ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Глава 9
С губ Эрики сорвался тяжелый вздох. Она лежала на кровати, печально глядя в потолок, где паук-мореплаватель осторожно подбирался к попавшей в его паутину мухе. Эрике жалко было бедняжку. Вот и сама она, пытаясь изменить свою судьбу, запуталась в липкой паутине. Теперь лежи и ломай себе голову, как выбраться из нее, как спасти свою жизнь. Ведь если она попадется в лапы Сэбина Кейри, жизнь эта гроша ломаного не будет стоить.
Сегодня утром, когда в дверь каюты постучался Эллиот и пригласил Эрику на завтрак, она отказалась выйти к нему, сославшись на то, что после вчерашнего нервного потрясения никак не может прийти в себя. Днем, когда Эллиот явился, чтобы пригласить ее на обед, она отклонила его предложение под тем же предлогом и теперь раздумывала, не броситься ли ей за борт и тем самым покончить со всеми мучениями.
В дверь настойчиво постучали, и Эрика, оторвавшись от своих невеселых мыслей, нахмурилась.
– Уходите! – крикнула она.
Однако в замке повернулся ключ, дверь отворилась, и на пороге возник Данте. Не ожидая подобной наглости, Эрика возмущенно вскрикнула. Нет, каков нахал! Врывается к ней в каюту, когда на ней почти ничего не надето, лишь прозрачный пеньюар, который этот же негодяй и купил ей.
– А я все ждал, когда ты продемонстрируешь мне эту соблазнительную вещицу, – ухмыльнулся Данте. – Вставай, спящая красавица! В Уильямс прибыл плавучий театр, и мы с тобой сегодня отправляемся смотреть представление.
– Не хочу. Лучше я останусь в каюте, – проворчала Эрика, раздраженно взглянув на Данте. – И вообще, когда ты перестанешь врываться ко мне без спроса!
– Вставай сейчас же и перестань хныкать! – Фаулер стянул Эрику с постели и рывком поставил на ноги. В глазах его плясали дьявольские искорки.
– Ну что, ты думаешь одеваться или так пойдешь?
Эрика бросила на него яростный взгляд, который он встретил обезоруживающей улыбкой.
– Покоя от тебя нет! – пробормотала Эрика. – Ты что, ночи не спишь, придумываешь, как бы меня помучить? Неужели не можешь для этой цели найти на пароходе кого-нибудь другого?
– Я делаю это для твоей же пользы, – заявил Данте и, подойдя к шкафу, вытащил из него потрясающей красоты розовое платье, которое приобрел в бутике Нового Орлеана. – У нас мало времени, и мне бы очень не хотелось, чтобы представление началось без нас.
Эрика рот раскрыла от изумления, когда Фаулер подошел к ней и принялся стаскивать с нее пеньюар. Она попыталась отбросить его руки, но не тут-то было: Данте, как обычно, оказался настойчив.
– Я прекрасно умею сама одеваться! – раздраженно проговорила Эрика.
Разочарованно вздохнув, Данте повернулся к ней спиной.
– Тогда поторопись, я ждать не люблю.
– Я не собираюсь одеваться, пока ты не выйдешь из каюты и я снова не окажусь в безопасности, – заявила Эрика.
Данте снова порывисто повернулся к ней лицом.
– Ты хочешь сказать, что я представляю для тебя какую-то опасность, детка? – томным голосом спросил он.
– Еще какую! – отрезала Эрика и, нахмурившись, добавила: – А теперь прошу тебя, выйди из каюты и оставь меня одну.
Но Данте и не подумал двинуться с места.
– Если я тебя оставлю, ты тотчас же снова заберешься в кровать, и мне придется начинать все сначала. Не буду я никуда уходить, а вот спиной повернусь. Так что хочешь не хочешь, детка, придется тебе одеваться в моем присутствии. В противном случае я буду вынужден тебе помочь.
С этими словами Фаулер шагнул к ней, и Эрика, отшатнувшись, поспешно уперлась рукой ему в грудь.
– Хорошо, но чтобы смотрел в стенку и не поворачивался! – строго приказала она.
– Эх, умеешь ты все испортить, – проворчал Данте и, подойдя к стене и скрестив руки на груди, вперился в нее взглядом, представляя, что это не стена, а обнаженная Эрика.
Эрика раздраженно подняла взгляд к потолку. Ну и нахал же этот Данте! Специально ведет себя так, чтобы позлить ее! Не сводя с него глаз, Эрика, чертыхаясь, натянула на себя платье, после чего принялась застегивать его. Это потребовало некоторых усилий: пуговицы оказались совсем крошечными.
– Ну что, оделась? – нетерпеливо бросил Данте.
– Сейчас-сейчас… – пробормотала Эрика и, застегнув последнюю непослушную пуговицу. – Все, готова.
Данте повернулся и тут же замер от изумления.
– Бог мой! Да ты всех женщин за пояс заткнешь! – восхищенно воскликнул он.
– В этом-то тряпье! – фыркнула Эрика и, одарив его дразнящей улыбкой, важно прошествовала к комоду за своим бриллиантовым колье. – Горазд ты раздавать комплименты, Данте. Никогда не ясно, правду ты говоришь или все выдумываешь, и если выдумываешь, то зачем тебе это нужно. Ну скажи, чего ты от меня хочешь?
– По-моему, ты прекрасно знаешь, чего я от тебя хочу, – промолвил Данте и, прежде чем Эрика успела добраться до двери, в несколько прыжков догнал ее и встал перед ней, не давая выйти. – Не стоит со мной кокетничать и притворяться передо мной, детка. Мы с тобой для этого слишком хорошо знаем друг друга. Я узнал о тебе такое, о чем ты представления не имела, до того как…
Он замолчал, так и не докончив фразы, и, опершись руками о дверь, прижался к Эрике всем своим мускулистым телом. Близость его оказала на Эрику свое обычное и уже привычное действие. Сердце неистово заколотилось в груди, в горле пересохло.
– Ты не хуже меня знаешь, что наше знакомство началось несколько необычно, если не сказать по-другому, однако сделать с этим ничего нельзя, – выдохнул Фаулер.
– Ты не джентльмен, если постоянно напоминаешь мне об этом и…
Данте не дал ей договорить.
– А я никогда и не утверждал, что я джентльмен, – заявил он и коснулся своими полными губами губ Эрики.
– А я не шлюха. И тебе не удастся внести меня в список твоих многочисленных поклонниц, – выпалила Эрика, ловко уклоняясь от его поцелуя. – Я думала, ты спешишь, – резко добавила она. – Ну что, идем?
Фаулер едва не выругался от досады. Опять эта темноволосая красотка взяла над ним верх.
– Разве я говорил, что спешу? – хмыкнул он и распахнул дверь.
– Говорил, – заверила Фаулера Эрика и, взяв его под руку, с облегчением подумала, что, когда они будут на людях, ей уже не придется бороться с чувствами, охватывающими ее всякий раз, когда они остаются с Данте наедине.
Как только Эрика вошла в плавучий театр, она забыла обо всем на свете. Театральная труппа, прибывшая из Англии, развлекала публику своей интерпретацией шекспировской пьесы «Укрощение строптивой», которую актеры разнообразили песнями и танцами. Эрике эта театральная постановка понравилась необыкновенно.
Она настолько увлеклась происходившими на сцене событиями, что собственные проблемы и переживания ушли куда-то далеко-далеко. Настроение у нее поднялось, и за те несколько часов, в течение которых шла пьеса, Эрика сумела снова превратиться в веселую, беззаботную девушку, какой была до того, как ее стали преследовать несчастья.
Глядя на прекрасное, с изысканными чертами лицо Эрики, на котором играли причудливые блики света, Данте был поражен произошедшей в ней переменой. Позже, уже после представления, когда Эрика шла с ним рядом, он с удовольствием слушал ее восторженные впечатления то об одном, то о другом персонаже пьесы, нехитрые мелодии, которые она успела запомнить, и ему было легко и радостно.
– Это был чудесный вечер, – задумчиво проговорила она, когда они с Фаулером шли по берегу реки навстречу потоку пассажиров, направлявшихся на «Натчез бель». Подняв голову, она взглянула в его изумрудные глаза и почувствовала, что уже не в силах оторвать от них взгляда. – С… спасибо за то, что пригласил меня на представление, – пробормотала она и поспешно отвернулась, опасаясь утонуть в этих глубоких зеленых озерах.
Развернувшись, Эрика хотела было пойти обратно, но Данте, схватив ее за руку, притянул к себе.
– А как насчет прощального поцелуя, Эрика? – тихо произнес он. – В благодарность за приглашение.
– Думаю, я найду какой-нибудь другой способ отблагодарить тебя, – заявила она. – Я уже на собственном опыте убедилась, что поцелуи могут завести тебя куда угодно. Похоже, слово «нет» тебе неведомо.
– А ты хорошо меня изучила, – хмыкнул Данте. – Да, когда речь идет о тебе, я и в самом деле не знаю такого слова.
– Не только обо мне, но и о любой женщине, которую тебе вздумалось соблазнить, – внесла она поправку, озираясь по сторонам. – Наверняка здесь поблизости ошивается одна из твоих многочисленных поклонниц, которая будет рада дать тебе все, что только пожелаешь.
Ухмыльнувшись, Фаулер с силой притянул Эрику к себе.
– А почему ты решила, что я такой уж большой любитель женщин, а, Эрика? По-моему, ты глубоко заблуждаешься. Любишь ты подмечать во мне плохое!
– Потому что я познакомилась с тобой в борделе, – напомнила она ему, пытаясь расцепить его руки. – И потом, на пароходе я постоянно видела тебя с разными женщинами. Ты ничем не отличаешься от тех негодяев, которых со мной знакомил. А когда мы с тобой остаемся одни, ты всякий раз…
Больше она ничего не успела добавить: Данте крепко прижал к себе ее трепещущее тело и впился страстным поцелуем в ее губы. Сердце Эрики затрепетало, словно испуганная пташка, дыхание перехватило. А неугомонные руки Данте стали ласкать ее тело, и его прикосновения жгли Эрику огнем. В груди вспыхнуло уже знакомое сладостное чувство, которое Эрика тщетно пыталась подавить.
– Нет, Данте, – наконец выдохнула Эрика, когда ей удалось на секунду оторваться от его жадных губ.
– Ты хочешь меня так же сильно, как и я тебя, – прерывающимся от вожделения голосом прошептал Данте. – Я чувствую, как отвечает мне твое тело. Отдайся мне, Эрика! Я жажду повторить ту ночь!
Данте с жадным нетерпением впился ртом в губы Эрики, руки его коснулись ее груди, нырнули за глубокое декольте, отороченное кружевом. Но уже через секунду губы Фаулера, оторвавшись от ее губ, скользнули ниже, к неистово бьющейся на шее жилке, потом добрались до упругих розовых сосков…
От его искушенных ласк все поплыло у Эрики перед глазами, она почувствовала, что теряет остатки здравого смысла. Как обычно, способность трезво рассуждать покинула ее в ту самую минуту, когда была ей необходима больше всего. Позабыв обо всех своих благих намерениях, Эрика с наслаждением отдалась страсти. Тихий стон срывался с ее губ всякий раз, когда губы и руки Данте искали и находили каждую чувствительную точку ее трепетного тела, с готовностью отзывавшегося на прикосновения этого зеленоглазого соблазнителя. Эрика понимала, что должна оттолкнуть Данте, не позволять ему ласкать себя, но это было выше ее сил. Воспоминание о той блаженной ночи, когда она с таким жаром отдавалась ему, будило в Эрике неистовое желание. Ей не терпелось повторить пройденное.
Давно и тщательно сдерживаемые чувства вырвались наконец на свободу. Лежа в густой траве под звездным шатром, Эрика наслаждалась смелыми ласками человека, от которого поклялась держаться подальше. Приподняв голову, Данте заглянул Эрике в глаза, и она была поражена полыхавшим в них огнем, обдавшим ее таким теплом, что она затрепетала.
– Скажи, что хочешь меня, – прошептал Данте, вновь касаясь губами ее губ. – Скажи, что жаждешь провести ночь в моих объятиях.
А его ловкие пальцы уже расстегивали пуговицы платья. И вскоре восхищенному взору Данте предстало великолепное тело Эрики, которое так хорошо помнили его руки. Серебристый лунный свет, струившийся сверху, окутывал блестящей пеленой эту прекрасную плоть. Эрика была сейчас настолько обворожительна, что Данте застонал от снедавшего его желания.
Итак, чувства Эрики в короткой борьбе одержали победу над разумом. И немудрено: дерзким ласкам Данте невозможно было противостоять. Руки его скользнули по ее обнаженной груди, потом ниже, по животу, по бедрам, и по всему телу Эрики пробежала сладостная дрожь. Снова и снова проделывали руки Фаулера тот же путь, а Эрика покорно и расслабленно лежала в его объятиях. Внезапно ей стало наплевать на то, что будет с ней завтра. Изумрудные глаза Данте, от которых невозможно было оторвать взгляд, призывали ее отбросить всякий стыд, всякую осторожность и самозабвенно отдаться страсти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...