ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ей казалось, что она больше не выдержит, столь острым был огонь желания, снедавший ее. И в то же время Эрика ощущала, что хоть и стоят они с Данте тесно прижавшись друг к другу, он находится от нее далеко-далеко, за тридевять земель.
Губы Фаулера вновь прижались к ее губам, и Эрике показалось на миг, что она задохнется. Его ищущий язык скользнул в сладкую влажность ее рта, коснулся ее языка, руки, пройдясь по спине, спустились на соблазнительно округлые ягодицы. Фаулер рывком притянул трепещущее тело Эрики к своему мускулистому торсу.
И вдруг, словно поняв, что Эрика вот-вот растает под огнем желания, словно мартовский снег, Данте медленно отстранился. Он подвел ее к тому моменту, когда она уже готова была сдаться на милость победителя, и бросил. Оказывается, больше она ему не нужна.
– Я приду к тебе утром и отведу на завтрак, – сообщил Данте, глядя, как Эрика покачнулась, но тут же выпрямилась, пытаясь удержать равновесие.
Эрика изумленно взглянула на него и поспешно подтянула соскользнувшее с груди платье. Этот человек просто ненормальный! Ворвался в ее каюту, словно за ним гналась целая вражеская армия, зацеловал чуть ли не до смерти, а теперь спокойно приглашает на завтрак.
Облизнув припухшие от поцелуев губы, Эрика собрала то, что осталось от чувства собственного достоинства, и, гордо вскинув подбородок, взглянула Данте прямо в глаза. Как он может быть настолько равнодушным, будто и не обнимал ее вовсе всего несколько секунд назад? А вот она до сих пор в себя прийти не может. Что ж, если он ведет себя спокойно, словно ничего не произошло, то и она должна последовать его примеру. Должно быть, у него огромный опыт общения с женщинами, если он умеет то включать, то выключать свои чувства. Но ничего, и она этому научится. И пускай она сейчас дрожит словно осиновый лист, она сделает все, чтобы показать этому мерзавцу, – ей на него наплевать.
– Большое тебе спасибо, Данте, но Эллиот уже пригласил меня на завтрак, – холодно заявила она, хотя все у нее внутри клокотало от гнева и приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы не показать, как дрожит ее голос.
Новость эта еще больше подогрела клокотавшую в Данте ревность, однако, взглянув на самодовольное лицо Эрики, он холодно улыбнулся, хотя на самом деле ему хотелось одного: придушить эту девицу за то, что она столько времени проводит с Эллиотом Лесситером.
– Тогда я зайду за тобой на обед. Мне хотелось бы познакомить тебя еще с парочкой мужчин, которые тебе вполне подошли бы.
– Эллиот пригласил меня и пообедать, – сообщила Эрика, поправляя платье, – однако большое тебе спасибо за участие.
– Ужинать, полагаю, он тебя тоже пригласил, – насмешливо заметил Данте. – Похоже, больше ты в моих услугах не нуждаешься. Что, нашла себе наконец мужчину, с которым с удовольствием проводишь время?
Эрика раздраженно бросила:
– Нечего говорить со мной в таком язвительном тоне! Я делаю все возможное для того, чтобы выжить. Знаю, методы мои тебе не по вкусу, иначе ты предложил бы мне свою фамилию после того, как я рассказала тебе, в какое затруднительное положение попала. А может, ты уже женат, а меня с той самой злополучной ночи просто водишь за нос…
Поняв, что этого не следовало говорить, Эрика осеклась и смущенно потупилась.
– Дорогая моя Эрика, да будет тебе известно, что я ни на ком не женат и не предложил тебе руку и сердце лишь потому, что человек, который тебе нужен, должен быть отъявленным негодяем. – Данте поклонился, продемонстрировав тем самым, что ему не чужды безупречные манеры, и одарил ее обезоруживающей улыбкой. – Естественно, к таковым я себя не отношу, да и ты, надеюсь, тоже.
– Похоже, я тебя недооценила, – пробормотала Эрика, окидывая Данте презрительным взглядом. – И почему я все тебе спускаю с рук, ума не приложу.
– Может, по той же самой причине, по которой ты не позволила Эллиоту себя поцеловать, – ухмыльнулся Данте и снова направился к Эрике. Тусклый свет фонаря отбрасывал причудливые тени на ее выбившиеся из прически и соблазнительно разметавшиеся по полуобнаженной груди темные волосы, и Фаулера так и подмывало коснуться их рукой. – Кстати, ты не ответила на мой вопрос: почему ты не позволила Эллиоту к себе прикасаться?
– Потому что я с ним едва знакома, – ответила Эрика и, повернувшись к Данте спиной, отскочила, прежде чем он успел приблизиться к ней.
У Данте дыхание перехватило, когда незастегнутое платье открыло его взору соблазнительную смуглую голую спину Эрики. Лишь огромным усилием воли Фаулеру удалось остаться на месте, а не броситься на нее и не заключить в свои объятия.
– Если память мне не изменяет, мы с тобой были знакомы всего несколько минут, прежде чем…
Эрика круто обернулась: Данте стоял, улыбаясь во весь рот. Вот взять бы его сейчас да задушить!
– Это совсем другое дело! – выпалила она. – Я была расстроена и не совсем понимала, что делаю. Слишком многое в тот вечер произошло, и я…
С быстротой пантеры Данте подскочил к Эрике и, рывком схватив за руку, заставил взглянуть себе прямо в глаза.
– Неужели ты настолько глупа, что не понимаешь: нас с тобой непостижимым образом тянет друг к другу? Не смей оправдываться перед собой за то, что ты мне уступила, да еще с такой радостью! Это была восхитительная ночь, я о ней не забыл и никогда не забуду. – В голосе его зазвучали ласковые нотки, а на губах заиграла нежная улыбка. – Можешь не соглашаться с тем, что я тебе сейчас скажу, моя милая, но, обыщи ты хоть весь пароход, такого любовника, как я, не найдешь. То, что произошло между нами, чудесно, необыкновенно и не сравнимо ни с чем. Если бы ты считала по-другому, ты бы позволила Эллиоту себя поцеловать. Да ты и сама это понимаешь, иначе не стала бы держать истинного джентльмена на расстоянии.
– Я поступила так лишь потому, что ты предупредил меня, чтобы я его опасалась, – парировала Эрика, в глубине души понимая, что Данте прав. – После того как я узнала, что Эллиот настоящий джентльмен, я согласилась провести с ним целый день.
Эрика была уверена, что Данте не понравилось ее замечание.
– В этом-то все и дело, – пробормотал Данте, отпуская руку Эрики. – Эллиот – джентльмен до мозга костей.
С этими словами он повернулся и вышел за дверь, а Эрика осталась стоять, глядя ему вслед и недоуменно нахмурив брови. Какое значение имеет то, что Эллиот настоящий джентльмен? Эрика раздраженно махнула рукой. Может, Данте не хочется, чтобы она причиняла боль его лучшему другу? Вполне возможно. Но почему он все-таки говорит загадками? Нет, ей не под силу следить за хитросплетениями изощренного ума этого человека. Неудивительно, что он до сих пор не женат. Кому охота постоянно сходиться с ним в словесном поединке? А если и есть такие желающие, то у нее на это нет времени. Ей нужно найти мужа, и как можно скорее. Через несколько дней пароход прибудет в Натчез, а там и отец с Сэбином подоспеют к тетушке Лилиан и потребуют, чтобы Эрика вернулась домой и ответила за свой неблаговидный, с их точки зрения, поступок.
Мысль об этом была Эрике ненавистна, и, забравшись в постель, она попыталась выбросить ее из головы. Внезапно из темноты перед ней возник образ Данте, и она невесело усмехнулась. Жаль, что он не остался в ее каюте. Когда она с ним, то забывает обо всем на свете. И хотя знакомы они были всего несколько дней, Эрике временами казалось, что она знает его всю жизнь.
Если бы не крайняя необходимость претворить в жизнь свой план, она бы… Конец фразы, которую она собиралась мысленно произнести, оказался настолько неожиданным, что Эрика резко села в кровати и обеими руками вцепилась в одеяло. Боже правый! Неужели она и вправду влюбилась в Данте? Нет-нет, ее просто влечет к нему, вот и все. Любовь и страсть не обязательно идут рука об руку. Если бы это было так, Данте влюблялся бы в каждую женщину, которую ему удалось соблазнить. А Эрике даже думать не хотелось, со сколькими женщинами он переспал.
Эрика со злости стукнула рукой по подушке и раздраженно вздохнула. Даже если бы ей не нужно было так скоропалительно выходить замуж, чтобы получить наследство, то после встречи с Данте – и не где-нибудь, а в борделе! – все равно пришлось бы искать себе мужа. Эрика застонала от отчаяния. Да какой достойный, уважающий себя мужчина возьмет ее в жены, после того как она отдалась другому! Кто пожелает довольствоваться объедками с чужого стола? Так что поспешное знакомство, потом не менее поспешное замужество и, наконец, расторжение брака – единственное, что ей остается, тут уж ничего не поделаешь. Данте, сам того не ведая, круто изменил всю ее жизнь, и теперь потребуется чудо, чтобы все вернулось на круги своя.
И за что ей такое наказание? Она, конечно, не ангел, и недостатков у нее полным-полно. И все-таки такой судьбы она не заслужила. Внезапно Эрика пришла к потрясающему выводу: ее жажда жизни не уступает по силе жажде любовных наслаждений, которые она испытала с Данте. Но быть может, Эллиот Лесситер сумеет заставить ее забыть этого зеленоглазого негодяя. У Эллиота есть все, что женщина может только пожелать, и вполне вероятно, что именно ему она будет обязана своим спасением, если только он сумеет переступить через то, что она была близка с другим мужчиной. Мысль эта принесла Эрике некоторое облегчение, и она задремала. Но и во сне темноволосый и зеленоглазый повеса Данте не давал ей покоя. Эрике снилось, что он обнимает ее, прижимает к своему мускулистому телу, и вот она уже охвачена неистовой страстью и безудержным желанием. Он наклоняется к Эрике, целует ее, и у нее возникает потрясающее ощущение, будто она возносится к небесам.

Часть третья
Несчастья закаляют человека.
Бомонт и Флетчер
Глава 8
Войдя в каюту и увидев Эрику, Эллиот застыл на месте как вкопанный. Она была необыкновенно хороша собой. Ярко-зеленое платье с пышными рукавами и гофрированным лифом плотно облегало ее округлые формы, на стройной лебединой шее сверкало бриллиантовое ожерелье. Окинув соблазнительную фигуру Эрики внимательным взглядом, Эллиот пришел к выводу, что все мужчины на пароходе ему позавидуют. Последние два дня стоило Лесситеру со своей дамой появиться на палубе, как вдогонку им несся приглушенный шепот, а спиной они то и дело ощущали любопытные взгляды. Эллиоту в общем-то было наплевать на общественное мнение. Единственный, кто его беспокоил, – это Данте Фаулер.
Всякий раз, когда Лесситер заговаривал с Данте об Эрике, тот тактично прерывал его и быстро переводил разговор на другую тему. Данте наотрез отказался сообщить Эллиоту, какие отношения связывают его с Эрикой, и тем самым лишь подогрел его любопытство. Эллиот многое бы дал, чтобы узнать об этом, однако вырвать тайну из уст молчаливого друга было невозможно.
Когда Эрика грациозной походкой направилась к нему, все мысли вылетели у Лесситера из головы. Достаточно было этой голубоглазой красотке ласково ему улыбнуться, как он становился сам не свой.
– У меня нет слов, – едва выдохнул он и, взяв Эрику за руку, запечатлел на ней поцелуй. – Вы сегодня неописуемо красивы.
Как и было задумано, мысленно произнесла Эрика. Сегодня она решила поговорить с Эллиотом на предмет женитьбы и весь день провела перед зеркалом, прихорашиваясь: ей нужно было выглядеть как можно лучше.
– Благодарю вас, Эллиот, – многообещающе прошептала она.
Когда они вошли в столовую, Эрика обвела ее взглядом, выискивая красавца Данте, образ которого по-прежнему преследовал ее во сне. Вот он, сидит за столом, как всегда в компании самых очаровательных женщин.
Фаулер взглянул в ее сторону, глаза их встретились, и Эрика почувствовала, как холодок пробежал у нее по спине. Одарив ее одной из своих самых обезоруживающих улыбок, Данте поднял бокал, давая понять, что собирается выпить за ее здоровье.
Эллиот отодвинул стул, и Эрика, усевшись за стол, бросила взгляд в сторону Данте: тот направлялся к ним. «И почему он выбрал именно этот момент, чтобы к нам подойти?» – раздраженно подумала Эрика. Не то чтобы она не желала его видеть, но она собиралась намекнуть Эллиоту за ужином, что не прочь выйти за него замуж, а для этого ей необходимо целиком завладеть его вниманием.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...