ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как пчела впитывает нектар, так и Данте впитывал в себя их пьянящую, как вино, сладость. Давно сдерживаемое желание разгоралось в груди все жарче.
Когда наконец он оторвался от ее рта, Эрика, задыхаясь, сдавленно выкрикнула:
– De trompez-vous! Это какая-то ошибка! Я вовсе не та, за кого вы меня принимаете. Я…
– Такую, как ты, я и не ожидал здесь увидеть, – голосом, прерывающимся от едва сдерживаемой страсти, заверил ее Данте.
Он снова впился своим ненасытным ртом в ее губы, и у Эрики перехватило дыхание. Его ловкие пальцы незаметно принялись расстегивать сзади крючки на платье. Эрика ахнула, но было уже слишком поздно: ее шелковое золотистое платье соскользнуло на пол.
Данте жадно оглядел стоявшую перед ним превосходно сложенную незнакомку, и страстное, неукротимое желание захлестнуло его.
Эрика затрепетала под его жадным и вместе с тем ласкающим взглядом. Казалось, будто ее снедает жаркий огонь. Ощущение это потрясло девушку. Никогда еще ни один мужчина не видел ее раздетой, и никому она не разрешала целовать себя так, как это делал прекрасный незнакомец. Что с ней такое происходит? Почему она стоит как столб и позволяет этому наглецу пожирать ее своими бесстыжими зелеными глазами, когда следует влепить ему пощечину за то, что он пользуется правом сильного? «Да опомнись же ты! – пронеслось у нее в голове. – Скажи что-нибудь!»
И когда незнакомец подхватил ее на руки и понес к постели, Эрика наконец пришла в себя. Издав негодующий крик, она выскользнула из его рук и, пока он стоял, разинув рот от неожиданности, перемахнула через кровать и забилась в самый дальний угол комнаты. Девушка выглядела сейчас довольно забавно. Растрепанные волосы, еще совсем недавно уложенные в замысловатую прическу, распухшие от поцелуев, недовольно надутые губки, судорожно прижатые к груди руки, тщетно пытающиеся скрыть от пронзительных изумрудных глаз это великолепное тело.
– Боже правый, женщина! – вскричал Данте. – Я пришел сюда в предвкушении ночи любви. Может быть, другим твоим клиентам и нравится играть в кошки-мышки, а у меня на это нет времени!
И он одним махом стянул с себя рубашку. Эрика остолбенела от изумления. Золотистый свет люстры заструился по широченной груди мужчины, поросшей густыми курчавыми волосами, спускавшимися к плоскому животу и скрывавшимися за брючным ремнем. У незнакомца оказались массивные плечи, плоский мускулистый живот и узкие бедра. Эрика, к своему стыду, поймала себя на мысли, что не прочь была бы посмотреть, как он выглядит вообще без одежды, но тут же спохватилась. Да что это с ней сегодня? Вовсе ей это не интересно!
Эрика изо всех сил вцепилась в спинку стула и взмолилась, чтобы незнакомцу не вздумалось раздеваться у нее на глазах. Когда Данте дотронулся до ремня, девушка густо покраснела и вытянула вперед дрожащую руку, чтобы его остановить.
– Прошу вас, сэр, не делайте этого! Я…
Слова замерли у Эрики на губах, когда мужчина, не вняв ее просьбе, расстегнул ремень.
На губах красавца застыла игривая усмешка. Он развязной походкой направился к Эрике, жадно пожирая глазами ее полную грудь, порывисто вздымавшуюся при каждом вдохе.
– Ты предпочитаешь проделать это сама, любовь моя? – вопросительно поднял брови Данте.
И снова его гипнотическая улыбка и завораживающий голос подействовали на Эрику: еще секунда, и она позволит незнакомцу сделать с собой все, что он захочет. Она нетерпеливо мотнула головой, пытаясь стряхнуть с себя его чары, и это ей удалось.
– Я не проститутка, – попыталась объяснить она, обретя наконец дар речи. – На самом деле я…
Данте сердито нахмурился. Опять двадцать пять! Сколько раз он уже это слышал?
– По-моему, мы достаточно поиграли.
Вид этой полуобнаженной красавицы сводил его с ума. Страсть клокотала в нем так бурно, что Фаулер понимал: если сейчас же, сию минуту, не дать ей выхода, он за себя не отвечает. Он слишком давно не был с женщиной, и эта прелестная крошка могла бы приберечь свои любовные игры для кого-нибудь другого.
– Я ни во что не играю. Прошу вас, выслушайте меня, – взмолилась Эрика. – Я зашла в этот бордель случайно, скрываясь от преследователей.
Но Данте ей, естественно, не поверил. Да что она его, за дурака держит? Ни одной порядочной молодой женщине в Новом Орлеане и в голову не придет зайти в бордель.
И Данте решительно направился к Эрике, однако та тут же метнулась в противоположный угол.
– Я говорю правду! – бросила она и, забежав за обитый плюшем стул, попыталась укрыться. Но добилась Эрика совершенно противоположного результата. От прикосновения к спинке стула грудь ее поднялась, и нежные розовые соски едва не вывалились из выреза изящной сорочки, обшитой кружевом. Сорочка задралась, открыв восхищенному взору Фаулера безупречные бедра, отчего у того перехватило дыхание.
– Говорю вам, я здесь не работаю! И никогда прежде в этой комнате не была!
Но Данте уже ничего не слышал. Соблазнительная полуголая девица сводила его с ума. Голова его шла кругом, сердце колотилось в груди. Однако когда Эрика внезапно бросилась к двери, подхватив по дороге свое платье, он тут же пришел в себя. С быстротой молнии он кинулся к ней и притянул к себе, но, к несчастью, зацепился ногой за столбик кровати и рухнул на стул, не выпуская девушку из своих объятий.
Изумленный крик вырвался из ее уст, когда она, вместо того чтобы выскочить из комнаты, как намеревалась, очутилась на стуле, к которому незнакомец прижал ее всем своим внушительным весом. Внезапно задние ножки стула подломились, и он упал на пол, а вместе с ним – и сидевшие на нем. Эрику изумило не столько само падение, которого она никак не ожидала, сколько полуголое тело незнакомца, пригвоздившее ее к полу. Мурашки пробежали у нее по телу, когда его волосатая грудь прижалась к ее нежной груди, а мускулистые ноги – к ее ногам. Никогда еще Эрике не доводилось прижиматься к мужчине, и ощущение, которое она сейчас испытывала, оказалось просто восхитительным. И тем не менее девушка никак не могла понять, почему с этим незнакомцем она ведет себя настолько покорно. Другому на его месте она бы выцарапала глаза, а с этим лежит себе и нежится в его объятиях. Чем он ее так пленил?
Данте приподнялся на локтях, и его зеленые глаза с пляшущими искорками встретились со взглядом испуганных голубых глаз девушки. «А может, я с ней слишком нетерпелив? – подумал он. – Эта божественная нимфа пытается меня увлечь таким вот изощренным способом. Что ж, стоит принять ее правила игры».
– Прости мое нетерпение, милая, – прошептал Фаулер, приблизив свое лицо к лицу девушки. – Если бы я знал, что за удовольствие преследовать тебя, то не стал бы против этого возражать. Ты необыкновенно изобретательная любовница.
Впервые в жизни Эрика не нашлась что ответить. Близость мужчины вызывала в ней странные, не испытанные доселе ощущения. Его сильное, мускулистое тело, прижимавшее Эрику к полу, будило в девушке неизведанное физическое желание, воистину открывало ящик Пандоры. Губы красавца прижались к ее губам, язык проник в сладостную влажность рта, и Эрика затрепетала от наслаждения. Этот незнакомый мужчина, казалось, окутывал ее пеленой такой нежности, какой ей еще никогда не доводилось испытывать. Оторвавшись наконец от ее губ, он принялся покрывать легкими поцелуями ее грудь, а потом и все тело, а Эрика не в силах была ни отодвинуться сама, ни оттолкнуть его.
Его изучающие пальцы прошлись по еще не исследованной им территории ее тела, и Эрику бросало то в жар, то в холод. Смелые ласки незнакомца уносили ее в какой-то чудесный, неведомый мир, и в то же время Эрика понимала: то, что она ему позволяет, идет вразрез со всеми моральными нормами. Эрика еще не знала, как опасны и как далеко могут завести ее чувства, которые она сейчас испытывает. Впрочем, в данный момент это ее мало волновало. Умелые ласки незнакомца не давали ей ни малейшей надежды на успешное сопротивление. Он все гладил ее тело, выискивая и находя самые чувственные его уголки, и Эрика, прерывисто дыша, мало-помалу погружалась в мир страсти, о существовании которого даже не подозревала.
Когда сладострастно извивающееся тело красавицы начало отвечать на его ласки, голова у Данте пошла кругом и страстное желание вновь охватило его. Природа-мать слишком щедро одарила эту красотку, подумал он, пройдясь рукой по ее нежной груди, упругому соску, а потом ниже, по плоскому животу и безупречным бедрам. Губы Фаулера властно завладели ее губами, отчего у Эрики перехватило дыхание.
Внезапно оторвавшись от ее губ, Данте подхватил Эрику на руки и понес к кровати. Она покорно обняла его рукой за шею и не думая сопротивляться. Прильнув к его груди, она смотрела на него удивленными глазами, словно не понимая, что происходит, и никак не могла оторвать от него взгляда, как будто жаркий огонь желания завораживал ее. Эрика понимала, что зашла слишком далеко и назад пути нет. Теперь ей не убежать от незнакомца. Впрочем, в глубине души она чувствовала, что не очень-то этого и хочет. Если начать сейчас брыкаться, незнакомца это лишь разозлит, кроме того, если уж лишаться девственности, так с мужчиной нежным и ласковым.
Но когда этот пылкий сластолюбец, быстро скинув брюки, растянулся рядом с ней на кровати, все мысли вылетели у девушки из головы. Ее как магнитом тянуло к себе стройное, мускулистое мужское тело, и Эрика принялась пылко отвечать на страстные поцелуи и жаркие ласки незнакомца. А руки его, блуждая по ее телу, добрались до живота, потом спустились ниже. Неугомонные пальцы раздвинули мягкие складки между ног, и Эрика затрепетала от наслаждения. Приподнявшись на локтях, мужчина осторожно раздвинул коленом ее ноги и прижался нижней частью живота к ее обволакивающей теплом нежной плоти. Эрика, порывисто дыша, чуть подалась вперед, и незнакомец, сдавленно застонав от страсти, с силой вошел в нее. Наслаждение, испытываемое Эрикой вначале, перешло в острую боль, и она испуганно вскрикнула, но партнер, снедаемый неистовым желанием, не обратил на это ни малейшего внимания – он должен утолить свой мужской аппетит, и ничто его не остановит. Прижавшись к губам Эрики своими дрожащими губами, он ритмично задвигался в ней. Когда боль прошла, Эрика почувствовала, что ее тело отвечает на мелодию страсти, звучавшую в ее душе. Она уносила ее в небесную высь, Эрика будто парила в небе, словно птица, нежась в теплых лучах солнца.
Казалось, целую вечность они, сплетясь в тесном объятии, безудержно отдавались друг другу, нетерпеливо ожидая того неописуемого момента, когда страсть, переполнявшая их, достигнет своей наивысшей точки и взорвется, озарив их обоих ослепительной вспышкой. И вот наконец это произошло, и Эрика, достигнув неземного блаженства, застонала, впившись ногтями в мускулистую спину незнакомца. А через секунду и он последовал ее примеру и, содрогнувшись в экстазе, так крепко прижал к себе девушку, что она не могла ни вздохнуть, ни охнуть.
Прошло несколько минут, и Эрика пришла наконец в себя. Открыв глаза, она взглянула на лежавшего рядом мужчину. В его глазах все еще мерцали искорки уже затухающего желания. Боже правый! Что же она наделала? Отдалась совершенно незнакомому мужчине, первому встречному! Да еще с таким жаром! Он, вскружив ей голову своими ласками, делал с ней что хотел, а она и не думала сопротивляться. Она что, совсем разум потеряла? Как же она теперь посмотрит в лицо отцу, да еще после того как унизила его перед гостями? Он сразу же поймет, что теперь его дочь – падшая женщина. Да и все догадаются – стоит только взглянуть ей в лицо. Эрике стало так стыдно, что она была бы рада, если бы земная твердь разверзлась и поглотила ее. Ей даже не хотелось смотреть на себя в зеркало, она боялась, что и отражение у нее теперь не такое, как раньше. Наверное, и вправду рассудок у нее помутился. Выстрелить в этого подонка Сэбина Кейри и ранить его, заехать в глаз мерзавцу, осмелившемуся коснуться ее своими грязными лапами, и после этого отдаться в борделе первому встречному! Уму непостижимо!
Мысли Эрики беспорядочно метались. Если Сэбин ее схватит, он заставит ее отца подписать брачный контракт, а когда узнает, что Эрика уже не девушка, придет в еще большую ярость.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...