ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Рид… Он предал Данте!
– Драгоценности – мои, племянничек, – ухмыльнулся Сэбин. Данте, однако, и бровью не повел, и Кейри раздраженно продолжал: – Ты разорен, и ничего ты мне больше сделать не сможешь. – С губ его сорвался безумный смех. – Ты ничем не отличаешься от своего папаши – такой же самодовольный осел! Твоя мать влачила с Домиником жалкое существование, до тех пор пока я ее от него не избавил. Ты обвинял меня в том, что я превратил жизнь Мэгги в ад, а по-моему, жизнь ее была адом, пока она жила с твоим отцом. И теперь Мэгги должна благодарить меня за то, что я освободил ее от ублюдка, за которого ее заставили выйти замуж.
Эрика только диву давалась, как может Данте спокойно выслушивать мерзкие оскорбления Сэбина. Ее так и подмывало выцарапать глаза этому негодяю, и она непременно бы это сделала, если бы Фаулер не вцепился ей в руку и не помешал сорваться с места.
– Ничего, будет и на нашей улице праздник, – заметил Данте. – Пусть дядюшка поговорит, а мы пока послушаем.
– Что ты теперь предпримешь, племянничек? – насмехался Сэбин. – Украдешь еще один корабль и снова отправишься на поиски сокровищ? Говорят, на ошибках учатся, но, похоже, к тебе это не относится. Отца твоего было никак не научить уму-разуму, да и ты ничем не лучше. Где уж тебе со мной справиться!
– Ты так считаешь? – Данте вскинул темные брови и, обернувшись к карете, бросил: – Рид, выходи. Похоже, мой дядюшка так и не понял, зачем ты к нему приходил.
Рид неторопливо вышел из-за кареты и с самодовольной улыбкой вытащил из кармана кошелек с деньгами.
– Я в точности следовал твоим инструкциям, капитан. И Кейри, как ты и предполагал, проглотил наживку. – Он окинул Сэбина презрительным взглядом. – Когда ты похищал Эрику, Кейри, ты ловко использовал меня, а теперь сам попался на крючок. И меня это страшно радует.
Данте подхватил кошелек, который бросил ему Эшер, и с вызывающей улыбкой повернулся к онемевшему от удивления дядюшке.
– Никогда не знаешь, кому можно доверять, а кому нет. Верно, дядюшка? – насмешливо спросил он и указал на мешочки с драгоценностями, которые Сэбин по-прежнему сжимал в руках. – На твоем месте я не стал бы пытаться продать эти драгоценности. Поскольку найдены они на Юкатане, мексиканскому правительству очень интересно будет знать, что с ними стало и где они в данный момент находятся. Так что советую добровольно вернуть эти реликвии в Мексику, если не хочешь, чтобы тебя обвинили в похищении сокровищ древнейших цивилизаций.
– Я смешаю твое имя с грязью! – злобно прошипел Сэбин, вперившись мстительным взглядом в Эвери. – Если Эрика не поедет со мной, я разнесу твою тайну по всему Новому Орлеану. Над тобой будут смеяться по всей дельте Миссисипи. Ты не сможешь даже по улицам спокойно ходить. Будешь прятать голову, как страус!
Эвери гордо вскинул голову:
– Ничего ты мне больше не сделаешь, Сэбин! Можешь распространять обо мне какие угодно злобные слухи, мне все равно. В глубине души я понимаю, что не сделал ничего такого, чего можно было бы стыдиться. Это ты убил Доминика, а не я. Ты заплатил Тимоти Торну, чтобы тот проник на «Натчез бель» и поджег корабль, когда стало ясно, что Данте выиграет гонку. – Голос Эвери набирал силу. У него словно камень свалился с плеч. Наконец-то тяжелый груз, который он носил в душе со дня смерти Доминика, растворился без следа. – Вот что я тебе скажу, бесчестный, злобный ты человек! Ты никогда больше не продашь в Новом Орлеане ни одного тюка хлопка! Уж я об этом позабочусь, будь уверен! Устраивай свои делишки где-нибудь в другом месте. Пусть я даже разорюсь, но не стану иметь с тобой никаких дел. Ты отравляешь все, к чему бы ни прикоснулся, и мне невероятно стыдно, что я позволил тебе вертеть мною, как тебе вздумается.
Сэбин обвел диким взглядом стоявших перед ним людей. Ярость клокотала в нем, готовая вот-вот выплеснуться наружу, словно раскаленная лава из вулкана. Он жаждал мести. Как же ему хотелось уничтожить эту ненавистную четверку, пытавшуюся стереть его с лица земли и разрушить огромную империю, созданную им на юге. Он потерял власть над Эвери, а Рид и Данте сумели заставить его потратить целое состояние на драгоценности, которые не стоили ломаного гроша.
– Похоже, это ты теперь пребываешь в бедственном положении, – заметил Фаулер, одарив дядюшку бесстрашной улыбкой, которая окончательно вывела Кейри из себя. – Никто тебе больше не верит, никто тебя не уважает. Думаю, ты получил по заслугам.
Когда Данте, взяв Эрику за руку, повел ее к пароходу, глаза Сэбина налились кровью. Все, что он так тщательно спланировал, пошло прахом! Сколько он сил положил на то, чтобы сделать Эвери Беннета своим рабом, а его дочь – своей женой, и все напрасно! Нет, он этого так не оставит! Кровь взыграла в Сэбине. Выхватив из кармана пистолет, он прицелился племяннику в спину.
– Данте! – злобно взревел он. – Обернись! Посмотри на меня! Я хочу видеть твое лицо, когда буду вышибать твои мозги!
У Эрики замерло сердце, когда, обернувшись через плечо, она увидела в глазах Кейри кровожадный блеск.
– Нет! – закричала она, заслоняя собой Данте.
Фаулер оттащил Эрику в сторону и, гордо вскинув голову, встретился спокойным взглядом с Сэбином.
– Ты что, собрался убивать меня в присутствии стольких свидетелей, дядя? – не обращая внимания на нацеленный ему в грудь пистолет, невозмутимо спросил он. – Оглянись-ка вокруг. Твое черное сердце тоже на мушке. В него нацелено целых два пистолета. – Данте указал на Эвери и Рида. – Так что, если я умру, ты последуешь за мной. – Данте окинул Сэбина презрительным взглядом и тихонько рассмеялся. – Пораскинь-ка мозгами. Теперь, когда Мэгги исчезла, если ты умрешь, твое состояние перейдет к Корбину и ко мне. – Данте помолчал, давая Сэбину время поразмыслить над его словами, и продолжил: – Какая была бы ирония судьбы, если бы сын Доминика унаследовал твое состояние! Похоже, что бы ты ни предпринял, в конечном счете я все равно останусь в выигрыше. – Мрачная улыбка тронула губы капитана, когда он увидел, что Сэбин колеблется. – Теперь ты знаешь, какую муку испытывали твои жертвы, когда попадались в расставленную тобой ловушку. – Данте насмешливо вскинул брови, видя, что Кейри так и не взвел курок. – Ну так что, дядюшка? Кто будет владельцем твоего состояния?
Заскрежетав зубами от ярости, Сэбин опустил руку и, круто развернувшись, забрался в свою карету. Эрика с облегчением вздохнула, когда экипаж повернул за угол и скрылся из виду. Данте выиграл этот поединок, однако у нее было ощущение, что битва еще не закончена. А пока не станет ясно, что Сэбин никогда больше не сможет им угрожать, Эрика не заснет спокойно.
– Думаю, нужно сообщить в полицию о том, что Сэбин неоднократно нарушал закон. Пусть они его арестуют. – Эрика перевела взгляд с отца на Данте. – Отец наверняка не откажется подтвердить, что Сэбин заплатил этому Тимоти Торну, чтобы тот поджег «Натчез бель», а я буду счастлива представить Сэбину обвинение в том, что он похитил меня с твоей плантации.
– Думаю, Эрика права. Сэбин заслуживает того, чтобы его посадили в тюрьму, – подал голос Эвери. – Я ему не доверяю. Пусть шериф подержит его и Тимоти Торна в камере до тех пор, пока ты не уладишь свои дела в Натчезе. А когда вернешься, состоится суд.
Данте, задумчиво взглянув на Эвери, кивнул в знак согласия.
– Если Сэбин посидит в грязной тюремной камере чуть дольше, чем требуется, это пойдет ему только на пользу. Одиночная камера у кого угодно отобьет охоту к вынашиванию коварных замыслов.
– Я останусь в Новом Орлеане и прослежу за тем, чтобы Сэбина схватили и посадили, и следующим же пароходом мы с Джейми прибудем в Натчез. – Эвери шутливо погрозил Эрике пальцем. – И не вздумай снова выходить замуж за этого молодого человека, до тех пор пока я не приеду и сам тебя не выдам.
– Обещаем не давать друг другу клятву верности, пока вы с Джейми не приедете, – заверил его Данте и, обняв Эрику за талию, притянул к себе.
Внимательно оглядев Фаулера, Эвери задумчиво кивнул.
– Похоже, наконец-то моя строптивая дочь встретилась с мужчиной себе под стать, – заметил он. – Должен, однако, предупредить тебя, Данте, что жизнь с этой особой не покажется тебе скучной.
Данте беззаботно улыбнулся Беннету.
– Хотя я прекрасно понимаю, что ты прав, я не стану жаловаться. Я уже достаточно пожил без нее и больше не хочу. Предпочитаю попробовать счастья с этой обворожительной девицей.
Когда Эвери, попрощавшись, поспешил в полицию, чтобы рассказать о злодеяниях Сэбина и Тимоти и попросить полицейских арестовать негодяев, Данте повел Эрику к «Удачливой леди».
– Знаешь, по-моему, мы с твоим отцом нашли общий язык, – заметил Данте. – Теперь я понимаю, почему мама влюбилась в него. Мне он тоже нравится… почти так же, как его дочь.
– Ты сумел возродить в нем чувство собственного достоинства, и я тебе всегда буду за это благодарна, – пробормотала Эрика, и слезы навернулись у нее на глаза. – Спасибо тебе. Я перед тобой в долгу.
– Ничего, ты можешь вернуть мне этот долг, – заявил Данте, и в его изумрудных глазах заплясали веселые искорки. – И мы уладим этот вопрос, как только устроимся в нашей каюте, распакуем вещи и прочее.
Взгляд его дал Эрике понять, что же подразумевает Фаулер под уплатой долга. Лукаво улыбнувшись, она заметила:
– А зачем нам ждать? Я могу отблагодарить тебя и раньше, верно?
Из широкой груди Данте вырвался смешок, и он быстро повел Эрику по главной палубе к трапу, ведущему к их каюте.
– Ах ты бесстыдница! – бросил он. – Приличные молодые девушки в обморок бы попадали, услышав такое!
– Ну и черт с ними! И потом, почему я должна притворяться какой-то недотрогой? Мы с тобой стали близки с самой первой ночи, как только познакомились.
При этом приятном воспоминании Данте широко улыбнулся.
– Ну и ночка была, помнишь? – сладострастно прошептал он. – Я бы не прочь…
– Капитан, может, принести вам с Эрикой чего-нибудь выпить, чтобы отпраздновать победу? – прервал его голос Рида.
– Потом, – рассеянно бросил Данте, не отрывая взгляда от соблазнительно покачивающихся бедер Эрики, шествовавшей впереди. – Нам с Эрикой нужно кое-что обсудить.
– Да что ты говоришь? – ухмыльнулся Рид. Неужели Данте его за дурака держит? – У тебя до свадьбы еще целых пять дней впереди. Уж конечно, вы могли бы…
– Нет, не могли бы! – отрезал капитан, открывая дверь в каюту. Но увидев, как помрачнело лицо Рида, добавил: – Присоединимся к тебе за ужином. – И захлопнул дверь прямо перед носом Эшера.
Рид тихонько ругнулся. «Данте так влюбился в эту черноволосую девицу, что мечтает только о том, как бы поскорее остаться с ней наедине», – подумал он, направляясь к салону. Он прекрасно понимал, как в основном будет капитан проводить время на протяжении путешествия. Только вот, черт подери, как ему самому скоротать время до Натчеза? Ответ на этот вопрос еще сильнее обеспокоил Эшера, после того как, постучав в дверь каюты, чтобы сообщить капитану о том, что ужин подан, он услышал сдавленное: «Позже, Рид».
Рид задумчиво смотрел на реку, размышляя, как такой мощный мужчина, как Данте, может так долго обходиться без еды. Наверное, все-таки поговорка «Любовью сыт не будешь» не соответствует действительности.
Глава 26
Выглянув в окно, Леона Фаулер увидела, как перед ее домом остановился экипаж Данте, и радостная улыбка осветила ее лицо. Последние несколько дней выдались на редкость суматошными. Полным ходом шла подготовка к свадебной церемонии, которая должна была состояться завтра и которую все ждали с нетерпением. Все, за исключением Эллиота Лесситера, с грустью подумала Леона, направляясь к двери. Когда Эллиот узнал, что Эрика в Натчезе и что она собирается во второй раз выйти замуж за своего первого мужа, он пришел в неописуемую ярость. Все последние дни он сидел дома, запершись в своей комнате, отказываясь принимать кого бы то ни было, и пил беспробудно с утра до ночи.
Отбросив эти неприятные мысли, Леона взялась за ручку двери. Она пригласила молодоженов на ужин и наконец-то убедила Корбина, что пришла пора Данте заглянуть в прошлое.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...