ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Спокойной ночи, Эллиот.
Подхватив Эрику на руки, Данте понес ее к кровати. Глаза его блестели в предвкушении близкого наслаждения.
– Ну, так на чем же мы остановились, прежде чем нас так бесцеремонно прервали?
– Вот на чем… – прошептала Эрика, поцеловав Данте за ухом. – И на этом…
Ее влажные губы прошлись по щеке Данте и прильнули к его зовущему рту.
Данте с жаром ответил на ее поцелуй, и вновь волна страсти подхватила их обоих и унесла в прекрасный заоблачный мир. Эрика провела нетерпеливыми руками по его бедрам, потом по пояснице, по груди, поросшей жесткими курчавыми волосами, и Данте застонал от наслаждения. Сердце его колотилось так сильно, что он даже испугался. Наконец, когда терпеть ее исступленные ласки больше не было сил, он прижал Эрику к себе, трепеща всем телом от неистового желания.
– Эрика… – прошептал он, задыхаясь. – Я хочу тебя…
Его тихий шепот словно подхлестнул ее. Взгляды их встретились, и Эрика увидела в них желание, не менее сильное, чем у нее самой. Тогда она осторожно раздвинула ноги, призывая Данте насладиться ее трепетным телом, что он не замедлил сделать.
И мир вокруг них вспыхнул и засиял радужными красками. Эрика вдруг ощутила, что Данте принадлежит ей, ей одной. Впрочем, это не имело большого значения. Оба они были единым целым, даря друг другу наслаждение, от которого захватывало дух. Время для них остановилось. Они забыли, где находятся, что с ними происходит. Страсть, словно обретя крылья, взмывала все выше и выше, увлекая их за собой в такие неведомые дали, о существовании которых Данте даже не догадывался. Эрика своими смелыми бурными ласками довела его до умопомрачения. Данте не мог ни думать, ни дышать. Он был в состоянии лишь ощущать все жарче разгоравшееся в груди неиссякаемое пламя – словно там проснулся дремавший доселе вулкан.
И наконец оно вспыхнуло в нем настолько яростно, что Данте, застонав от блаженства, содрогнулся всем телом. Он давно мечтал о наслаждении, которое подарит ему эта черноволосая прелестница, но подобной остроты чувств не мог себе и представить. Эрика словно увлекла его за собой на небеса, ввела во врата рая, а потом осторожно опустила на землю.
Легонько поцеловав Фаулера в плечо, Эрика удовлетворенно вздохнула. Она знала, что их ночь любви будет потрясающей, но чтобы настолько – и помыслить не могла.
– Неужели любовь всегда приносит такое удовольствие? – невинным голосом поинтересовалась она.
Взглянув на прекрасное лицо Эрики, только что пылавшее страстью, а теперь спокойное и умиротворенное, Данте улыбнулся.
– Только если ты находишься в моих объятиях, – насмешливо ответил он.
Она взглянула в глаза Данте, и на губах ее мелькнула лукавая улыбка.
– Хотя в плавучем театре повторного представления не предвидится, мне хотелось бы еще раз проиграть последнюю сцену, – проговорила она, пройдясь руками по бедрам Данте, а потом по его спине. – Если, по твоим словам, мне больше не придется ни с кем испытать такого удовольствия, как с тобой, было бы глупо спать, когда ты рядом.
– Опять?! – изумился Данте. Боже правый, оказывается, от этой девицы можно ожидать чего угодно. – Я должен хотя бы отдышаться. Дай мне немного собраться с силами.
Эрика тихонько рассмеялась. Данте издевался над ней с тех пор, как обнаружил ее в своем шкафу, и теперь ей доставляло истинное удовольствие платить ему той же монетой.
– Неужели больше не можешь? Вот уж не ожидала!
У Фаулера возникло непреодолимое желание задушить ее. Никогда еще его мужское достоинство не подвергалось сомнению, но ведь и он прежде не встречал такую женщину, как Эрика. Все остальные ей и в подметки не годились.
– Нужно было отдать тебя этим троим мерзавцам, – язвительно заметил он.
Эрика обняла его за плечи, потом погрузила свои нежные пальцы в его темные волосы. Тихонько хмыкнув, прильнула к Данте всем телом.
– Ты считаешь, что если один мужчина не в силах меня удовлетворить, то трое с этой задачей блестяще справятся?
Ее теплые губы легонько коснулись его щеки, скользнули по шее, потом по мускулистой груди и, наконец, принялись покрывать поцелуями его бедра.
– Ты сумел пробудить во мне такой голод, что я никак не могу его утолить и ни за что не засну, пока не узнаю наверняка, что ты и в самом деле тот потрясающий мужчина, каким пытаешься передо мной предстать. – Губы Эрики вновь заскользили по его бедрам, и он застонал от удовольствия. – Ну же, прекрасный мой пират, покажи, на что ты способен!
Яростный огонь желания вновь охватил Данте, хотя еще несколько минут назад он не ожидал, что вожделение способно возродиться в нем с новой, удесятеренной силой. Нежные губы Эрики прижались к его рту, и Данте опять почувствовал, что способен на великие подвиги. Нежными прикосновениями и страстными поцелуями эта непредсказуемая девица сумела разжечь в нем угасшее пламя. И снова Эрика с Данте унеслись в неведомые дали, к невиданным наслаждениям. Наконец они вернулись к действительности. Страсть их на какое-то время была утолена.
Притянув Эрику к себе, Фаулер запечатлел на ее губах нежный поцелуй.
– Ну что, колдунья, ты наконец насытилась? – прошептал он, моля Бога, чтобы она хотя бы из вежливости не стала подвергать сомнению его мужское достоинство и сказала «да».
– М-м-м… – удовлетворенно вздохнула Эрика. – Думаю, теперь можно и поспать… по крайней мере чуть-чуть…
Сонно усмехнувшись, Данте еще крепче обнял Эрику, с наслаждением ощущая рядом ее теплое тело. Ее смелые ласки, страсть, с которой она ему отдавалась, изумили его до глубины души. Эта чаровница ни на миг не даст расслабиться, решил он, чувствуя, как у него смыкаются веки. Вспыльчивая и упрямая, она тем не менее была для него желаннее всех остальных женщин.
Услышав медленное, ровное дыхание Данте, Эрика протянула руку и коснулась его мужественного лица, черты которого во сне разгладились и смягчились. Быть может, ей никогда не удастся завоевать любовь этого человека, но она в полной мере насладилась его ласками, и теперь они оба могут идти каждый своей дорогой. Наверное, она обречена всю жизнь любить человека, не отвечающего ей взаимностью, и одновременно отбиваться от мужчин, которые будут пытаться завоевать ее. Эрика поспешила отбросить эту обескураживающую мысль. Лучше подумать о чем-нибудь более приятном. Она лежит в объятиях Данте и будет лежать до тех пор, пока не взойдет солнце, возвестив начало нового дня. И возможно, эта ночь – единственная, которую ей суждено провести с Данте Фаулером, свободолюбивым и независимым человеком.
Глава 10
Когда Данте не вернулся вчера вечером ночевать, Корбин сразу же догадался, где он пропадает, хотя в том, что брат этой ночью не сомкнул глаз, не сомневался. Эта очаровательная девица вскружила брату голову настолько, что он забыл обо всем на свете. Впрочем, перед ее чарами не устоял ни один мужчина на пароходе, а всем женщинам она дала великолепный повод для ревности.
Отбросив эти мысли, Корбин попытался сконцентрироваться на более важных проблемах. Проливные дожди в верховьях Миссисипи привели к тому, что уровень воды в ней поднялся и река грозила выйти из берегов. Лоцман уже предупредил Корбина о том, что если это произойдет – не миновать беды. Нужно было сообщить о случившемся брату. Если придется проходить мимо отмелей и лавировать между завалами деревьев, которых в воде окажется в изобилии, помощь Данте будет просто неоценима. Не дай Бог еще сесть на мель или повредить корпус парохода. Сколько тогда придется здесь проторчать, неизвестно.
– Выходи, у нас проблемы! – крикнул Корбин, постучавшись в дверь своей бывшей каюты.
Эрика с Данте так и подскочили в постели от неожиданности.
Сообразив, что Корбину известно, где и с кем его брат провел эту ночь, Эрика густо покраснела.
– В чем дело, милая? – с деланным недоумением спросил Данте, в действительности отлично понимая, какие чувства испытывает сейчас Эрика: она сквозь землю готова провалиться оттого, что для Корбина их любовные утехи не остались тайной.
– Ты прекрасно знаешь, в чем дело, – прошептала она, натягивая до подбородка простыню. – Ты находишься у меня в каюте, а твой брат далеко не дурак. Он отлично понимает, что мы с тобой здесь не в шахматы играем. – Вне себя от унижения, она жалобно добавила: – Мне теперь стыдно будет смотреть ему в глаза!
Данте вскочил, натянул брюки и направился к двери, бросив по пути:
– Не беспокойся, Корбин не из тех, кто любит сплетничать. Он никому ничего не расскажет.
Если бы у Эрики был заряженный пистолет, она бы с удовольствием застрелилась, чтобы разом покончить со всеми своими страданиями. Вместо того чтобы заниматься поисками подходящей кандидатуры для замужества, она, как самая настоящая уличная девка, заманила Данте в постель и всю ночь предавалась любовным утехам. Пароход вот-вот прибудет в Натчез, а мужа у нее как не было, так и нет. А тут еще Корбин подумает… Эрика застонала от отчаяния и натянула простыню на голову.
Данте приоткрыл дверь.
– Ночью река вышла из берегов, и теперь нас относит прямо на мели. Пулей лети в рулевую рубку! Ты мне нужен.
– Понял, уже лечу, – ответил Данте.
Данте закрыл дверь и стал поспешно натягивать одежду. Сзади послышался какой-то шорох. Обернувшись, Данте увидел, что Эрика, завернувшись в простыню, устремилась в шкаф. Дверца шкафа за ней захлопнулась, и Данте обеспокоенно нахмурился.
– Что это ты там делаешь?
– Одеваюсь, – выпалила Эрика и выскользнула из шкафа, на ходу натягивая платье. – Я иду с тобой. Мне не терпится посмотреть, что там случилось, даже если при этом меня вдруг смоет в воду.
Данте в этот момент уже надевал куртку. Он хмыкнул:
– Не беспокойся. Я сам не собираюсь тонуть и тебе не дам.
– Я в этом не сомневаюсь. Успела уже убедиться, что талантов у тебя – хоть отбавляй, – съязвила Эрика и, подойдя к Данте, повернулась к нему спиной, чтобы он застегнул ей платье.
Губы его скользнули по ее шее, отчего у Эрики холодок прошел по спине.
– Может…
Эрика мгновенно отскочила. Не обращая внимания на чувства, вызванные его прикосновением, она надела туфли. Лучше не вспоминать о том, что было ночью. Она и так многое поставила на карту, проведя столько часов в его объятиях, но теперь не время развлекаться: во-первых, над ними нависла опасность сесть на мель, а во-вторых, ее план все еще далек от завершения.
– С удовольствием воспользовалась хотя бы одним из них, чтобы избавиться от Сэбина, – пробормотала она.
– Позже об этом поговорим, – бросил Данте и, схватив Эрику за руку, потащил к двери. – Сейчас нужно что-то предпринять, чтобы не сесть на мель, а потом посмотрим, как нам избавиться от твоего злополучного жениха.
Эрика была настроена не столь оптимистично. Она сильно сомневалась, что от Сэбина Кейри вообще можно избавиться, однако решила не высказывать своего мнения на этот счет. Сейчас перед ними стоят другие проблемы, и их необходимо решать. Если бы Господь внял ее мольбам, он бы сделал так, чтобы она утонула. Тогда ей не пришлось бы больше видеть этого мерзавца Сэбина.
Когда они с Данте вошли в рубку, Эрика, глянув вниз, тихонько ахнула: река превратилась в узкий лабиринт между песчаными отмелями и поваленными кипарисами, плыть по которому было явно опасно. Она испуганно взглянула на Данте. Выражение его лица было мрачным. Эрика перевела взгляд на Корбина – то же самое. Мужчины явно размышляли, чем ответить на брошенный рекой вызов.
На корме стояли два матроса. Они занимались тем, что опускали в воду трос, пытаясь измерить глубину реки. Эрика с волнением ждала, что они там намеряют. Наконец матросы вытянули трос и обернулись к рубке.
– Две отметки! – крикнул им один из матросов.
– Черт! – тихонько выругался Данте, искоса взглянув на Эрику, которая дергала его за рукав, ожидая хоть каких-то объяснений. – Глубина реки всего двенадцать футов, а «Натчез бель» требуется по крайней мере семь, чтобы не завязнуть в песке. – Взгляд его упал на Корбина. Тот стоял, вцепившись обеими руками в руль. – Нужно предупредить пассажиров. Если сядем на мель, еще, чего доброго, кто-то переломает руки-ноги, а кого-то выбросит за борт.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...