ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– спросила она.
Энергично кивнув, Данте поднес к губам Эрики чашку с чаем.
– Говорил. Именно туда мы и направляемся.
– Но ведь это не поможет нам избавиться от Сэбина. Тебя причислят к пиратам, и ты никогда не сможешь вернуться в Новый Орлеан, поскольку Кейри тотчас же распорядится, чтобы тебя арестовали.
Губы Фаулера тронула дьявольская улыбка.
– Я приготовил для дядюшки сюрприз. Даже самая хитрая лисица может иногда попасться в собственный капкан.
– Очень умное замечание. – Эрика в упор посмотрела на Данте. – Тебе тоже неплохо было бы это иметь в виду.
– Правда все равно победит, – возразил Данте.
Эрика молча грызла сухарь. Подкрепившись, она решила попробовать встать с кровати, однако ноги были как ватные. Да, поединок с бренди окончился явно не в ее пользу, грустно подумала Эрика. Будет удивительно, если она переживет этот день. Сейчас у нее только одно желание – умереть.
– Это тебе, – сказал Данте и, покопавшись в сумке, выудил из нее кое-какую одежонку и протянул ее Эрике.
Рассмотрев, что он для нее раздобыл, Эрика одобряюще улыбнулась.
– Спасибо. А то у меня нет ничего, кроме шелковых и бархатных платьев, а в них по палубе не очень-то походишь, обязательно споткнешься о какие-нибудь канаты, – пробормотала она, стараясь говорить как можно тише, чтобы не причинить своей бедной головушке еще большей боли.
– Думаю, что матросам ты понравишься в любом наряде. Вид очаровательной женщины, во что бы она ни была одета, без сомнения, привлечет их внимание, – хмыкнул Данте.
Но когда Эрика натянула на себя брюки и рубашку, он тотчас же пожалел, что выбрал для нее именно эти вещи. Сквозь тонкую ткань рубашки просвечивали упругие соски, а брюки плотно облегали ноги, подчеркивая великолепные бедра. Вряд ли команда будет в состоянии заниматься своими делами, если Эрика выйдет на палубу. Да и ему тоже придется приложить немало усилий, чтобы удерживать матросов на почтительном расстоянии от Эрики. Оставив эти невеселые мысли при себе, Данте отошел в сторону, пропуская Эрику вперед. Распахнув дверь, она вышла на палубу. Как и предполагал Фаулер, все работы на шхуне тотчас же прекратились. Данте тихонько выругался.
Заметив, каким свирепым взглядом смотрит капитан на своих матросов, Рид Эшер довольно хмыкнул. Однако все остальные члены команды, ослепленные поразительной красотой Эрики и ее смелым одеянием, не обратили ни малейшего внимания на своего мрачного капитана, скромно шествовавшего за ее спиной.
Ощутив на себе чересчур пристальные взгляды, Эрика глубоко вздохнула. Оказавшись в центре внимания, она почувствовала себя, как ягненок в стае волков. Раньше такие откровенные взгляды привели бы ее в ярость, но сейчас Эрика решила обратить их себе на пользу.
Когда она плавной походкой направилась к штурвалу, за которым стоял Рид, за спиной ее послышался яростный вопль Фаулера.
– Ну чего уставились! Никогда раньше женщину не видели? Живо за работу! – рявкнул он и, нагнав Эрику, накинулся на нее. – Какого черта ты виляешь бедрами? Ждешь, когда на тебя набросятся?
Но Эрику его ругань ничуть не испугала, наоборот, такая реакция ее только обрадовала. Данте ревнует, и это очень хорошо. Ведь если другие мужчины считают ее привлекательной, может быть, и он станет проявлять к ней больший интерес? Раз Данте вырвал ее из когтей Сэбина, значит, она ему небезразлична. А раз она ему небезразлична, то со временем он может ее полюбить. Во всяком случае, она сделает все возможное и невозможное, чтобы Данте влюбился в нее и она стала ему необходима так, как сейчас он необходим ей.
Эрика медленно обернулась к Данте. На ее прекрасном лице играла лукавая улыбка.
– Я вовсе не боюсь твоих матросов, – проговорила она. – И нечего на них орать!
Фаулер насмешливо усмехнулся.
– Ты что, не видишь, как они на тебя глазеют? Того и гляди набросятся. Так что смотри не разгуливай по палубе без надобности, а то, чего доброго, нарвешься на неприятности.
Эрика беззаботно пожала плечами:
– Я смогу себя защитить, если вдруг возникнет такая необходимость. А пока… – В ее голубых глазах мелькнули озорные искорки. – Возможно, в твоей команде найдется несколько человек, которые помогли бы мне скоротать время. – Эрика откинула со лба Данте непокорные пряди волос. – Быть может, найдутся желающие осудить женщину за то, что она сама выбирает понравившегося ей мужчину, и тем не менее стоит попробовать этим заняться. Иначе как распознать, который из них лучший?
Плотно сжав зубы, отчего на щеках у него заходили желваки, Данте окинул наглую девицу яростным взглядом.
– Я не потерплю, чтобы ты шлялась по пароходу с моими матросами! – взорвался он.
– Если мужчине дозволяется захаживать в публичные дома и содержать любовниц, почему бы и женщине не последовать его примеру? Думаю, настало время воспользоваться предоставившейся для этого прекрасной возможностью. Ведь нужно же когда-то набираться опыта, – весело добавила она. – И поскольку я уже не замужняя женщина, то имею полное право выбирать того, кого хочу.
В ту же секунду стало ясно, что Данте подобная позиция абсолютно не устраивает.
– Эрика, я тебя предупреждаю…
Эрика окинула Данте внимательным взглядом. Какая же у него великолепная фигура, сильная, мускулистая! Борода и лохматая шевелюра совершенно преобразили его лицо. Сейчас он похож на кровожадного пирата, грубого и тем не менее очень привлекательного. И хотя Эрику нестерпимо тянуло к нему, она не собиралась этого показывать.
– Да плевать я хотела на опасности, – бросила она напоследок и чарующей походкой направилась к себе в каюту. Матросы, тут же бросив работать, уставились ей вслед плотоядными взглядами.
Глядя на мрачную физиономию Данте, Рид довольно хихикнул. Поделом ему!
– Я же говорил тебе, чтобы ты не брал на борт эту язву. Видимо, даже тебе, капитан, она не по зубам.
– Я был бы тебе весьма признателен, если бы ты держал свои соображения при себе, – недовольно проворчал Данте, протискиваясь между кормчим и рулем.
На обветренном лице Рида появилась издевательская ухмылка.
– Смотри не посади корабль на мель, капитан, а то ты что-то не в себе.
Данте бросил на Эшера яростный взгляд:
– Что ты тут стоишь и разглагольствуешь? Тебе больше делать нечего?!
– Именно так, – бросил Рид, направляясь к мачте. – А может, твоя бывшая женушка согласится пообщаться с бывалым матросом? – И, видя, что капитан стал мрачнее тучи, Рид, весело блестя глазами, добавил: – Надо бы подкинуть ей эту идейку. Глядишь, она придется ей по душе. В конце концов, должны же мы получше узнать друг друга, верно?
– Только попробуй к ней прикоснуться, я из тебя душу вытрясу! – прошипел Данте.
– Не кипятись, капитан, – бросил Рид и, заметив, что Данте разъярен, хихикнул. – Выбирать будет дама.
От ярости Фаулер заскрежетал зубами. Черт бы побрал эту несносную девицу! Только он решил, что приручил ее и она стала послушна, словно ягненок, как она выкинула очередной номер. На сей раз ей понадобилось кружить голову матросам. А он теперь терзайся – с кем она сейчас и чем занимается. Как будто ему больше делать нечего!
Данте стиснул руль с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Он бы с удовольствием вышиб дух из этой красотки. От нее одно беспокойство!
Целую неделю, показавшуюся ему вечностью, Данте наблюдал, как Эрика сводила с ума членов его команды. И, надо отдать ей должное, ей это великолепно удавалось. Лица матросов светлели всякий раз, когда она, прогуливаясь по палубе, подходила к ним поболтать о том о сем. А по вечерам, чтобы скоротать время, Эрика частенько играла с матросами в карты. В конце концов она настолько очаровала всех мужчин, что те ходили за ней по пятам, как собачонки, таскали ей воду для ванны, подавали в постель завтрак – в общем, обращались с ней как с королевой. Все это настолько выводило Фаулера из себя, что он в любую минуту мог взорваться. Он понимал: если бы Эрика надумала поднять на корабле мятеж, стоило бы ей только щелкнуть пальцами, как капитана безжалостно выбросили бы за борт.
Несколько дней назад Данте надумал устроить ужин при свечах, по окончании которого рассчитывал затащить Эрику в постель, предварительно договорившись с Ридом, что тот уступит ему на время свою каюту и переночует вместе с командой корабля. Но пока Данте сидел за столом, поджидая Эрику и глядя, как догорают свечи, вошел Рид и сообщил, что бывшая жена капитана беседует с одним из матросов, и поскольку беседа эта, по всей вероятности, затянется надолго, Эрика не сможет отужинать с мистером Фаулером.
С этого времени Данте начал интенсивно налегать на спиртное. Как только выдавалось свободное время, он запирался в каюте и беседовал сам с собой, прикладываясь к бутылке. И каждую ночь к нему неизменно являлся образ Эрики. Ее сияющие глаза и неотразимая улыбка манили к себе, и Данте, изнемогая от желания, чувствовал, что его терпению приходит конец.
Данте метался по каюте, словно разъяренный тигр. И хотя он поклялся себе, что не станет бегать за Эрикой, как это делали все члены его команды, ноги сами понесли его по коридору к ее каюте.
Сквозь штору на окне пробивалась полоска света, и Фаулер, представив себе Эрику в объятиях другого, заскрежетал зубами от гнева. Он был настолько взбешен, что распахнул дверь, не постучавшись. Обведя каюту затуманенным взором, Данте увидел Эрику и тотчас же успокоился. Эрика сидела на кровати, поджав под себя ноги и подперев голову рукой. Водопад великолепных волос накрывал ее, словно блестящий черный плащ. На ней была рубашка Данте, едва доходившая ей до соблазнительных бедер.
Губы Эрики тронула приветливая улыбка, и Фаулер, чувствуя, что не в силах оторвать взгляд от ее чувственных губ, подходил к Эрике все ближе и ближе.
– Добрый вечер, капитан, – прошептала она, спуская ноги с кровати.
У Данте дух захватило при виде ее бархатистой кожи, отливающей при свете фонаря золотистым, словно мед, светом. Его жадный взгляд скользнул вверх, туда, где в вырезе не застегнутой до конца рубашки виднелись соблазнительные груди цвета теплых сливок. Как же ему хотелось ощутить под руками ее трепетное тело! Он был словно путник в пустыне, который шел, едва переставляя ноги, мучимый жаждой, и вдруг увидел мираж. Да разве смог бы он сейчас повернуться и пойти прочь? Конечно, нет!
Эрика поднялась и, грациозно ступая, направилась к Данте. Подойдя, провела рукой по бороде и почувствовала, как на его щеках играют желваки. Мускулистое тело Фаулера было словно натянутая струна, и Эрика незаметно улыбнулась. Похоже, славный капитан готов сдаться. Он бы ни за что не пришел, если бы не жаждал ее так же страстно, как и она его.
А в том, что она его хотела, не было никаких сомнений. Целую неделю провела Эрика в мучительном ожидании, когда же Данте наконец к ней придет, и неделя эта показалась ей вечностью.
Улыбнувшись Фаулеру, Эрика взяла его за руку.
– Я как раз собиралась принять ванну, – проговорила она. – Не будешь ли ты так любезен посмотреть, не слишком ли горячая в ней вода?
Наблюдая за грациозными движениями Эрики, Данте почувствовал, что тело его охватил огонь. А когда она повела плечами, отчего льняная рубашка соскользнула с ее прекрасных плеч, Данте показалось, что мечты его становятся явью.
– Пусть уж лучше будет ледяная, – едва выдохнул он. – Я и так весь горю.
Изобразив на лице крайнее беспокойство, Эрика коснулась рукой его вспотевшего лба.
– Ты, случайно, не заболел, мой капитан? Может, это тебе лучше расслабиться и принять ванну, а не мне? – Нежные пальчики принялись расстегивать Данте рубашку, а расстегнув, стянули ее с его широченных плеч. Молча восхищалась Эрика открывшейся ее взору мускулистой грудью. Проведя рукой по покрывавшим ее темным волосам, она проворковала: – Тебе помочь? Никогда еще никого не раздевала. Должно быть, это увлекательное занятие.
Тело Данте затрепетало, когда рука Эрики скользнула по его бедрам, потом ухватилась за ремень брюк, расстегнула его, и брюки упали к ногам Данте. В Эрике вдруг проснулась опытнейшая соблазнительница. Умело вовлекала она доверчивого мужчину в паутину страсти, а тот только рад был в нее угодить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...