ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Еще миг – и гнедой жеребец уже понесся во весь опор.
У Эрики упало сердце. Она так надеялась, что хрупкая, совсем недавно наладившаяся связь между ней и Данте станет прочнее, но похоже, месть Сэбину Кейри для Данте важнее всего на свете.
Эрика уныло вздохнула. Видно, Данте для нее потерян безвозвратно. Да и немудрено. Она совершенно утратила способность бороться за что бы то ни было или за кого бы то ни было. Впрочем, что она могла предпринять, чтобы удержать Данте? Если бы он испытывал к ней хоть какие-то чувства, он бы отказался от этого дурацкого состязания и нашел бы какой-нибудь другой способ расправиться с Сэбином. А вместо этого он оставил жену и понесся грузить на пароход хлопок. Значит, хлопок для него важнее, чем она, Эрика. Черт бы побрал этого негодяя! Да и она тоже хороша. Вообразила себе, что Данте способен испытывать к ней нежные чувства. Да она для него просто временная любовница, которую в любой момент можно бросить! Сколько еще нужно вытерпеть унижений, чтобы это понять? Ну все, терпению ее пришел конец, решила Эрика, провожая ненавидящим взглядом несущегося бешеным галопом всадника. Пусть таким же галопом уносится и из ее жизни!
– Может, покатаемся? – Голос Рида вывел Эрику из мрачной задумчивости и вернул к действительности.
– Мне хочется сейчас побыть одной, – ответила она и отвернулась, едва сдерживая слезы.
Внимательно оглядевшись по сторонам, Рид пожал плечами:
– Как скажешь, детка. Но я бы на твоем месте не уезжал слишком далеко. Мало ли кто шатается по окрестностям.
Эрика пропустила его слова мимо ушей, не до того ей сейчас было. Вскочив в седло, она галопом поскакала прочь.
«Сама во всем виновата, – печально думала она. – Если бы на празднике не дала волю своему гневу, сидела бы сейчас дома в Новом Орлеане и боролась за права женщин».
И уж конечно, она никогда не попала бы в руки этого негодяя и не вообразила бы себе, что ее жизнь слишком далека от совершенства. Она ее вполне удовлетворяла до того момента, как злодейка-судьба столкнула ее с Данте Фаулером, этим дьяволом во плоти, со смеющимися изумрудными глазами и улыбкой, способной растопить женские сердца. Какая ирония судьбы! Влюбиться в отъявленного негодяя, которого больше интересует хлопок, чем собственная жена! Ей хотелось занять в его жизни прочное место, стать ему другом, с которым можно поделиться самыми сокровенными мыслями, а ему нужна была просто любовница, женщина для плотских утех, которую можно было бы держать в ежовых рукавицах. Эрика была готова пойти на компромисс, однако согласиться на то, чтобы ее втаптывали в грязь, она не могла. Да если бы даже она и пошла на такое унижение, это все равно бы ничего не дало. Данте никогда ее не полюбит.
Внезапно у нее за спиной раздался ехидный смешок, прервавший ее невеселые размышления. Вздрогнув от неожиданности, Эрика обернулась и похолодела от ужаса: позади стояли Сэбин собственной персоной и трое мерзавцев, которых Данте вышвырнул со своего парохода, когда увидел, как они к ней пристают. Эрика пришпорила было свою лошадь, но отъехать не успела: Тимоти схватил ее за поводья.
– Ты ведь знала, что я все равно тебя найду, правда, моя дорогая? – насмешливо спросил Кейри и самодовольно добавил: – Это только первый сюрприз, который я приготовил своему строптивому племянничку.
– Собираешься и на него натравить своих прихвостней? – ядовито бросила Эрика и принялась брыкаться изо всех сил, однако Денби оказался сильнее и, связав ей руки и ноги, забросил на спину лошади Тимоти, словно мешок с мукой.
– С Данте разберутся, можешь не беспокоиться, – заверил Эрику Сэбин, не обращая внимания на ее язвительный тон. – То, что я тебя выкрал, послужит ему хорошим уроком. Он поймет, что со мной ему тягаться бесполезно. А очень скоро он заплатит за то, что встал у меня на пути.
Теперь Эрика была бы рада хоть всю жизнь просидеть за надежными стенами особняка Данте, да было поздно. Она понимала, что от Сэбина с его головорезами ей не придется ждать ничего хорошего, и в то же время все бы отдала, лишь бы узнать, какую участь Сэбин уготовил Данте. Извиваясь всем телом, Эрика попыталась освободиться от пут, – тщетно! Связанная, с кляпом во рту, она была вынуждена всю дорогу до Натчеза выслушивать ненавистный смех Сэбина, ехавшего впереди.
Глава 16
Яростный взгляд Данте, казалось, пригвоздил Рида к стене.
– Черт бы тебя побрал! Я думал, что могу на тебя положиться, но, похоже, ошибся! Может, за последние годы ты переметнулся на другую сторону? – Его зеленые глаза полоснули Рида презрительным огнем. – Я уже начинаю думать, что совсем тебя не знаю. Кто ты мне, друг или враг? Отвечай, Рид!
– Да откуда, черт подери, мне было знать, что Сэбину Кейри нужна твоя жена? – завопил Рид, пытаясь высвободиться из цепких рук Данте: тот схватил его за ворот, не давая ни вздохнуть ни охнуть.
– Вот и выкладывай – откуда! – Данте заскрежетал зубами и с ненавистью уставился на Рида. – А то странно как-то получается. Ты приносишь мне известие от моего дядюшки, а через несколько минут ее похищают. Я знаю, как ты любишь денежки, Эшер. Сколько тебе заплатили за то, чтобы ты оставил Эрику одну?
– Подожди, остынь немного. – Риду наконец удалось оторвать руки Данте от ворота своей рубашки. – Какое ты имеешь право обвинять меня? Просто мы с Сэбином совершенно случайно встретились в таверне.
Данте не знал что и думать. Они с Ридом когда-то были хорошими приятелями, но с тех пор прошло уже немало лет. Что, если старый дружок продал его за понюшку табаку?
Тяжело вздохнув, Данте развернул записку от Сэбина, которую сжимал в кулаке, и еще раз перечитал ее.
«Не волнуйся, племянничек. Эрика в надежных руках. Мы с моей новоиспеченной женой будем с нетерпением ждать тебя в Новом Орлеане».
Фаулер выругался.
– Если этот подонок посмеет поднять руку на Эрику, я его придушу, – мрачно заявил он и, сорвавшись с места, выскочил в холл. Рид бросился за ним.
– Что ты собираешься делать? – спросил он.
– Соберу команду и возьму курс на Новый Орлеан, – нехотя проговорил Данте. – Нужно было догадаться, зачем этот подонок Сэбин послал тебя ко мне. Он хотел, чтобы Эрика осталась одна.
Приехав на пристань и увидев, что пароход уже отчалил, Данте издал яростный вопль. Этот негодяй Сэбин и здесь его обскакал! Пока Данте метался по пристани в поисках своей команды, которую хитроумный дядюшка выманил на берег, посулив матросам бесплатную выпивку, сам виновник всего этого переполоха стоял на палубе своего парохода «Удачливая леди», облокотясь о поручни, и наслаждался заслуженной победой. Какой же он все-таки молодец! Эрика сидит в каюте, с которой его верные люди глаз не спускают, пароход до отказа набит хлопком, а Данте бегает по Натчезу в поисках своих матросов, от которых – если он их и найдет – все равно не будет никакого толку: успеют напиться до потери пульса.
Тишину нарушил отчаянный крик Эрики, и Сэбин, недовольно поморщившись, направился к ее каюте.
– Еще раз крикнешь, пеняй на себя! – мрачно предупредил он Эрику, входя в каюту, и потянулся к кляпу, который эта несносная девчонка каким-то образом умудрилась вытолкнуть изо рта.
– Я требую привести ко мне отца! – яростно выпалила Эрика. – Ты не имеешь права держать меня здесь!
– Очень даже имею, – возразил Сэбин, угрожающе улыбаясь. – Через неделю твой брак с Данте будет расторгнут и ты станешь моей женой. – Он провел шишковатым пальцем по ее красной от гнева щеке, и Эрика брезгливо отшатнулась. – Ничего-ничего… Скоро я научу тебя, как надлежит вести себя жене плантатора.
– Я никогда не выйду за тебя замуж! – дрожащим от ярости голосом воскликнула Эрика и сделала отчаянный рывок вперед. – Мне противно, даже когда ты до меня дотрагиваешься!
Кейри выпрямился во весь рост. На губах его появилась злорадная ухмылка.
– И тем не менее ты будешь терпеть мои прикосновения и ласки. Не воображай, что сможешь обратиться за помощью к Эвери. У него и своих забот хватает.
– Как тебе удалось подчинить себе моего отца? – выкрикнула Эрика.
Сэбин, который направился было к двери, остановился и, опершись на свою трость, проговорил:
– А вот это касается только меня и Эвери, дорогуша. Если бы он хотел, чтобы ты об этом знала, давно бы тебе все рассказал. И то, что он этого не сделал, мне только на руку. Так что Эвери не встанет у меня на пути. Я очарован твоей красотой, крошка, но с твоим бешеным темпераментом придется что-то делать. Ну да ладно, справлюсь, не сомневайся.
Эрика едва удержалась, чтобы не плюнуть Сэбину в лицо. Как же она ненавидела этого негодяя, развращенного до мозга костей! Если уж он что-то задумал, то ни перед чем не остановится, чтобы получить желаемое. Черт бы его подрал! Ну ничего, когда-нибудь он сполна получит за все те несчастья, которые причинил людям. Он заплатит за то, что использовал их в своих интересах, высасывая из них все соки, словно голодная пиявка. Другого такого негодяя и подонка свет не видывал. Будь он проклят!
Пока Кейри, самодовольно ухмыляясь, мерил шагами палубу, Эрика предавалась мрачным раздумьям. Наконец-то она поняла, что заставило Данте принять этот рискованный вызов. Ненависть! Да она и сама ненавидела Сэбина всеми фибрами души. Никогда в жизни ей еще не доводилось так сильно презирать кого-то, как она презирала Сэбина Кейри.
Откинувшись на спинку стула, Эрика поерзала, устраиваясь поудобнее, – проклятые веревки больно впивались в тело. Придется ей довольствоваться сладостными воспоминаниями об опьяняющих поцелуях и божественных ласках Данте. Воспоминания – единственное, что у нее есть и останется, если Сэбин добьется своего. Но ему никогда не удастся сломить ее дух, как он сделал это с ее отцом. Пусть забьет ее до смерти, она все равно будет любить Данте. И никому, даже самому дьяволу, это не под силу изменить.
Фаулер уже отчаялся догнать пароход Сэбина. Скольких сил ему стоила эта гонка, уму непостижимо! Он приказал машинисту идти на самой предельной скорости, только чтобы не взорвались котлы. Останавливались лишь в случае крайней необходимости, когда запасы дров подходили к концу. И все без толку…
– Что-то ты сегодня все больше молчишь, капитан, – заметил Рид, подходя к Данте, не отрывавшему глаз от реки.
– Всякие мысли лезут в голову, – пробормотал Фаулер и еще крепче сжал руль. Пароход шел вблизи отмели, из воды торчали ветви деревьев: точь-в-точь руки призраков, готовых в любую минуту его схватить.
– Не иначе, как о своей жене, – заметил Рид и, взглянув на усталое лицо Данте, продолжал: – Помнится, ты говорил, что женился на этой красотке, чтобы добраться до своего дядюшки, но у меня такое чувство, что дело тут не только в этом. Я еще ни разу не видел, чтобы ты так сильно увлекся какой-нибудь девицей.
И, облокотившись о подоконник, Рид стряхнул пепел со своей сигары прямо на палубу.
– Что ты делаешь, черт тебя подери! – яростно заорал Данте. – Хочешь устроить пожар? Мне и без того забот хватает!
Затоптав пепел ногой, Рид вернулся к интересовавшей его теме:
– Признайся, капитан, ведь ты испытываешь к этой красотке теплые чувства.
Но Данте было не до душевных излияний. Единственное, чего ему хотелось, – это свернуть Сэбину шею. Фаулер был вне себя от маячившей впереди грозной перспективы проиграть гонку. Кроме того, его мучила мысль, что Сэбин попытается затащить его жену в постель. Впрочем, успокаивал себя Данте, Эрика без боя не сдастся. Если этот подонок посмеет к ней прикоснуться, она ему глаза выцарапает. Она ненавидит этого негодяя. Но вот что Сэбин сделает с Эрикой, если она на него бросится, и подумать страшно.
– Тебе что, больше делать нечего, как донимать меня дурацкими вопросами? – бросил он Риду.
– Ты же в эту поездку не взял на борт пассажиров, а я ненавижу пить в одиночку, – хмыкнул Рид, не обращая внимания на грозный тон капитана. – Значит, этой гонкой мы обязаны твоей развеселой женушке?
– Хватит, Рид! – взорвался Данте. – Давай поговорим лучше о чем-нибудь другом. На какую угодно тему, только не о моей жене!
– Что, больное место? – поддразнил капитана Рид и печально покачал головой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...