ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она умна и расчетлива, и если он не поостережется…
– Что-нибудь не так? – прервал его размышления голос Эрики. Голубые глаза смотрели на Данте, пытаясь разгадать выражение его лица.
Губы Данте тронула едва заметная улыбка.
– Все так, моя дорогая. Просто я задумался, – заметил он и, взяв Эрику за руку, вывел за дверь.
– Да-а-а… Старость не радость, – насмешливо протянула Эрика.
– Считаешь меня слишком старым? – подхватил Данте. Ему приятно было видеть, что Эрика, которая постоянно вела себя с ним настороженно и опасливо, наконец-то расслабилась. – В тридцать три года я еще хоть куда, и реакция у меня отменная.
На это трудно было что-либо возразить, да Эрика и не стала. Она отлично помнила ту ночь в борделе, когда стремительным броском рванулась к двери и тут же оказалась в объятиях Данте, быстрого и ловкого, как пантера. Решив, что пора сменить тему разговора, Эрика принялась озираться по сторонам.
– Ну что, есть у тебя для меня на примете еще какой-нибудь холостяк? Ты же знаешь, времени у меня очень мало.
Данте задумчиво оглядел прогуливающихся по палубе пассажиров и наконец высмотрел одного, на котором, по его мнению, можно было бы проверить, насколько Эрика способна постоять за себя. У Годфри Финли, похоже, не меньше рук, чем щупалец у осьминога, и Данте очень интересно было бы посмотреть, сумеет ли Эрика отсечь хотя бы несколько из них. Другой женщине он никогда бы не подсунул такого заядлого бабника, но Эрике его знакомые дамы и в подметки не годятся. Забавно будет взглянуть, как от Годфри Финли полетят пух и перья, когда они с Эрикой схлестнутся.
– Сюда, моя дорогая, – промурлыкал Данте, скрывая дьявольскую усмешку.
Годфри Финли обладал настолько невзрачной внешностью, что казалось, будто Господь, сотворив таких красавцев, как Корбин и Данте, решил немного отдохнуть и, не утруждая себя, произвел на свет это неприметное создание. Этот человек оказался настоящей ходячей энциклопедией малоизвестных фактов, о большинстве из которых Эрика предпочла бы не слышать. А когда она узнала, что Годфри обожает играть в карты и что за столом он то выигрывал, то проигрывал целое состояние, она тут же исключила его из своего списка потенциальных мужей. Этот тип наверняка попытается выудить у нее побольше денег, прежде чем она успеет расторгнуть брак. Вскоре Эрика обнаружила, что страсть к карточной игре – не самый худший из его недостатков. Хуже было то, что этот замухрышка оказался весьма любвеобильным. Загнав Эрику в угол, он принялся самым бесцеремонным образом к ней приставать. Тогда Эрика схватила первый подвернувшийся под руку предмет – им оказалась щетка – и принялась колотить Годфри по голове до тех пор, пока он не стал медленно оседать на палубу. Тогда Эрика влепила ему напоследок увесистую пощечину и пошла прочь, полыхая от негодования. Черт бы побрал этих мужчин! Никто из них и понятия не имеет о хороших манерах! Да ей за пять лет не найти себе мужа, не то что за пять дней!
Проводив взглядом удаляющуюся Эрику, Данте вышел из укромного уголка, где прятался, и ухмыльнулся во весь рот. Теперь Годфри Финли десять раз подумает, прежде чем лезть к этой девице. Вон как она его отделала! Хмыкнув, Данте отправился искать для Эрики очередную жертву. Никогда еще ему не доставляло такого удовольствия смотреть, как женщина колотит мужчину. Эта леди – какая-то сплошная загадка! Утонченная красота, неземное очарование – и такой бурный темперамент! Просто вулкан! Уму непостижимо! Приятно вступать с ней в словесный поединок, в котором чувствуется, что она тебе не уступит ни на йоту, а уж прикасаться к ней… Данте с трудом подавил нарастающее желание. Еще успеется. Сейчас гораздо интереснее понаблюдать за тем, как будет вести себя Эрика с мужчинами.
Глава 6
Стоя на палубе, Эрика внимательно всматривалась в раскинувшуюся перед ней панораму, и на губах ее играла задумчивая улыбка.
– Ну, как идут поиски? – раздался у нее прямо над ухом вкрадчивый шепот, и Эрика, вздрогнув от неожиданности, обернулась.
Данте, опершись руками о перила, прижимался к ней своим мускулистым телом. У Эрики голова закружилась от его близости. И почему присутствие этого мужчины постоянно оказывает на нее такое непостижимое воздействие?
– Отлично. А твои? – ответила она деланно равнодушным тоном, стараясь не подавать вида, что у нее перехватило дыхание.
– Мои? – насмешливо переспросил он. – Я ведь не охочусь за женой.
– Разве? А я уж решила, что и ты занялся поисками супруги. С кем только тебя сегодня не видела! И с блондинкой, и с брюнеткой, и с рыженькой, – проворчала Эрика, успев взять себя в руки. Чтобы этот негодяй заметил, что в его присутствии она сама не своя!.. Не бывать этому! – Ты что, решил каждую пассажирку одарить своим благосклонным вниманием?
Данте тихонько хмыкнул, и в его изумрудных глазах заплясали дьявольские искорки.
– Верно, решил. Однако не настолько основательно, насколько одаривал тебя, – заметил он ласковым тоном, разрушившим ту стену, которую Эрика изо всех сил пыталась между ними воздвигнуть.
Краска стыда залила ей лицо.
– И долго ты еще будешь намекать на ту ужасную ночь? – недовольно бросила она.
– Ужасную, детка? – передразнил Эрику Данте, с удовольствием наблюдая за тем, как она смутилась. – А по-моему, так просто потрясающую! Никогда не думал, что невинная девушка может оказаться настолько страстной.
Эрика задохнулась от возмущения. Резко вскинув руку, она со всего размаху влепила Фаулеру пощечину. Черт бы побрал этого мерзавца!
Пальцы Данте с такой силой сжали ей руку, что Эрика едва не закричала от боли.
– Если бы не люди, я бы уложил тебя животом к себе на колени и как следует отшлепал! – прорычал он сквозь зубы. – Нравится тебе это или нет, но ты очень страстная женщина. Уж мне ли этого не знать! Я понял это еще в той тускло освещенной комнате, когда…
Больше Эрика не могла сносить подобных оскорблений. Резко оттолкнув Данте, она вдруг почувствовала, что сейчас упадет, и поспешно вцепилась в перила. Однако они оказались слишком низкими. Эрику неумолимо тянуло вниз, к воде. Ноги заскользили по палубе. Эрика отчаянно пыталась удержать равновесие. Тщетно! Сейчас она кувыркнется через перила и свалится в воду!
– Данте! – закричала она.
Фаулер подскочил к ней и рывком подхватил на руки, как раз в тот момент, когда она уже готова была рухнуть в воду. Эрика крепко обхватила его за шею, прижалась к нему и спрятала лицо у него на груди, еще не избавившись от ужаса перед неминуемым падением.
Данте насмешливо улыбнулся, когда Эрика с такой силой прижалась к нему, что едва не задушила.
– Если ты хотела, чтобы я тебя обнял, нужно было просто попросить, – поддразнил он, с удовольствием ощущая ее податливое тело.
Эрика не ответила. Слишком силен оказался только что пережитый ужас, чтобы она могла отвечать на всякие колкости. Не получив никакого ответа, Данте нахмурился. Что-то не похоже на Эрику. Она должна была бы глаза ему выцарапать за такие слова, но ничего подобного не происходит.
– Только не говори мне, что боишься, – заметил он, поняв наконец, почему Эрика и не думает вырываться из его объятий. – Ни за что в это не поверю!
Но она, вцепившись в Фаулера мертвой хваткой, по-прежнему хранила упорное молчание. Все объяснялось предельно просто: Данте стоял у самых перил и при желании запросто мог выбросить ее за борт.
– Я ужасно боюсь высоты, – призналась она наконец, еще крепче обхватив его руками за шею. – Однажды я свалилась с балкона второго этажа. Попыталась ухватиться за ветку дерева, которое росло прямо под балконом, но промахнулась и полетела на землю. При этом ударялась о каждую ветку, прежде чем приземлиться. И вот этот-то страх остался во мне до сих пор.
– А чего ты еще боишься? – поинтересовался Данте, почти вплотную приблизив свои чувственные губы к ее губам.
Обернувшись через плечо, Эрика бросила взгляд на темные воды реки.
– Ты что, собираешься швырнуть меня за борт? – спросила она. – Если нет, то, пожалуйста, отойди от перил, а то мне страшно!
– А что мне за это будет? – пробормотал Данте, своим тоном давая ей понять, какой именно благодарности он от нее ждет.
Черт бы его побрал! Эрика едва не заплакала от унижения. Прогуливающиеся по палубе пассажиры смотрят на них и улыбаются, а она вынуждена прижиматься к этому мерзавцу, когда ей хочется лишь одного – душу из него вытрясти.
– Если не отойдешь, поставлю синяк под глазом! – прошипела Эрика, но так тихо, чтобы ее услышал лишь Данте.
Ага! Вот так-то лучше, подумал Данте. Узнаю прежнюю Эрику, которая за словом в карман не полезет.
– Ответь мне хотя бы на один невинный вопросик, – не отставал он. – Ты боишься не только высоты, но и высоких чувств? Ты боишься влюбиться?
При этом Данте перегнулся через перила, отчего у Эрики в очередной раз дух захватило от страха.
– Да… нет… я не знаю. Никогда не задумывалась… об этом, – выдохнула она. – Данте, прошу, отпусти меня. Я ужасно боюсь!
Ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем он поставил ее на ноги. Они были как ватные, и Эрика едва удержалась, чтобы не упасть. Бросив взгляд на ее белое как мел лицо, Данте потянул ее к трапу.
– Пошли. Думаю, тебе лучше немного полежать.
Эрика послушно пошла за Фаулером сквозь толпу любопытных, поднялась по ступенькам и, войдя в каюту, легла в постель. Данте присел рядышком на краешек кровати и, проведя рукой по щеке Эрики, заметил:
– Поскольку мой брат разрешил тебе воспользоваться его каютой во время путешествия, располагайся поудобнее и чувствуй себя как дома. – Он прошелся указательным пальцем по ее нежным губам. – А теперь отдыхай. Я приду позже и поведу тебя ужинать, если, конечно, ты не договорилась с кем-нибудь из своих ухажеров.
– Я отклонила все их предложения, – заявила Эрика и в ту же секунду вздрогнула: загорелый палец Данте продолжал исследовать резко очерченный контур ее губ.
За что он ее так мучает? Неужели не понимает, что одного его прикосновения достаточно, чтобы привести в смятение все ее чувства?
– Значит, ни Хайрем, ни Годфри не оправдали твоих ожиданий? – пробормотал Данте, касаясь губ Эрики легким поцелуем.
– Хайрем слишком заумный, а Годфри чересчур дает волю рукам, – задыхаясь, ответила она, изо всех сил пытаясь поддержать светскую беседу, хотя сердце ее стучало в груди, как колокол.
– Мне очень жаль это слышать, – прошептал Данте и впился поцелуем в губы Эрики. Ей показалось, что она сейчас задохнется. Однако этого не произошло, Данте вовремя оторвался от ее рта. – Быть может, мы сегодня вечером сумеем найти кого-нибудь, кто бы тебе больше понравился.
– Я…
Продолжить Эрике не удалось: губы Фаулера вновь прижались к ее губам, а ищущий язык проник в сладостную влажность рта. Дерзкая рука скользнула по плечу, потом по отороченному кружевом корсажу платья и ниже, куда до Данте не смел забираться ни один мужчина. Эрика почувствовала, что ее снедает огонь желания, настолько яростный, что всех вод Миссисипи не хватило бы, чтобы его погасить. Когда рука Фаулера прошлась по ее пышной груди, скользнула по ребрам, потом ниже, по животу, Эрика почувствовала, что ее охватывает безудержное желание, которое она испытывала всякий раз, когда Данте касался ее тела. Ни один мужчина не оказывал на нее такого потрясающего воздействия, как Данте Фаулер. Даже если бы она захотела оказать сопротивление, он подавил бы его своими поцелуями.
И вновь неугомонная рука Данте прошлась по соблазнительным округлостям фигуры Эрики, скользнула под юбку, принялась гладить бедра. Поцелуй стал более страстным, требовательным, а смелые ласки напрочь заставили забыть о сопротивлении.
Рука Эрики непроизвольно забралась под куртку Данте, ладонь прижалась к его мускулистой груди, потом скользнула на спину. Он притянул Эрику к себе еще ближе, казалось, тело Эрики сейчас растворится в его теле. Своенравная рука по-прежнему неугомонно ласкала ее бедра. Ресницы Эрики затрепетали, она удивленно взглянула на Фаулера и поразилась глубине и проникновенности его взгляда. И снова его полные губы приникли к ее губам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...