ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Рука Данте скользнула по ее спине и, зарывшись в густых волосах, откинула голову Эрики назад, влажные губы коснулись щеки, потеребили мочку уха, отчего у Эрики перехватило дыхание, а когда прошлись по обнаженному плечу, она едва не потеряла сознание от остроты чувств. Но когда она уже готова была позволить ему все что угодно, Фаулер внезапно выпустил ее из объятий.
– Спокойной ночи, Эрика, – безмятежно проговорил он. – Надеюсь, завтра поиски мужа окажутся короткими и успешными.
Эрика, изумленно смотрела, как Данте, повернувшись к ней спиной, пошел прочь. Через несколько секунд ночная тьма поглотила его. «И почему этот человек оказывает на меня такое необыкновенное воздействие? – в который раз спросила себя Эрика и ухватилась дрожащей рукой за дверную ручку. – Почему я позволяю ему делать с собой все, что ему заблагорассудится?»
Всю жизнь она привыкла полагаться только на себя, а мужчин вообще сторонилась и ни одному из них не доверяла. И вот поди ж ты! Плывет себе на пароходе по Миссисипи и только тем и занимается, что сравнивает любого представителя мужского пола с Данте Фаулером. И выясняется, что равных ему нет. «Но ведь это же глупость несусветная! – подумала Эрика, стягивая платье. – Данте никак не вписывается в мой план найти мужа. И не важно, что от его поцелуев и ласк голова идет кругом. Ничего хорошего ждать от него не приходится, значит, нужно выкинуть его из головы».
Эрика бросилась на кровать и раздраженно вздохнула. Хорошо ей рассуждать здраво сейчас, когда она одна, а вот что она запоет, когда в очередной раз попадет в сладостный плен его объятий? Ответ на этот вопрос напрашивался сам собой.
Прислонившись к стене своей каюты, Данте тяжело вздохнул. Кто бы знал, как трудно ему было уходить от Эрики! То, что он, собрав в кулак всю свою силу воли, повернулся к ней спиной и гордо удалился, в то время как яростное желание причиняло ему почти физическую боль, можно было считать не чем иным, как героизмом. Но он должен был это сделать! Сначала напомнить ей, что их влечение друг к другу никогда не угаснет, чтобы Эрика об этом ни на минуту не забывала, а потом уйти.
Прежде чем она отправится спать, пускай помечтает о нем, Данте, а когда наконец забудется сном, пусть он будет сладким, а главным действующим лицом в нем останется опять же он, Данте, ее покорный слуга.
Глава 7
К вечеру следующего дня Эрика ни на шаг не приблизилась к осуществлению своего грандиозного замысла: найти себе подходящего мужа. Утром Данте отвел ее в столовую на завтрак, представил очередному возможному кандидату, после чего бесцеремонно бросил.
Пока Эрика предпринимала отчаянные усилия держать своих новых знакомых на расстоянии и свести разговор к интересующей ее теме стремительного замужества и столь же стремительного расторжения брака, женщины кружили вокруг Фаулера, как пчелы над цветком. И к немалой досаде Эрики, этот негодяй с явным удовольствием принимал их ухаживания.
Когда он, оторвавшись наконец от своего гарема, повел ее на обед, Эрика почувствовала, что рада видеть Данте. Хотя она не хотела иметь с ним ничего общего, ситуация, в которой она оказалась, диктовала свои условия: Эрике необходима была его помощь. Впрочем, она тут же попыталась убедить себя, что Данте нужен ей лишь по одной простой причине: он знаком со всеми холостяками, плывущими на «Натчез бель». Если бы не это обстоятельство, она бы к нему и на пушечный выстрел не подошла.
Откинувшись на спинку стула, Эрика окинула сидевшего напротив красавца капитана оценивающим взглядом. «К чему обманывать себя? – подумала она. – Можно говорить все что угодно, но Данте все равно самый привлекательный и интересный мужчина, которого я когда-либо встречала».
Данте взглянул на Эрику и, заметив, что глаза ее потухли и вся она сидит какая-то потерянная и поникшая, обеспокоенно спросил:
– Что-нибудь не так?
– Все не так, – сокрушенно ответила она.
– Уж не думаешь ли ты отказаться от своего плана? Не вешай нос, моя радость, найдем мы тебе мужа. Должен же быть на этом пароходе мужчина, который тебе понравится. А может, ты чересчур привередничаешь? Чтобы добиться каких-то результатов, нужно пойти на компромисс.
Эрика бросила на него скептический взгляд.
– Если ты намекаешь на то, чтобы я позволила по отношению к себе какие-то вольности, то я…
– Но ведь от одного невинного поцелуя тебя не убудет, – насмешливо вскинул брови Данте. – Ах, Эрика, Эрика! Как же плохо ты знаешь мужчин! Учиться тебе еще да учиться! Нам мало того, что ты собираешься предложить. Вот если бы ты…
– Нет! – отрезала Эрика. – У меня к мужчинам лишь деловое предложение, не имеющее ничего общего с любовными заигрываниями.
Фаулер поднялся и, подойдя к ней, помог ей встать.
– Неужели то, что произошло вчера, так тебя ничему и не научило? – спросил он. – Мужчине недостаточно одних деловых предложений, да и деньги твои мало кого из них заинтересуют. А вот кое-что другое способно их привлечь.
– А мне это, как ты выражаешься, «другое» совершенно ни к чему, – равнодушно заявила Эрика.
– Ну и что ты собираешься делать дальше? Бросаться за борт? – поддразнил Данте, выводя ее из шумного салона на палубу.
– Ты, наверное, забыл, что я боюсь высоты? – проворчала Эрика.
Фаулер хмыкнул и легонько щелкнул ее по носу.
– Нужно действовать по-другому. У меня к тебе есть одно предложение. – И он притянул Эрику к себе, не сводя с нее пристального взгляда. – Оно тебе, конечно, может не понравиться, но я…
– Данте? – послышался в этот момент позади мужской голос. – Похоже, я единственный мужчина, которого ты еще не успел познакомить с этой обворожительной красавицей?
Данте недовольно обернулся. Рядом с ним стоял Эллиот Лесситер.
Данте и в самом деле в последнее время избегал своего давнего друга, а теперь и вовсе подумал, что лучше бы уж тот сейчас провалился сквозь землю.
– Конечно, нет, – солгал Данте. – Просто я ждал подходящего момента, чтобы представить тебе Эрику поторжественнее, но ты все испортил. Итак, знакомьтесь. Это, моя дорогая Эрика, Эллиот Лесситер, один из самых богатых банкиров Натчеза.
После чего Данте нехотя поклонился и удалился в салон, бросив на Эрику многозначительный взгляд, предупреждавший о том, чтобы она держала с этим типом ухо востро.
Как только Фаулер скрылся из вида, Эрика оценивающе оглядела стоявшего перед ней мужчину, улыбка которого оказалась столь же обезоруживающей, как и улыбка Данте. Если и Эллиот такой же темпераментный, как и ее остальные новые знакомые, ей предстоит еще один тяжелый день.
– Я восхищался вами издалека со вчерашнего утра, когда увидел, как вы прогуливались по палубе под руку с Данте. – Эллиот обернулся, желая убедиться, что капитан ушел достаточно далеко и ничего не слышит. – И я просто поражен, что Данте с такой легкостью оставил нас одних и удалился.
Эрику же это абсолютно не удивляло.
– Мы с Данте просто друзья, и не более того, – заверила она Лесситера.
– Рад это слышать. Мне бы очень не хотелось отбивать вас у своего старого друга, а я бы непременно этим занялся, – заметил он и, одарив Эрику ослепительной улыбкой, взял ее под руку и повел по палубе. – Вы едете в Натчез или Сент-Луис, Эрика?
– Я еду в Натчез навестить тетушку, – сообщила Эрика, удивляясь тому, что прикосновение этого нового знакомого не вызвало у нее взрыва негодования, что происходило всякий раз, стоило до нее дотронуться любому мужчине, кроме Данте.
– Отлично… – пробормотал Эллиот, чувствуя, как нежный аромат, исходящий от Эрики, кружит ему голову.
Значит, он не только насладится обществом Эрики во время путешествия, но и сможет приударить за этой ослепительной красавицей на суше.
Тяжело вздохнув, Эрика скинула туфли и рухнула в кресло. Она вспомнила, как Данте взглядом предупреждал ее быть с Эллиотом Лесситером поосторожнее, и озабоченно нахмурилась. Однако опасения Данте оказались напрасными. Эллиот вел себя с ней как настоящий джентльмен.
Эрика начала стаскивать платье с плеч и в ту же секунду тихонько ахнула: дверь в каюту отворилась, и на пороге возник Данте. Вид у него был настолько самоуверенный, словно он входил в свою собственную каюту. Эрика судорожно пыталась натянуть злосчастное платье обратно на плечи.
– Нужно стучаться! – рявкнула она и залилась краской от стыда, когда Данте окинул жадным взглядом ее едва прикрытое тело.
Ну почему в присутствии этого человека ей постоянно приходится краснеть!
– Стучаться? В дверь каюты моего брата? – фыркнул Данте. – Я имею полное право на все, что находится в этом помещении, Эрика!
И в подтверждение своих наглых слов он шагнул к ней и сгреб ее в охапку. Эрика понять не могла, что такое на него нашло, однако, почувствовав на своих губах запах виски и табака, сообразила, что Фаулер не совсем трезв.
Эрика была слишком ошарашена происходящим, чтобы сопротивляться, но, прежде чем смогла здраво оценить ситуацию, почувствовала, как ее предательское тело, словно повинуясь собственной независимой воле, прижалось к мускулистому телу Данте, этого зеленоглазого красавца. Объятие его было нетерпеливым и жадным, словно у человека, умирающего от голода, которому вдруг дали поесть. Во время их первой встречи, когда он так бесцеремонно отнял у нее девственность, он был нежен и ласков, но сейчас от этой нежности не осталось и следа.
Губы его грубо мяли ее губы, руки дерзко бродили по телу, исследуя каждую выпуклость, каждую впадинку, словно он имел на это полное право. «Обращается со мной как с собственностью!» – возмущенно подумала Эрика. Ее бесило то, что Данте так себя ведет с ней. Но еще больше ее раздражало то, что ее тело со всей страстью отзывается на грубые ласки Данте. Поцелуи его пробудили в ней такое безудержное желание, что Эрике с трудом удавалось сдерживаться, чтобы не прильнуть к нему еще теснее.
Всего несколько минут назад Данте сидел в салоне, погруженный в мрачные раздумья. Он то и дело представлял себе Эрику в объятиях Эллиота и ругал себя на чем свет стоит за то, что познакомил их. И она тоже хороша! Вместо того чтобы мило беседовать с ним, Данте, вешается на шею каждому встречному и поперечному! Черт бы побрал этого Эллиота! Ну почему ему взбрело в голову приехать на празднование Марди-Гра? Сидел бы себе дома да считал и пересчитывал свои мерзкие денежки!
– Ну что, Эллиот тебя так целовал? – прошептал Данте, легонько кусая Эрику за нижнюю губу. – Хотела ты его так сильно, как и меня, когда я в первый раз тебя обнял?
– Я не разрешала ему себя обнимать, – не подумав, выпалила Эрика.
Незаметно улыбнувшись, Данте коснулся губами стройной шеи Эрики.
– Но почему, Эрика? – спросил он, осыпая легкими поцелуями ее плечи, потом нежную, цвета густых сливок, грудь.
Язык его коснулся одного розового бутона, отчего у Эрики перехватило дыхание, потом другого. Рука скользнула вниз, прошлась по нежному животу, стянула и отбросила в сторону ненужное платье, мешавшее вдоволь насладиться соблазнительным телом Эрики.
Слабый стон сорвался с губ Эрики, когда Данте принялся нежно ласкать ее бедра. Ее бросало то в жар, то в холод, дыхание прерывалось, хотелось высвободиться из этих страстных объятий, но не было сил. А неугомонные пальцы Фаулера скользнули ниже, забрались в обволакивающее теплом средоточие женственности, и Эрика, содрогнувшись от острого наслаждения, прижалась к Данте еще крепче. Ее нежные руки скользнули под лацканы его куртки, обвились вокруг шеи, притянули к себе его голову. Губы жадно прильнули к его губам. Данте, не переставая ласкать ее бедра, с жаром ответил на поцелуй Эрики, и страсть вспыхнула в них с новой, удесятеренной силой. Эрика знала: о чем бы Данте ни попросил ее, она с радостью отдаст, он всецело подчинил ее своей воле.
Губы Фаулера вновь скользнули по ее шее, рука коснулась груди, затеребила нежный розовый сосок, и вскоре Эрика почувствовала такое острое наслаждение, что едва не потеряла сознание. Тело горело словно в огне, голова шла кругом. И вновь рука Данте скользнула вниз и принялась ласкать мягкое интимное местечко, сводя Эрику с ума от наслаждения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...