ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Интересно будет взглянуть, кто из нас первым решит искать утешения на стороне.
Данте стиснул ее с такой силой, что у Эрики кости затрещали.
– Я вполне доволен тобой в постели… Разве что ты не слишком часто мне демонстрируешь свою благосклонность.
– Да тебя и дома-то постоянно не бывает, так кому же мне ее демонстрировать, – возразила Эрика.
Данте насмешливо вскинул темные брови.
– Если бы я знал, что ты ждешь меня не дождешься, то целые дни проводил бы с тобой, в кровати, – нежно проворковал он, ухмыльнувшись во весь рот.
Увидев его дразнящую ухмылку, Эрика вспыхнула от злости. Нет, нельзя оставлять этого негодяя в полной уверенности, что она только и мечтает, как бы поскорее затащить его в постель!
– Не тешь себя тщетной надеждой, Данте! – выпалила она. – Я предпочитаю спать одна.
– Нужно будет поскорее сообщить об этом Эллиоту. Да и я буду спокоен, что ты не улизнешь от меня под покровом тьмы к какому-нибудь проходимцу.
– На твоем месте я не была бы в этом так уверена, – заявила Эрика, одарив Данте ослепительной улыбкой. – Ты дал мне немало поводов для того, чтобы я от тебя улизнула. Почему, собственно, я должна хранить верность человеку, у которого каменное сердце?
– Думаю, тебе известен ответ на этот вопрос. Но если ты вдруг забыла, буду только счастлив освежить твою память.
Рука Данте опустилась на ее бедра. Фаулер еще крепче прижал Эрику к себе, и она почувствовала, как в живот ей уперлось что-то твердое. Данте не отрываясь смотрел на ее губы, словно они притягивали его. И вот он прильнул к ее губам, а трепещущий язык заскользил по ним, прежде чем проникнуть в сладостную влажность рта. У Эрики перехватило дыхание, и она затрепетала.
Данте, когда ему хотелось, мог быть любящим и нежным. В этом человеке Эрику и привлекала какая-то загадочная смесь силы и нежности. Он держал ее в своих объятиях так бережно, будто некий диковинный хрупкий цветок. И Эрика знала, что, когда он так с ней обращается, она не в силах ему сопротивляться. Он может добиться от нее чего угодно. А такого никогда не случилось бы, если бы он действовал грубой силой.
Обхватив мужа руками за плечи, Эрика невольно прижалась к нему еще крепче. Насладившись ее трепетными губами, язык Данте, раздвинув их, проник внутрь, где встретился с жаждущим его прикосновения языком Эрики. Данте словно намекал, что ее ждут более сладостные наслаждения, чем она может себе представить. А Эрика, вдыхая исходящий от Данте мускусный запах, чувствовала, как огонь желания разгорается в ней все сильнее и сильнее.
Гром аплодисментов вернул позабывших обо всем на свете влюбленных к действительности. Эрика смущенно вспыхнула, увидев, что гости выстроились вдоль стен и во все глаза смотрят на них с Данте. Оказывается, все перестали танцевать, завороженные столь откровенным проявлением любви и нежности. Эрике бросились в глаза улыбающиеся лица Леоны и Корбина, лукавая ухмылка какой-то маленькой блондинки, явно одобрявшей столь раскованное поведение.
– У тебя потрясающая способность заставлять меня забыть, где я и что со мной, – прошептал Данте, поднося руку Эрики к губам. – У меня, моя сладостная нимфа, от тебя голова идет кругом. А уж о том, что ты делаешь с остальными частями моего тела, и говорить не приходится.
В зеленых глазах Данте заплясали дьявольские искорки, и Эрика, вновь зардевшись от смущения, поспешно отвернулась, словно боясь утонуть в этих изумрудных глубоких озерах.
В ту же секунду она увидела нечто такое, от чего вздрогнула всем телом, будто ее укусила змея. Проследив за ее взглядом, Данте заметил в темном углу залы высокую зловещую фигуру и сердито нахмурился. На праздник пожаловал нежданный гость. И гость этот – не кто иной, как Сэбин Кейри. Стоит, опираясь на трость, с головы до ног облаченный в черное, и надменно ухмыляется.
И внезапно Данте понял, почему Сэбина так тянет к этой голубоглазой красотке Эрике, почему он из кожи вон лезет, чтобы ее заполучить. Эрика бросила ему вызов. Она оказалась единственной женщиной, у которой хватило сил, несмотря ни на что, не повиноваться его воле.
Данте прекрасно понимал, зачем Сэбин сюда пожаловал: чтобы его позлить. Ему нужно было, чтобы Данте вышел из себя, наделал каких-нибудь глупостей, после чего Эрика, поняв, с каким никчемным человеком связалась, бросила бы своего мужа. Сэбин смотрел на молодоженов, как стервятник, жаждущий крови, однако Данте решил сделать все от него зависящее, чтобы планы вероломного дядюшки не претворились в жизнь.
Изобразив на лице одну из самых обворожительных улыбок, Данте приподнял Эрике голову за подбородок и тихонько, чтобы было слышно лишь ей одной, приказал:
– Смотри на меня так, будто влюблена в меня по уши. Пусть Сэбин полюбуется. – После чего прильнул страстным поцелуем к губам Эрики.
Встретившись с зовущим взглядом Данте, Эрика отбросила всякую сдержанность. В кои-то веки иметь возможность смотреть на него с любовью и знать, что тебя не поднимут за это на смех. Это ли не счастье! И она с жаром ответила на поцелуй. Когда они наконец оторвались друг от друга, оркестр уже играл какую-то быструю мелодию, гости весело плясали, а Сэбин смотрел на молодоженов, зловеще ухмыляясь. Вот он повернулся и исчез в толпе, словно сатана в языках адского пламени, однако по-прежнему было ощутимо его наводящее ужас присутствие.
Эрика почувствовала, как по спине ее пробежал холодок. Сэбин являл собой само зло, и чем отважнее противостоял ему Данте, тем явственнее ощущалось, что дядя не намерен уступать ему ни на йоту. У нее возникло страшное предчувствие, что если она вдруг попадется в руки Сэбина, то лучше ей сразу умереть.
Эрика совершенно забыла, что стоит, тесно прижавшись к Данте, пока он не напомнил ей о своем присутствии, схватив за руку. Выражение лица его было угрюмым, глаза мрачными.
– Как бы сильно ты ни презирала меня, Эрика, я никогда не стану относиться к тебе так бесчеловечно, как Сэбин, и никогда на пушечный выстрел не подпущу к тебе этого негодяя. Я наслышан о том, как он обращается с женщинами, и не позволю ему испытывать на тебе свои гнусные приемчики.
Круто развернувшись, Данте разжал руки так неожиданно, что Эрика чуть не упала, и отошел. Если он этой гневной тирадой собирался ее утешить, то добился как раз обратного результата: Эрику охватил жуткий страх. Как мог Данте так с ней поступить? Зная, насколько гнусно обращается с женщинами Сэбин, он выставил ее в качестве приза в борьбе со своим подлым дядюшкой! И как Данте только могло в голову прийти, что он победит Сэбина? Ее собственный отец – живое доказательство того, что Сэбин своей сатанинской силой способен сокрушить сильнейших людей.
Молодую женщину охватила настоящая паника, поэтому когда ее пригласил на танец Эллиот, Эрика прижалась к нему теснее, чем следовало. Конечно, она предпочла бы прижиматься к Данте, но поскольку он куда-то исчез, приходилось искать утешения на стороне. Эллиот, надо сказать, совсем не возражал против подобного обращения. Напротив, он был просто в восторге оттого, что Эрика проявляет такую бурю чувств. Когда танец закончился и Эллиот увлек Эрику на террасу, чтобы хоть минутку побыть с ней наедине, она покорно последовала за ним, и Лесситер решил, что любимая женщина побуждает его действовать смелее. Поскольку последние полчаса он был занят тем, что отдавал должное великолепным горячительным напиткам Данте, то не был очевидцем страстных поцелуев, свидетельствовавших о пылкой любви молодоженов.
Эрика едва не вскрикнула от неожиданности, когда Эллиот порывисто заключил ее в объятия и впился в губы страстным поцелуем.
– Как же я вас люблю! – задыхаясь, прошептал он, когда оторвался наконец от ее губ. – Вы представить себе не можете, как я завидую Данте! Он владеет той, которая мне дороже всего на свете. Одна мысль о том, что вы засыпаете в его объятиях, мучит меня во сне и наяву.
– Эллиот, прошу вас, не надо… – взмолилась Эрика. Теперь ей было не до утешений. Она поняла, что если бросится за защитой к Эллиоту, значит, отвернется от Данте. – Я замужняя женщина, и было бы очень стыдно…
– Это Данте должно быть стыдно за то, что он нагло увел вас у меня из-под носа, – возразил Эллиот. – Но если вы его попросите вас отпустить, он отпустит, я его знаю. Ну прошу вас, Эрика, уйдите от него ко мне. Я так вас люблю!
Наконец Эллиот, вняв мольбам Эрики, выпустил ее из своих объятий и вернулся в танцевальный зал. Эрика задумчиво смотрела ему вслед. Стоит ли рискнуть и воспользоваться его помощью? Конечно, он ее окажет, для него это не составит большого труда: Эллиот – человек богатый и со связями. Весь вопрос в том, по какой причине он это сделает. Что, если в ее просьбе он увидит нечто большее, чем простое желание избежать неприятностей? Эрика вспомнила, как Лесситер только что держал ее в своих объятиях, предлагая любовь и защиту. Потом перед ней возник образ Данте. Как страстно он целовал ее! И наконец, в памяти возникло зловещее лицо Сэбина. Воспоминание об этом злодее привело Эрику в отчаяние, и ей вдруг захотелось выскочить из дома и бежать сломя голову туда, где бы ее никто не нашел. Она понимала, что ей грозит страшная опасность, и пока у нее еще есть возможность, нужно удирать. И надеяться ей придется только на себя. Придя к этой мысли, Эрика подхватила юбки и перебросила свою стройную ножку через перила, собираясь спрыгнуть с террасы и исчезнуть в ночи, а потом спрятаться в каком-нибудь укромном месте – быть может, даже в монастыре.
– Мадам, приличной даме не пристало так себя вести, – раздался позади насмешливый голос.
Эрика испуганно вскрикнула и, выпустив из рук перила, мешком свалилась в кусты, находившиеся прямо под террасой. Хмыкнув при виде взметнувшихся вверх нижних юбок и стройных ножек, Данте перегнулся через перила и с удовольствием взглянул на свою непредсказуемую жену, распластавшуюся на кусте, подобно огромному диковинному цветку, распустившемуся среди зелени.
– Моя дорогая Эрика, право, если ты и впредь собираешься оттачивать свое акробатическое искусство, советую тебе пользоваться сетью, – насмешливо бросил он. – Однако нужно знать, когда и где этим заниматься. Вечер, устроенный в нашу честь, не очень-то подходит для подобных глупостей. И потом, ты ведь мне говорила, что боишься высоты.
Насмешливый голос Данте вызвал у Эрики негодование, однако сейчас она находилась не в том положении, чтобы демонстрировать свои чувства. Когда Данте, перегнувшись через перила, протянул ей руку, она вцепилась в нее мертвой хваткой и, пытаясь подняться, дернула за нее чересчур сильно. Изумленный крик вырвался у Данте, и он, перелетев через перила, приземлился прямо на Эрику. Прикосновение ее податливого тела вызвало в нем чрезвычайно приятные ощущения, однако соблазнять в кустах собственную жену даже ему показалось несколько неэтичным. И тем не менее, немного поразмыслив, Данте решил извлечь из создавшейся ситуации максимум выгоды для себя.
Его губы нашли губы Эрики, в то время как тяжелое тело, казалось, пригвоздило ее к кустам. Она невольно вскрикнула от боли: в спину впилась какая-то ветка и колола неимоверно.
– Сейчас же слезь с меня, ты, недотепа! – яростно зашипела Эрика, и не ожидавший ничего подобного Данте удивленно вскинул голову.
– Ты же сама меня сюда стянула, – напомнил он, устремив взгляд своих зеленых смеющихся глаз на недовольно надутые губки Эрики и готовясь оказать им такое же внимание, какое оказывал несколько секунд назад. – А может, тебя мучает стыд оттого, что ты позволяла Эллиоту целовать себя в лунном свете? – насмешливо спросил он, хотя на самом деле ему было не до смеха. – Не заигрывай с ним, Эрика. Ничего, кроме неприятностей, ты этим не добьешься.
– Черт подери, Данте, я не…
– Так-так! Кто это у нас тут выпал из гнезда? Похоже, две птички-невелички, – послышался голос Корбина. Теперь уже они с Леоной, перегнувшись через перила, наслаждались диковинным зрелищем.
Данте кое-как выбрался из кустов и подхватил на руки свою зардевшуюся от смущения молодую жену.
– Нигде нам нет покоя! Спрятались в кустах, так и здесь нас отыскали!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...