незадачливый жених стремительно бросился на нее, и Эрика выстрелила. Пуля попала Кейри в ногу. Девушка съежилась от страха, когда Сэбин, схватившись за колено, взвыл, словно раненый зверь, и снова метнулся к ней. Однако Эрика оказалась проворнее. Швырнув пистолетом в Сэбина и попав ему при этом в голову, она прошмыгнула мимо остолбеневших от изумления мужчин и выскочила в холл. В голове проносились беспорядочные мысли. Господи! Что же она наделала? Выстрелила в человека! Нет, не в человека, а в мерзкую гадину, на бегу попыталась успокоить себя Эрика. Завернув за угол, она ворвалась в отцовскую спальню. Ее двери, выходящие на балкон, были настежь распахнуты, поскольку комнату проветривали. Сэбин – зверь, и зверь разъяренный. Она правильно поступила, выстрелив в него. Она еще слишком мягкосердечно с ним поступила, другая на ее месте целилась бы ему не в ногу, а прямо в грудь. Кроме того, если бы она не ранила этого негодяя, он бы ее избил.
В холле послышались громкие голоса, и Эрика поспешила выскочить на балкон.
– Эта сучка за все ответит! – надрывался Сэбин.
– Ты мне поклялся, что и пальцем Эрику не тронешь! – напомнил ему Эвери. – Ты же знаешь, что она вспыльчивая как порох. Должно быть, ты ее чем-то напугал. Если ты…
– Обещай, что отдашь мне ее в жены, даже если она не согласится! – не слушая Эвери, прорычал Сэбин. – Более того, я требую, чтобы она извинилась передо мной публично, иначе я не стану вести с тобой никаких дел и выдам секрет, который ты так бережно хранишь. Эту женщину пора обучить хорошим манерам, и я за это дело возьмусь, обещаю тебе! Распустил ее, вот она и делает что хочет!
Эвери побледнел.
– Успокойся, успокойся, Сэбин. Думаю, мы найдем приемлемое решение. Я…
– Успокоиться, говоришь? – взревел Сэбин, словно разъяренный бык. – Твоя дочь спускает меня с лестницы в присутствии самых именитых людей города, потом выстрелом едва не разносит мне ногу на куски, а ты советуешь мне успокоиться?! – Он обвел темным, жаждущим мщения взглядом комнату. – Где эта маленькая дрянь? Я сейчас же с ней разберусь!
– Что, черт подери, здесь происходит? – послышался голос запыхавшегося Джейми.
Услышав выстрел, парень с трудом пробился сквозь толпу гостей в холле, взлетел по лестнице и заглянул в отцовскую спальню. Сэбин круто обернулся, и Джейми тотчас же догадался, кому предназначалась пуля. Впрочем, для этого не требовалось быть семи пядей во лбу. «Молодчина Эрика! – мысленно похвалил он сестру, едва сдерживая злорадную улыбку. – Давно пора было проучить этого подонка».
– Твоя полоумная сестра чуть не застрелила меня! – прорычал разъяренный Сэбин.
Джейми уставился на его залитые кровью брюки.
– Вижу. Очень жаль, – проговорил он тоном, подразумевающим совершенно обратное.
Сэбин был настолько возмущен равнодушием Джейми и откровенной наглостью Эрики, что думал только об одном: как бы отомстить.
– Клянусь, я заставлю эту мерзкую девчонку извиниться, а потом выйти за меня замуж! А если она откажется, прослежу, чтобы ее вздернули на самом высоком дереве Нового Орлеана! – процедил он.
Эрика вжалась в стену и попыталась унять неистово бьющееся сердце. Девушка слышала весь разговор, и у нее возникло неприятное ощущение, что отец опять, как это бывало уже не раз, уступит Сэбину. Она отчетливо представила себе, как Сэбин больно, до крови, с наслаждением избивает ее. Картина была такой яркой, что у Эрики возникло отчаянное желание немедленно куда-нибудь сбежать.
Когда шаги в отцовской спальне стихли, Эрика на цыпочках дошла до балкона и, перекинув ногу через перила, глянула вниз. И едва она это сделала, как ощутила предательскую пустоту внутри и сердце ее замерло. Дело в том, что Эрика, не боявшаяся никого и ничего на свете, испытывала панический ужас перед высотой. Поборов тошноту, Эрика судорожно вцепилась в спасительные перила, моля Бога о том, чтобы с ней не произошло того, что случилось в детстве, когда она, прохаживаясь по перилам балкона, внезапно потеряла равновесие. Но сейчас земля расплывалась у нее перед глазами и, словно невидимый магнит, неумолимо тянула к себе, заставляя разжать руки и прыгнуть вниз.
Пока Эрика стояла, не в силах оторвать глаз от земли, которая, как она помнила, обладает способностью приближаться с невероятной скоростью, на балконе появились Эвери, Сэбин и Джейми. Перед лицом смертельной опасности девушке вспомнилось ее первое падение, отозвавшееся во всем теле страшной болью. Тогда Эрика потеряла сознание и пришла в себя лишь спустя несколько часов. Но неприятное воспоминание тут же отступило, когда Сэбин вновь бросился к ней, намереваясь схватить мертвой хваткой. Собрав все свое мужество, Эрика зажмурилась и, перемахнув через перила, соскользнула на землю по колонне, поддерживающей балкон.
– А ну-ка возвращайся, негодница! – срывающимся от ярости голосом взревел Сэбин. – Не воображай, что тебе удастся от меня удрать! Клянусь Богом, я тебя найду, и тогда ты пожалеешь, что на свет родилась!
Эрика помчалась по лужайке с такой скоростью, словно за ней гнался сам дьявол; помчалась, боясь оглянуться, в полной уверенности, что Сэбин Кейри, этот демон зла, оставил свое бренное тело, превратившись в вампира, и теперь несется за ней, желая впиться в ее шею и высосать кровь. Услышав, что отец зовет слуг и приказывает им догнать непокорную дочь, девушка побежала еще быстрее, намереваясь скрыться в толпе людей, запрудивших улицы Нового Орлеана и томившихся в ожидании начала праздника.
Прервав на секунду свой стремительный бег, Эрика беспомощно огляделась по сторонам: непонятно, куда бежать дальше. Где ей скрыться от Сэбина? Ведь он весь город перевернет вверх дном, лишь бы до нее добраться. Должно же быть какое-то место, где можно спрятаться и переждать, пока мерзавец не угомонится, утешала она себя и сама не верила в это. Такая лиса, как Сэбин, непременно почует ее своим длинным носом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...