ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Сдавшись, Корбин приступил к торжественному обряду, но когда Эрика, сказав свою фамилию, начала произносить слова клятвы, у него рот приоткрылся от удивления.
– Я, Эрика Мишель Беннет, торжественно клянусь, что…
– Беннет?! – разом воскликнули Корбин и Данте, изумленно уставившись на нее.
– Неужели ты дочь Эвери Беннета? – простонал Данте.
Эрика нахмурилась. Почему эти двое смотрят на нее с таким выражением, словно узнали, что она больна проказой? Данте бледен как простыня, да и Корбин не лучше – стоит будто аршин проглотил и таращит на нее глаза.
– Вы знаете моего отца? – спросила она, хотя и так было ясно, что знают, и, похоже, не с самой лучшей стороны.
– Да, – пробормотал наконец Данте и кивнул Корбину: – Продолжай быстрее. У нас очень мало времени.
– Ты уверен? – Корбин спокойно взглянул на хмурого брата. – Может, передумал?
– Нет, черт подери! – Данте метнул на него яростный взгляд. – Заканчивай церемонию, да побыстрее! У меня уже терпение на исходе!
Корбин нехотя продолжил, настороженно глядя на Эрику и с сочувствием – на брата: бедняга, угораздило ведь жениться не на ком-нибудь, а на дочери Эвери Беннета.
– А теперь поцелуем новобрачную, – проговорил Корбин, направляясь к Эрике с намерением запечатлеть на ее щеке поцелуй.
– С этим я и сам в состоянии справиться, – проворчал Данте, упершись рукой ему в грудь. – Не сочти за грубость, но когда будешь уходить, не хлопай дверью. И пожалуйста, попроси Эллиота зайти ко мне. Нам нужно обсудить кое-что чрезвычайно важное.
Корбин обеспокоенно взглянул на брата. Он прекрасно понимал, как трудно ему будет сообщить о том, что сейчас произошло, своему лучшему другу. Данте уже рассказал брату, какие отношения связывают его с Эрикой, так что тот был в курсе всех дел. По мнению Корбина, братец его попал в чрезвычайно щекотливую ситуацию. А теперь, когда стало известно, кто отец Эрики, положение еще более осложнилось. Данте неминуемо придется столкнуться с Сэбином Кейри, не говоря уж об Эвери Беннете. Кроме того, эта скоропалительная женитьба наверняка расстроит его дружбу с Эллиотом. Корбин вообще сильно сомневался, что Данте отдает себе отчет в том, что делает. После несчастного случая, произошедшего с ним сегодня утром, голова у него, похоже, плохо работает.
– Я-то, конечно, попрошу, если ты уверен, что именно в данный момент хочешь его видеть, – проговорил Корбин, глядя брату в глаза.
– Я хочу покончить с этим прямо сейчас, – рассеянно произнес Данте, потирая виски: голова просто раскалывалась.
Когда Корбин вышел из каюты, Данте тяжело опустился в кресло и горестно вздохнул. За те несколько минут, что он провел на ногах, он чрезвычайно устал, а для серьезного разговора с Эллиотом, который ему предстоит, потребуется много сил.
– Мне кажется, тебе лучше пойти в рубку к Корбину, – обратился он к Эрике. – Мы с Эллиотом должны поговорить наедине.
– Может, мне лучше самой сообщить ему…
– Нет! – решительно прервал ее Данте. – Я сам ему все скажу.
– Но ведь это я виновата в том, что Эллиот…
– Уходи отсюда поскорее. Я не хочу, чтобы ты встретилась с Эллиотом до того, как я сообщу ему печальную для него новость. Эллиот – человек гордый, и мне не хотелось бы унижать его.
Печально вздохнув, Эрика закрыла за собой дверь. И почему только считается, что день свадьбы – самый счастливый день в жизни женщины? Лично она чувствует себя просто отвратительно.
* * *
Когда Эллиот постучался в дверь, Данте напрягся: встреча с лучшим другом обещала быть нелегкой. Последние несколько минут Фаулер ломал голову над тем, как бы помягче – если такое вообще возможно – сообщить Эллиоту о своей женитьбе.
– Тебе лучше? – спросил Эллиот.
– Лучше, – ответил Данте, слабо улыбнувшись. – Очень надеюсь, что и твое самочувствие тоже будет в полном порядке.
Лесситер обеспокоенно нахмурился: похоже, с головой у Данте не все в порядке, иначе с чего бы ему заговариваться?
– О чем ты? Со мной ведь никакого несчастного случая не произошло.
– Боюсь, что ты ошибаешься, мой друг. – Вздохнув, Фаулер указал на свободный стул. – Присаживайся. – И когда Эллиот послушно сел, Данте не мешкая перешел к делу: – Эллиот, я знаю: то, что я тебе сейчас скажу, будет для тебя сильнейшим потрясением. Мы с Эрикой несколько минут назад поженились. Я понимаю, ты…
– Поженились?! – удивленно воскликнул Эллиот, и в ту же секунду вся кровь отхлынула от его лица и на нем отразились боль и презрение. – Черт бы тебя побрал, Данте! Да как ты мог! Ты же знал, что я сделал ей предложение! Знал, какие чувства я к ней испытываю!
– Но приняла она мое предложение, – спокойно заметил Данте.
– Но почему? Потому что тебя чуть не убило? – Эллиот окинул своего друга злобным взглядом. – Ты что, сыграл на жалости? Тебе Эрика всегда нравилась, и ты стащил ее у меня, подло, исподтишка! А ведь знал, что такую женщину я искал всю свою жизнь! Эх, Данте, от тебя ничего подобного я не ожидал!
– Послушай, Эллиот, ну не усложняй ты все так! – взмолился Данте. – Вот ты говоришь, что именно такую женщину, как Эрика, ты искал всю свою жизнь. Но ведь ты о ней ничегошеньки не знаешь!
– Хочешь сказать, что ты знаешь, – презрительно фыркнул Эллиот. – Мне известно о ней все, что нужно. Прошлое ее меня не волнует. Меня интересует ее будущее.
– Я знаю об Эрике гораздо больше тебя, – пробормотал Данте. – И не хочу, чтобы эта женщина стояла между нами. Наша дружба выдержала проверку временем. В каких только переделках мы не побывали! С этой не сравнить. Поверь мне на слово: от того, что я женился на Эрике, ты только выиграешь.
Эллиот горько расхохотался.
– Это ты выиграешь, а не я! – В голосе его звучало презрение. – Ты поставил меня в дурацкое положение, заставляя желать жену своего лучшего друга! Вернее, бывшего друга, – процедил он. – Я думаю, ты просто подловил удобный момент, чтобы сделать Эрике предложение. Она дала согласие только из жалости. Я знаю, что нравился ей, и со временем она наверняка согласилась бы стать моей женой.
– И ты бы очень скоро горько пожалел об этом, – перебил его Данте. – Эрика вовсе не такая, какой она может показаться на первый взгляд.
– Тогда почему ты сам женился на ней? Чтобы спасти меня от нее? – язвительно бросил Эллиот. – Избавь меня от своих лживых заверений, Данте. Ты воспылал к Эрике страстью и решил во что бы то ни стало заполучить эту женщину. И тебе было наплевать, что при этом кто-то пострадает. В любви и на войне все средства хороши!..
В глазах Эллиота Данте был просто подонком. И хотя в глубине души Данте вовсе не считал себя таковым, он безропотно сносил насмешки своего друга.
– Со временем ты поймешь, что я вовсе не подложил тебе свинью, а, наоборот, оказал громадную услугу.
Эллиот вскочил. Его голубые глаза полыхали яростным огнем.
– Сомневаюсь, что ты когда-нибудь услышишь от меня слова благодарности за то, что женился на женщине, которую я люблю. И в будущем я был бы тебе весьма признателен, если бы ты не стал совать нос в мои дела, – сердито крикнул он. – Не думай, что если ты за моей спиной женился на Эрике, то я тихо-мирно устранюсь. И не подумаю! Эрике я нравлюсь, и очень скоро она поймет, что совершила ошибку, такую же, как когда-то твоя мать…
При этих словах Данте вздрогнул, будто его ударили. Почувствовав, что сказал лишнее, Эллиот замолчал.
– Прости, Данте, – извинился он. – Я не должен был ворошить твое прошлое – оно меня не касается. Но я приношу извинение только за это. Эрика дорога мне, а я слишком часто имел удовольствие наблюдать, как ты забавляешься с женщинами, чтобы всерьез поверить, что ты способен сохранить верность хотя бы одной из них, какой бы очаровательной и замечательной она ни была. И я не постыжусь взять Эрику в жены, когда она тебе надоест. – Взгляд его, казалось, вот-вот испепелит Данте. – И знай, я всегда буду рядом с Эрикой, на тот случай, если ей понадобится плечо друга, которому можно доверять. А в один прекрасный день она осознает, что ей следовало бы принять мое предложение.
С этими словами Лесситер повернулся и вышел. Когда за ним закрылась дверь, Данте тяжело вздохнул. Теперь жди неприятностей. Сэбин будет просто взбешен. У Эвери Беннета наверняка случится сердечный приступ, а Эллиот… Эллиот не успокоится до тех пор, пока не вернет Эрику. Черт подери! И весь сыр-бор из-за какой-то черноволосой красотки!
– Данте? – послышался голос Эрики. Приоткрыв дверь, она заглянула в каюту и вопросительно глянула на своего мужа. – Корбин попросил меня сказать тебе, что через час мы прибываем в Натчез. – Она помолчала и, тихонько вздохнув, вошла в каюту. – Эллиот очень расстроился?
– Расстроился? – Данте расхохотался. – Это мягко сказано, милая. Если бы у него оказался под рукой заряженный пистолет, он наверняка бы меня пристрелил.
Глубокое чувство вины охватило Эрику. Она опустила голову и уставилась в пол, словно что-то там внезапно привлекло ее внимание.
– Может быть, когда мы с тобой расстанемся, Эллиот поймет, что я…
– Пока и думать забудь об этом! – рявкнул Данте. – Не воображай, что, как только мы прибудем в порт, ты тотчас же от меня отделаешься!
Эрика вздрогнула, словно от удара.
– Нечего на меня кричать! – выпалила она. – Может, я и дура, но со слухом у меня все в порядке.
Данте понизил голос.
– Я глаз с тебя не спущу до тех пор, пока мы не встретимся с твоим отцом и Сэбином Кейри. Мне хочется увидеть выражение лица Сэбина, когда он узнает, за кого ты вышла замуж. И я не позволю тебе лишать меня такого удовольствия.
Эрика терпеть не могла, когда на нее кричали или когда ей приказывали. Такое бесцеремонное обращение вывело ее из себя.
– Не думай, что если я поклялась тебе в верности, то теперь ты можешь помыкать мною как хочешь. Я не стану тебе подчиняться и не подумаю выполнять каждую твою прихоть! – заявила она, гордо вскинув голову. – Если бы я хотела, чтобы надо мной измывались, я бы вышла замуж за Сэбина Кейри!
– Ты бы могла запросто избавиться от меня, если бы позволила мне утонуть. Почему ты спасла мне жизнь? – прямо спросил Данте.
Он настолько неожиданно сменил тему разговора, что Эрика опешила.
– Потому что кто-то должен был это сделать, – наконец нашлась она. – Но теперь я начинаю думать, что это еще одна из моих многочисленных ошибок.
Данте, снова помрачнев, крепко стиснул зубы.
– Ты использовала меня в своих целях, и я буду делать то же самое. Ты останешься на моей плантации до тех пор, пока достопочтенный Эвери Беннет и этот подонок Сэбин Кейри не заявятся туда и не заберут тебя домой! – заявил он, стукнув кулаком по тумбочке. Точно так же судья, стукнув молотком по столу, выносит подсудимому приговор. – И все, прекратим спор!
Эта гневная речь привела Эрику в такое негодование, что она чуть было не вспылила, но вовремя сдержалась. И почему, как только они поженились, Данте стал совсем другим? Теперь его не узнать! И это тот самый человек, которого она любила? Впрочем, то, что он собирается держать ее на плантации, – вполне разумное решение, против этого она не стала бы возражать. Однако язвительное замечание в адрес Эвери Беннета подстегнуло ее любопытство, и Эрике очень захотелось узнать, чем это отец так насолил Фаулеру. Этот вопрос не давал ей покоя с того самого момента, когда во время свадебной церемонии Данте, услышав ее фамилию, застыл словно громом пораженный.
– Я требую, чтобы ты мне сказал, что имеешь против моего отца, – заявила Эрика. – Где вы встречались? Я никогда не слышала, чтобы ты произносил его имя.
– На то были свои причины, – ухмыльнулся Данте. – Когда в следующий раз встретишься с отцом, сама спроси его, что между нами произошло. – Он с трудом встал. Голова болела невыносимо, и Данте попытался держать ее прямо, надеясь, что хотя бы в этом положении ему будет полегче. – О Боже, ну и денек сегодня выдался! Хуже не придумаешь.
Эрика негодующе фыркнула, отнеся последнее замечание Данте на счет их женитьбы.
– Поверь, для меня это тоже не самый счастливый день. – И, пожав плечами, добавила: – Нужно мне было выброситься за борт, как только я попала на твой пароход!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...