ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

За дверью послышался веселый смех Данте, потом его удаляющиеся шаги. Эрика вышла из себя. Бросив несчастную подушку на пол, она принялась пинать ее ногами, и пинала до тех пор, пока не порвалась наволочка. Облако перьев, взметнувшись к потолку, стало медленно опускаться на пол. И каждое перышко казалось Эрике частичкой разбитой мечты.
Глава 13
Послышался стук в дверь, и Эрика, зная, кто к ней пожаловал, привела себя в полную боевую готовность. Вошел Данте.
В течение всего дня Эрике удавалось избегать его общества. Впрочем, это было несложно, поскольку муж ее занимался тем, что переезжал с плантации на плантацию, скупая у соседей хлопок. Но сейчас ей придется терпеть его присутствие весь вечер. Эрика понимала, насколько трудно ей будет притворяться, что она его не выносит, ведь стоило ей взглянуть на Данте – и сердце замирало в груди.
– Ты потрясающе выглядишь, – сообщил Данте, подходя к жене.
Он остановился перед ней и с поклоном поднес к губам ее изящную руку.
– Когда мы с тобой будем танцевать вальс, весь Натчез сочтет меня счастливейшим из смертных.
– Мы станцуем только один раз, для видимости, – твердо сказала Эрика и прошествовала мимо Данте к двери, одарив его холодной улыбкой.
Она не могла позволить себе с ним больше одного танца. Прикосновение мужа наверняка вызвало бы в ней страстное желание, и чем бы все это закончилось – нетрудно догадаться.
– Но ты весь вечер будешь вести себя прилично, – заявил Данте тоном, не терпящим возражений.
Догнав жену, он обнял ее за талию, и Эрика вздрогнула, словно коснулась раскаленного железа, но, тотчас же взяв себя в руки, взглянула на Данте с шаловливой улыбкой:
– Я не даю обещаний, если не уверена, что смогу их выполнить.
– Что ж, лучше нарушать обещания, чем швыряться вазами, – заметил Данте, язвительно ухмыльнувшись.
Эрика проигнорировала его замечание, лишь еще выше вздернула подбородок. Чем меньше они будут вспоминать о том, что произошло днем, тем лучше. Как бы ей хотелось вычеркнуть этот день из своей жизни! Но увы… Она подчинилась зову плоти, и теперь ей было стыдно. Надо же было уступить Данте, да еще в тот момент, когда делала ему выговор!
Когда новобрачные подошли к подножию лестницы, Эрика изобразила на лице милую улыбку. Гостям, которых понаехало в дом видимо-невидимо, похоже, не терпелось посмотреть на женщину, сумевшую, как они считали, завоевать сердце Данте. Эрике очень хотелось рассказать им, как и почему она вышла замуж, однако она лишь мило улыбалась в ответ на расточаемые гостями комплименты. А те и вправду были поражены ее незаурядными способностями: надо же, сумела женить на себе убежденного холостяка!
– Ну что? Семейная жизнь уже успела дать трещину? – спросил Корбин, наблюдая за тем, как трезвый как стеклышко брат наливает себе второй стакан бренди и залпом выпивает его.
Данте раздраженно нахмурился.
– Супруга мила и любезна со всеми, кроме меня. Всякий раз, когда я к ней приближаюсь, шипит, как рассерженная кошка, – ответил он, тяжело вздохнув.
Корбин хмыкнул.
– А ты чего хотел? Должен признаться, я ушам своим не поверил, когда узнал, что ты собираешься вызвать Сэбина на состязание. Ты не только поставил в щекотливое положение Эрику, но и сам рискуешь потерять все, что заработал тяжелейшим трудом. Учти, от Сэбина пощады ждать нечего. Он не остановится ни перед чем, чтобы одержать победу. Я вовсе не возражаю против того, чтобы для перевозки хлопка ты воспользовался нашей «Натчез бель», однако ты можешь потерять все свое состояние, и это меня крайне беспокоит.
– Не хнычь! – бросил Данте и в очередной раз потянулся за графином с бренди. – Я прекрасно понимаю, что риск велик, однако ставка стоит того.
Рид Эшер, который стоял поодаль, жадно прислушиваясь к разговору, подошел к братьям с намерением внести свою лепту.
– Если хочешь знать мое мнение, то лучше бы ты принял мое предложение и вложил свои денежки в поездку в Центральную Америку. Судя по твоим рассказам, дядюшка твой – сущий дьявол. – Он улыбнулся, и глаза его сверкнули. – Клянусь, добыть зарытые сокровища для тебя было бы парой пустяков. Все равно что перевезти хлопок по нашей строптивой Миссисипи. А если правду говорят, что в разлуке любовь только крепнет, то и твоя дикая кошечка встретила бы тебя ласковым мурлыканьем.
– Плевать мне на твои сокровища! – равнодушно ответил Данте. – Я уже принял решение и намерен идти до конца.
– Невзирая на то, что конец этот может стать плачевным? – с иронией спросил Корбин. – Не нужно было тебе впутывать в это дело Эрику. Она может безвинно пострадать, если ты проиграешь, а мне бы очень не хотелось, чтобы такое прелестное создание досталось этой змее Сэбину.
– И ты, Брут? – упрекнул Корбина Данте. – Козырная карта, которая у меня имеется, – это Эрика. Перед ней, и только перед ней одной, Сэбин не может устоять. В противном случае он отказался бы от нее, когда узнал, что она вышла замуж. Но он ее желает. И в этом его слабость. На чем еще я могу сыграть?
Тяжело вздохнув, Корбин отхлебнул из своего бокала.
– Желаю тебе удачи, братишка. В твоих делах с Сэбином и с Эрикой остается только надеяться на удачу.
Данте язвительно усмехнулся:
– Знаешь, мало того что брак этот не совершился на небесах, боюсь, он может закончиться в аду. Сэбин в данный момент меня мало волнует, а вот Эрика – еще как. Мне необходима ее помощь, а жена в ней отказывает.
– Ну, это не проблема. Существует множество способов уговорить женщину, – заметил Корбин, и глаза его весело сверкнули. – Ты что, не знаешь, что женщины – существа хрупкие и требуют к себе нежного отношения?
– С Эрикой этот номер не проходит, – скривился Данте. – Эта бешеная девица настолько упряма, что сделает мне назло все что угодно. Клянусь, в жизни не встречал такой настырной особы!
– А ты что, не знал этого, когда делал ей предложение? – вмешался Рид. – Мог бы и со мной посоветоваться, я бы сразу объяснил тебе, во что ты впутываешься. Так нет же, ты понесся вперед сломя голову, только тебя и видели. А на мнение друзей и брата тебе было наплевать.
Данте собрался, хоть и с опозданием, исправить это упущение. Однако ни Корбин, ни Рид не сумели посоветовать ему ничего стоящего. Данте прикидывал то так, то эдак, как бы ему выйти из создавшегося положения, но ни к какому выводу так и не пришел. Наконец, когда у него от напряжения разболелась голова, он, чертыхнувшись, подумал, что женитьба оказалась с его стороны величайшей глупостью. И все же у него были веские причины взять в жены эту черноволосую красавицу, хотя, похоже, никто, кроме него, их не видит. Ну и пусть, он не обязан ни перед кем отчитываться! А еще он решил, что не меньше Эрики упрям и приложит максимум усилий, чтобы не позволить ей сесть себе на шею. Ведь если сделать это ему не удастся, он вечно будет у жены под каблуком.
Леона Фаулер понравилась Эрике с первого взгляда. В присутствии жены Корбина она сразу же почувствовала себя легко и непринужденно.
– Вы даже представить себе не можете, как я счастлива, что у меня теперь есть сестра, – заявила Леона Эрике, отведя ее в укромный уголок. – Но еще больше я довольна тем, что Данте наконец женился. Я уже почти отчаялась. Характер у него, правда, непростой, чересчур твердый, но если вам удалось завоевать его любовь, раскаиваться в том, что вы вышли за него замуж, вам не придется.
Эрика могла бы на это возразить, что она уже раскаивается, однако предпочла промолчать.
Леона еще раз скользнула по стройной фигуре Эрики внимательным взглядом и, видимо, довольная увиденным, одобрительно кивнула.
– Да, мне кажется, вы как раз та женщина, которая нужна Данте. Корбин говорил мне, что вы не лебезите перед ним, как это делают другие. Восхищаюсь вашей независимостью. Но Данте, вероятно, эта ваша черта вряд ли придется по душе, ведь он необыкновенно упрям и любит всегда поступать по-своему.
– В том-то все и дело, – призналась Эрика. – Похоже, мы ждем от жизни совершенно разного. И каждый из нас тянет другого в свою сторону, не соглашаясь ни на какие уступки.
– Но вы ведь любите его? – напрямик спросила Леона.
Эрика с печальной улыбкой устремила взор вдаль.
– Да, но иногда одной любви недостаточно. Перед нами стоят серьезные проблемы.
Подобное настроение Леоне не понравилось.
– Не сдавайтесь так быстро, – посоветовала она. – Жить с мужчиной очень непросто, даже если живешь долгие годы, как, например, мы с Корбином. Но я знаю, что, какие бы разногласия между нами ни возникли, я не буду счастлива ни с кем другим. – Она ласково потрепала Эрику по руке. – В общем, и с мужчинами тяжело, и без них жизни нет. Мужчины говорят, что женщины – существа темпераментные и живут чувствами. Но жены порой могут сказать то же самое про своих супругов.
Леоне очень хотелось хоть немного развеселить Эрику, и та отлично ее поняла.
– Счастливый человек Корбин, и я непременно ему об этом скажу, – заметила она.
– Я уже неоднократно пыталась это сделать, – усмехнулась Леона, – но, похоже, они с Данте сделаны из одного теста. Ни один не видит дальше своего носа и не желает прислушиваться к голосу здравого смысла.
Что верно, то верно, подумала Эрика. Данте и ее не стал слушать, когда она пыталась отговорить его от участия в нелепом состязании, грозящем поставить ее в еще более тяжкое положение, чем то, в котором она сейчас находится.
– Я думала, вы привезете с собой детей, – проговорила Эрика. – Мне не терпится познакомиться с племянницей и племянником.
– Сейчас вместо меня за ними присматривает Мэделайн, – заметила Леона, как-то странно улыбнувшись. – Вы еще с ней не знакомы? Она славная женщина, и я чрезвычайно ей признательна за то, что она время от времени сидит с нашими детьми.
– Меня пока не представили Мэделайн, но я уже встречалась с ней в магазине тети Лилиан, – пояснила Эрика, не вдаваясь в подробности.
– Может быть, когда-нибудь… – начала было Леона и замолчала: к ним, не сводя с Эрики глаз, направлялся Эллиот Лесситер.
– Позволите пригласить вас на танец? – с нежностью в голосе спросил он Эрику.
И, не дожидаясь ответа, схватил ее за руку и увлек в танцевальный зал. Леона обеспокоенно нахмурилась. Судя по выражению лица Эллиота, у Данте появился соперник. С этой неприятной мыслью Леона отправилась искать своего деверя. Не хватало еще, чтобы какой-то посторонний мужчина обострял и без того сложные отношения молодоженов.
А Эллиот, вытащив Эрику на середину зала, обнял ее и прижал к себе, да так крепко, что ей стало нечем дышать. Опасаясь показаться чересчур грубой, Эрика уперлась руками Лесситеру в грудь и отодвинулась от него на почтительное расстояние.
Эллиот разочарованно нахмурился.
– Так бы и держал вас в своих объятиях всю жизнь, – прошептал он. – Всякий раз, когда я смотрю на вас, Эрика, мне становится ясно, как много я потерял и как сильно вас люблю.
– Не нужно, Эллиот, – взмолилась Эрика, вновь отталкивая его от себя, когда он попробовал было сократить разделявшее их расстояние, – теперь ничего не изменишь.
– В вашей власти все изменить, – проговорил Эллиот, касаясь макушки Эрики подбородком и чувствуя, как от ее сладостного аромата закружилась голова. – Исправьте вашу ошибку. Я не держу на вас зла и всегда приму вас с распростертыми объятиями. Скажите лишь слово, и…
– Спасибо, что не позволил моей очаровательной жене скучать в мое отсутствие, – раздался у него за спиной голос Данте, а в следующее мгновение Фаулер уже разъединил танцующую парочку.
Обняв Эрику, Данте закружил ее в вальсе. Эллиот пребывал в тихом бешенстве. Ему потребовалась вся сила воли, чтобы не вцепиться в горло человеку, который увел у него любимую женщину прямо из-под носа.
– Эллиот, похоже, опять вздумал делать тебе предложение? Ну, я ему задам! – презрительно бросил Данте.
– Да, и, признаться, предложение это прозвучало весьма заманчиво, – парировала Эрика.
Данте выдавил из себя некое подобие улыбки.
– Не испытывай мое терпение, Эрика! Чего я не намерен прощать, так это неверности!
– Очень рада это слышать, дорогой муженек, – промурлыкала Эрика.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...