ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Мне очень нужен муж, и чем скорее, тем лучше. Думаю, на вашем пароходе найдется человек, который разрешит мне воспользоваться его именем в обмен на деньги.
– Разреши предложить тебе свою помощь, – произнес Фаулер, едва сдерживая смех. – Думаю, будет весьма занятно наблюдать, как ты обшариваешь весь пароход в поисках подходящего мужа.
Эрика досадливо поморщилась. Если бы этот тип имел хоть малейшее представление о порядочности, он бы предложил ей свое собственное имя, после того как… Нет, она не станет терзать себя воспоминаниями, решила Эрика. Нужно забыть обо всем, что было между ними, и как можно скорее.
– Сводне я ничего платить не собираюсь, – отрезала она. – Сама справлюсь с этим делом.
Взяв ее руку, Данте галантно склонился над ней и запечатлел на ней легкий поцелуй.
– Дорогая моя Эрика, никаких денег мне не нужно. Просто я заинтригован тем необычным методом, с помощью которого ты решила найти себе мужа, а потом избавиться от него, – пояснил он, с издевкой глядя на нее своими смеющимися зелеными глазами. – Я буду счастлив представить тебя мужской половине парохода.
– Данте, где, черт подери, моя… – донесся в этот момент с порога голос Корбина.
Увидев, что брат склонился над ручкой какой-то растрепанной молодой особы, завернутой в простыню, Корбин застыл в дверях вне себя от изумления.
Данте открыл дверцу шкафа, вытащил куртку и бросил ее старшему брату.
– Прости, что задержался. Непредвиденные обстоятельства.
– Вижу, – ухмыльнулся Корбин и открыл было рот, чтобы что-то добавить, но Данте поспешно вытолкал его за дверь, после чего подошел к Эрике, лицо которой от смущения покрылось красными пятнами.
– Так на чем мы остановились? – пробормотал он и, обхватив ее рукой за талию, прижал к своему мускулистому телу.
Разжав его руки, Эрика окинула яростным взглядом наглеца, пытавшегося одновременно и соблазнять ее, и вести с ней светскую беседу. Стоило ему к ней прикоснуться – и она уже сама не своя. Так что лучше держаться от него подальше.
– Вы интересовались, зачем мне понадобилось так поспешно выходить замуж, – подсказала она. – Видите ли, я попала в затруднительное положение. Если я не найду себе мужа, то буду вынуждена стать женой чрезвычайно вспыльчивого человека, который собирается наказать меня за произошедший с ним несчастный случай.
Темные брови Данте удивленно поползли вверх.
– Что за несчастный случай?
– Я в него выстрелила! – выпалила Эрика и многозначительно взглянула на Данте. – Слишком уж он давал волю рукам.
Данте громко расхохотался.
– И тем не менее он все равно хочет жениться на тебе?
– Он вообще довольно странный человек, – ответила Эрика, пожав плечами.
– А ты, оказывается, не оставляешь своих обидчиков безнаказанными, – хмыкнул Данте, живо представив себе Эрику с пистолетом в руке, целящуюся в своего жениха, который позволил себе слишком рьяно выражать свои чувства. – Полагаю, после того, что произошло прошлой ночью, меня ты наметила следующей жертвой?
– Мысль, не лишенная некоей садистской привлекательности, – злорадно ответила Эрика. – Если бы у меня прошлой ночью был пистолет…
Она замолчала, предоставляя собеседнику возможность сделать собственные выводы.
Фаулер ни капельки не сомневался, что эта взбалмошная девица с радостью пристрелила бы его, будь у нее в руках оружие. Да, она просто очаровательна! Женщин с таким бешеным темпераментом он еще не встречал.
– Но не можешь же ты одного меня обвинять в том, что произошло, – возразил он. – Откуда ж мне было знать…
– Могли бы меня хотя бы выслушать! – отрезала Эрика, сводя на нет все его попытки защититься. – Я уж не говорю о том, чтобы как-то утешить или помочь. Но нет, у вас другое было на уме! Вам нужно было женское тело! А кому оно принадлежит, вас не волновало. Меня преследовали три пьяных мерзавца, но мне удалось от них скрыться. И лишь для того, чтобы попасться вам в руки! – выкрикнула Эрика и замолчала, чтобы перевести дух.
Внимание Данте привлекла бурно вздымавшаяся грудь Эрики, однако уже через несколько секунд он нехотя перевел взгляд на ее прелестное лицо, на котором появилось воинственное выражение. Он должен разузнать о ней все, прежде чем она потеряет остатки терпения.
– А как тебе удалось попасть на мой пароход? Насколько я знаю, все билеты на него были проданы.
Похоже, он вовремя перевел разговор на другую тему: вид у Эрики был такой, что, подвернись сейчас ей под руку какой-нибудь предмет поувесистее, она бы с радостью запустила им в собеседника.
– Я добралась до него вплавь, – сообщила Эрика, гордо вскинув голову. – Однако собираюсь оплатить свой проезд.
На губах Фаулера заиграла издевательская улыбка.
– Полагаю, моими деньгами?
Эрика зашипела, словно разъяренная кобра, готовая вонзить свои ядовитые зубы в осмелившегося потревожить ее человека:
– Я их все отработала, каждый цент! То, что я потеряла, стоило больше, чем все твое состояние!
– А если бы я заплатил тебе столько, сколько ты действительно стоила, моя очаровательная нимфа, тебе не понадобилось бы твое состояние, – пробормотал Данте. Его зеленые глаза полыхали неистовой страстью.
Эрика никак не ожидала услышать такого комплимента и вспыхнула до корней волос. Придя в себя, она вытащила из-за пазухи банкноты и швырнула их в Данте.
– Думаю, этого достаточно, чтобы оплатить проезд до Натчеза!
Ловко подхватив деньги, Фаулер насмешливо поинтересовался:
– А как насчет новых платьев? Не думаешь же ты, что тебе удастся привлечь своего будущего мужа этим тряпьем?
И он указал взглядом на грязное, измятое платье, которое, побывав в мутных водах Миссисипи, не стало лучше.
Эрика тут же сникла. О том, что для осуществления заветной цели ей понадобится новый гардероб, она как-то не подумала.
– Вряд ли ты сумеешь вскружить кому-нибудь голову, если собираешься прогуливаться по палубе корабля в этой шикарной простыне, – издевался Данте.
Эрика задумчиво прикусила нижнюю губу.
– Об этом я еще не задумывалась, но на берег, пока не найду себе мужа, сойти не могу, ведь меня ищут.
Данте вытащил из кармана жилета часы.
– Если ты доверяешь моему вкусу, я мог бы тебе помочь. До отплытия осталось всего несколько минут, но я не сомневаюсь, что смог бы отыскать тебе что-нибудь подходящее из одежды.
«С чего бы ему проявлять такую заботу? – подумала Эрика. – Ведь между нами ничего не было, кроме этой проклятой ночи любви».
Словно прочитав ее мысли, Данте одарил Эрику ослепительной улыбкой.
– Считай это компенсацией за прошлую ночь, Эрика. Хотя то, что я у тебя отнял, невозможно возместить ничем. – Улыбка его переросла в нагловатую ухмылку, заставившую Эрику покраснеть. – Пусть я и не принес тебе извинения за восхитительную ночь, которую ты мне подарила, я буду счастлив оказать тебе помощь в трудную минуту, – добавил Данте, снова бросив взгляд на часы. – Так ты воспользуешься моей помощью или предпочтешь довольствоваться своим платьем цвета грязи?
Выбора у Эрики не было. Вытащив деньги, она вложила их ему в руку.
– Я буду тебе благодарна за все, что ты мне принесешь, – проговорила она и, слегка улыбнувшись, добавила: – Спасибо, Данте.
– Не стоит благодарности, дорогая. – Данте обошел вокруг Эрики, чтобы можно было осмотреть ее великолепную фигуру со всех сторон. – Сделаю все возможное, чтобы выбрать нужный размер. Оставайся пока здесь. Когда вернусь, решим, куда тебя поместить.
Как только дверь за Данте закрылась, Эрика рухнула на кровать и облегченно вздохнула. Слава Богу! По крайней мере она в безопасности: ни отец, ни Сэбин Кейри до нее не доберутся. Конечно, за пять дней пути нелегко найти человека, который согласился бы взять ее в жены на предлагаемых ею условиях, однако Эрика не отчаивалась. В данном случае цель оправдывала средства. Ей просто необходимо избавиться от Сэбина. Она ни за что не выйдет за него замуж! Ей ненавистен весь его образ жизни, кроме того, он слишком вспыльчив и раздражителен и наверняка всеми силами будет бороться против ее свободолюбивых взглядов. Сэбин покупает, продает и избивает своих рабов, а она не в состоянии жить на плантации, где с человеком обращаются, как со скотиной. К отцу вернуться тоже нельзя, поскольку тот у Сэбина под каблуком. С тех пор как Эрика вернулась из Филадельфии, где обучалась в колледже, отец с дочерью только и делали, что ругались. Когда Эрика предложила отцу перевозить хлопок по железной дороге, связывающей запад с востоком и пользовавшейся все большей популярностью, Эвери отказался, сославшись на то, что Сэбин уже разрешил ему воспользоваться своей шхуной и будет очень огорчен, если Эвери пойдет на попятную. А когда разговор зашел о неравенстве женщин, Эвери вообще заявил, что зря посылал Эрику учиться в Филадельфию. Если бы она осталась дома, то не стала бы настолько упрямой и своевольной.
Эрика печально вздохнула. Быть может, отец и прав. Если бы она сидела дома, то никогда не узнала бы, сколько беззакония и несправедливости существует в мире. На Севере начали применять на фабриках вольнонаемный труд, а южане как использовали рабов на плантациях сахарного тростника, хлопковых и табачных, так и продолжают использовать. После восстания Ната Тернера против рабства, которое произошло в Виргинии в 1831 году, Эрика думала, что теперь на Юге все пойдет по-другому. В законодательных учреждениях начались горячие дебаты по проблемам рабства, однако большинство плантаторов придерживались традиционного ведения хозяйства. И Эрика, к огромному неудовольствию отца, стала сотрудничать с политическими группировками, выступавшими за отмену рабства. Однако хлопок продавался по двенадцать центов за тюк, а каждый раб приносил доход в тысячу двести долларов. Так что южане не опасались, что их образу жизни может что-либо угрожать. А вот перед Эрикой, поскольку она не разделяла подобных убеждений, маячила угроза быть изгнанной из общества. Ну и попала же она в переплет! Теперь она вообще находится на положении отверженной, и за ней идет настоящая охота.
Погруженная в эти невеселые мысли, Эрика машинально разглаживала складки на своем безнадежно испорченном атласном платье. Может, после того как она получит свою долю наследства, ей стоит вернуться на восток? По крайней мере хоть отец вздохнет спокойно, не с кем будет препираться. Эвери не разрешил ей работать в своей компании по продаже хлопка и терпеть не мог, когда дочь разглагольствовала о необходимости отмены рабства. Эрика ни капельки не сомневалась: отец надеялся, что, став женой Сэбина, она окончательно оставит в покое эту тему. И в самом деле, как может супруга рабовладельца выступать за отмену рабства? Нет, она не станет лицемерить! В конце концов, слишком дорогую цену заплатила она за то, что отказалась выйти замуж за отъявленного негодяя.
Легкая улыбка появилась на лице Эрики, когда у нее перед глазами встал образ Данте. По крайней мере этот человек оказался нежным и страстным любовником. Руки его сводили ее с ума, и она…
«Сейчас же прекрати!» – приказала себе Эрика. Прошлое нужно похоронить и забыть о нем навсегда. И вообще, все мужчины негодяи, да и Данте ничем не лучше, разве что красивее остальных, вот она и потеряла голову. В будущем она станет вести себя с ним, как со знакомым, не более того, твердо решила Эрика. Только вот как это осуществить, она пока не представляла. Ведь они с ним уже достигли наибольшей степени близости, какая возможна между мужчиной и женщиной. Ну да ладно, подумает об этом на досуге. Но дать Данте понять, что ночь, которую они провели вместе, была первой и последней, просто необходимо.
Глава 5
– Данте, что, черт подери, происходит? – воскликнул Корбин, догоняя брата и стараясь идти с ним в ногу. – Как эта женщина попала в нашу каюту и что она там делает?
– Потом объясню, – на ходу бросил Данте, спускаясь по трапу на пристань. – Оставь ее в покое до моего возвращения.
– А ты куда собрался? Мы ведь сейчас отплываем!
– Постараюсь вернуться побыстрее. Без меня не отплывай, – приказал Данте, пробираясь сквозь собравшуюся на пристани толпу.
Корбин раздраженно вздохнул.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...