ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Только бы не опоздать, приехать до того, как дядюшка успеет разделаться с Эрикой! Увидев на пристани тускло мерцавшие огни парохода, Данте еще быстрее понесся вперед, оставив остальных мужчин далеко позади. Страх и ярость охватили Данте. Попадись ему сейчас Сэбин в руки, с наслаждением разорвал бы этого подонка на мелкие кусочки!
Добравшись наконец до пристани, он остановил несчастного жеребца, который уже едва дышал, и спешился. Полным муки взглядом смотрел Данте на отчаливший пароход, лелея в душе робкую надежду, что Сэбин с Эрикой на него опоздали. Каково же было его отчаяние, когда на верхней палубе он заметил две окутанные мраком фигуры.
– Эрика! – прорезал тишину ночи душераздирающий крик Данте.
Услышав этот вопль отчаяния, Сэбин вздрогнул и, выгнув шею, бросил взгляд на пристань, на которой стояли четверо мужчин. При этом он немного ослабил хватку. Эрика моментально этим воспользовалась. Вырвавшись из рук своего мучителя, который несколько растерялся и не успел пырнуть ее ножом, Эрика помчалась по палубе со всех ног, чувствуя, что сердце вот-вот вырвется из груди.
– Данте! Данте! Спаси меня! – кричала она.
На пути ее попались шезлонги, но Эрика, не обращая внимания на возникшее препятствие, мчалась дальше, подхватив юбки, чтобы не запутаться в них и не упасть. Добравшись до кормы парохода, Эрика с отчаянием взглянула на стоявшего на пристани Данте. Как же они были близко друг к другу и в то же время как далеко! Узкая полоска воды разделяла их, словно огромный океан. Пароход, набирая скорость, мчался вперед, полоска воды становилась все шире, и Эрику охватило отчаяние.
– Черт бы тебя побрал! – вопил Кейри, несясь по палубе следом за Эрикой.
Вне себя от ужаса смотрел Данте, как Сэбин выхватил из кармана пистолет и прицелился Эрике в спину. Боже милостивый! Он собрался убить ее!
В этот момент свет фонаря осветил мрачную фигуру Сэбина, облаченного в черное. Зловеще блеснуло дуло пистолета. Испуганно ахнув, Рид выхватил из кармана свой пистолет и сунул его в руку Данте, который беспомощно озирался по сторонам, кляня себя на чем свет стоит за то, что, отправляясь в погоню за своим беспощадным родственником, от которого всего можно ожидать, не удосужился захватить с собой оружие.
– Ты лучше меня стреляешь, – бросил Рид.
Эрика остановилась, не зная, в какую сторону кинуться, чтобы несшийся за ней по пятам дьявол ее не поймал.
– Прыгай, черт подери! – завопил Данте.
Такое Эрике и в голову не могло прийти. Неужели ей придется прыгать? Обернувшись, она увидела, что Сэбин остановился и вскинул пистолет, целясь ей в спину. Чувствуя, как от страха все внутри у нее сжимается, Эрика тем не менее смело перекинула ногу через поручни и взглянула в мутные, вспененные винтом парохода воды Миссисипи. Нет, уж лучше не смотреть вниз! Но неужели ей все-таки придется прыгать? От одной этой мысли у Эрики закружилась голова и предательская тошнота подступила к горлу. Взгляд ее снова нырнул вниз, в темные глубины. Ну почему всегда так получается, что единственный путь к спасению – это куда-то прыгать?
– Эрика! – Громкий голос Данте вывел ее из невеселых раздумий, и Эрика перевела взгляд на возлюбленного, перестав созерцать кружившийся внизу страшный водоворот.
– Только попробуй прыгнуть – я тебя убью! – взревел Сэбин, взводя курок. – Клянусь тебе! Если ты не достанешься мне, никто тебя не получит!
– Ради Бога, прыгай! – завопил Данте, тщательно прицеливаясь в Кейри.
Раздался леденящий душу крик Эрики, и оба пистолета одновременно выстрелили. Эрика не знала, что пуля Данте точно попала в цель: Сэбин, схватившись за грудь, перевалился через перила и исчез в темных глубинах, а вместе с ним и сокровища майя, обретшие покой на дне реки, в грязи и иле, из которых они и были добыты. Не знала она и того, что Кейри больше никогда не будет ей угрожать. Впрочем, в данный момент ее это мало интересовало. Ее вновь охватил безумный страх, наваливавшийся на нее всякий раз, когда ей приходилось прыгать, что в последнее время случалось довольно часто. Она летела вниз, словно падающая звезда – ошеломленная, беспомощная, не чувствующая ничего, кроме всепоглощающего ужаса. С силой пронзив толщу воды, Эрика отчаянно забарахталась, рассчитывая всплыть на поверхность. Она попыталась вдохнуть в себя побольше воздуха, но не смогла. Воздуха не было… Сердце исступленно заколотилось у Эрики в груди. Сейчас она задохнется… Мощное течение подхватило ее, грозя увлечь вниз, на дно, где уже обрел вечный покой Сэбин.
– Данте… – попыталась позвать Эрика, но из груди вырвался лишь слабый шепот.
Эрика боролась изо всех сил, однако их оказалось недостаточно, чтобы преодолеть мощное течение. Закружив ее в водовороте, оно вновь потянуло ее вниз. Поняв, что сопротивление бесполезно, Эрика закрыла глаза и отдалась на милость безумствующей стихии. Ее уносило от берега все дальше и дальше, однако Эрика уже этого не ощущала…
Обхватив рукой Эрику за талию, Данте прижал к себе ее обмякшее тело и поплыл к берегу, таща ее за собой. Голова Эрики беспомощно моталась из стороны в сторону, и Фаулера охватила паника. Неужели пуля Сэбина достигла своей цели?
После того как Рид помог ему вытащить из воды не подающую признаков жизни Эрику, Данте взобрался на пирс. На лице его появилось озабоченное выражение. Осторожно перевернул он Эрику лицом вниз, чтобы осмотреть ей спину. Он был совершенно уверен в том, что обнаружит смертоносную рану. Каково же было его облегчение, когда ее не оказалось! Эрика легонько пошевелилась, и Фаулер, опустившись перед ней на колени, заключил ее в свои объятия и начал бережно баюкать, словно испуганного ребенка.
– Эрика, ты меня слышишь? – прошептал Данте, осыпая быстрыми поцелуями ее пепельно-серые щеки.
Порывисто вздохнув, Эрика открыла глаза: над ней склонилось полное заботы и тревоги лицо Данте. Слабая улыбка появилась на ее бледном лице. Протянув руку, Эрика откинула с его лба темную прядь волос.
– Я люблю тебя, – прошептала она.
Видя, как Эрика и Данте прильнули друг к другу, Эллиот обреченно вздохнул. Значит, это и в самом деле правда. Эрика любит Данте. Именно к нему взывала она, когда мчалась от смерти, и позже, когда бросалась в бурную реку. А он, Эллиот, выставил себя на посмешище! Но ведь Эрика пыталась сказать ему, что сердце ее отдано Данте, и если бы он не был настолько ослеплен любовью и полон решимости завоевать эту обворожительную красотку, он бы и сам увидел, что Эрику и Данте с самого начала тянуло друг к другу.
– И я тебя люблю, – прошептал в ответ Фаулер. – Я так боялся, что ты не прыгнешь, даже когда от этого зависела твоя жизнь. – Он с гордостью взглянул на Эрику и откинул с ее прекрасного лица непокорные пряди волос. – Похоже, ты наконец-то преодолела в себе боязнь высоты.
Эрика устало кивнула. Данте подхватил ее на руки и усадил на свою лошадь.
– За последние четыре месяца я прыгала столько, сколько мне не доводилось прыгать за всю свою жизнь. – Губы ее тронула лукавая улыбка. – Вот и в твою жизнь запрыгнула…
Данте вскочил в седло позади Эрики.
– Надеюсь лишь, что ты не выпрыгнешь из нее. Я этого не вынесу, потому что без тебя мне нет жизни.
Нежно улыбнувшись, Эрика прижалась к его широкой груди.
– Не беспокойся, любовь моя. Этого никогда не случится, – заверила она Фаулера.
– Надеюсь, ты мне это докажешь, – ухмыльнулся он, проведя рукой по ее груди. – Сразу же, как только мы приедем домой.
– А эта лошадка способна нестись галопом? – лукаво улыбнувшись, спросила Эрика.
Данте пришпорил коня, и влюбленные скрылись в ночной тьме. С удивлением покачав головой, Рид, взглянув на Корбина и Эллиота, хмыкнул:
– Что делает с человеком страсть! Он совсем теряет рассудок. Вот и Данте не миновала чаша сия, с тех пор как эта своенравная колдунья вошла в его жизнь.
Корбин бросил взгляд на Эллиота, который, с тех пор как услышал, как Эрика признается в любви Данте, не проронил ни слова.
– Ничего тут не поделаешь, – решительно произнес он. – Ни одну женщину Данте так не любил, как Эрику. Не могу винить тебя, Эллиот, за ту сцену, которую ты устроил, но ты сейчас собственными глазами видел, какие чувства эти двое испытывают друг к другу.
Тяжело вздохнув, Эллиот легонько кивнул и взглянул на удалявшуюся влюбленную парочку.
– Я им завидую, – признался он. – Но зла я на них больше не держу. Эрика права. Со мной она не была бы счастлива, а постоянно жить во лжи я не смог бы ее заставить. Эрика слишком любит жизнь, и я возненавидел бы самого себя, если бы стал причиной ее несчастий.
– Ты хороший человек, Эллиот, – сочувственно улыбнулся ему Корбин.
– Похоже, для этой очаровательной проказницы – не очень, – проворчал тот. – Хоть и не хочется мне в этом признаваться, но Данте ей подходит лучше.
– Не стоит себя казнить, – вмешался Рид. – Ничего нет удивительного в том, что ты влюбился в Эрику. Даже я, старый, трухлявый пень, и то вообразил, что влюбился в эту красотку. Но эти двое, Данте и Эрика, явно неравнодушны друг к другу, хотя, прежде чем признаться в этом, прошли через настоящий ад. Для Данте признаваться женщине в любви – нож острый. Уж я-то знаю. Сколько я его ни уговаривал объясниться с Эрикой, ничего не получалось. Наотрез отказывался. Только метался по шхуне, словно раненый лев. Уже потом успокоился, когда они выложили друг дружке все, что у них на сердце.
– Что ж, все хорошо, что хорошо кончается, – тихо произнес Корбин, когда вдали затих стук копыт. – Теперь мы все сможем пожить спокойно. А то из-за этих двоих и у нас была не жизнь, а сплошной кошмар.
Услышав эти слова, Рид весело хмыкнул:
– Если ты так думаешь, то глубоко ошибаешься, дружище. Эта девица и сама спокойно жить не будет, и другим не даст. Когда мы с Данте отправились на Юкатан за сокровищами, она напросилась вместе с нами и даже лазила вместе с Данте в колодец, чтобы их достать. Эрика не из тех, кто пропустит что-нибудь интересное. Она…
– Эрика была с вами в экспедиции по Центральной Америке?! – Эллиот вытаращил от изумления глаза.
Похоже, он все-таки плохо знает Эрику, хотя ему казалось, что изучил ее досконально. Спокойная, размеренная жизнь жены банкира никогда бы не прельстила женщину, которая, чтобы добыть спрятанные сокровища, отважилась продираться сквозь густые джунгли, кишмя кишевшие всевозможными насекомыми.
Заметив, что небольшая аудитория жаждет продолжения рассказа, Рид не заставил себя долго ждать и принялся красочно описывать приключения, которые ему, Эрике и Данте довелось испытать в джунглях Юкатана. Корбин с Эллиотом только недоверчиво качали головами.
Проезжая мимо ручья, протекавшего по пастбищу, принадлежавшему Данте, Корбин услышал тихое лошадиное ржание и улыбнулся. Похоже, это все-таки несложно. Все, что от Данте потребуется, – это любить Эрику, пришел к выводу Корбин, услышав, как из-за кустов доносится тихий смех. Этот негодник Данте не удосужился даже проехать несколько лишних миль до дома, где его с Эрикой ждала мягкая постель!
Когда Корбин, добравшись до особняка, спешился и направился по ступенькам к входной двери, губы его тронула таинственная улыбка. Надо будет и им с Леоной перенять богатый любовный опыт братишки и поплескаться в ручье. Мысль эта настолько понравилась Корбину, что он твердо решил сегодня же воплотить ее в жизнь. Вот только расскажет Мэгги и Эвери, что случилось, чтобы они знали, что никто из их детей не пострадал, проводит гостей и займется с Леоной любовью на лоне природы.
* * *
Увидев входящего в зал Корбина, Мэгги вся подалась вперед и порывисто сжала руку Эвери. Она не сомневалась, что ее сына и единственной дочери Эвери уже нет в живых, и приготовилась услышать самое худшее.
– Они… – начала было Мэгги, но Корбин не дал ей договорить.
– Эрика и Данте живы, – сообщил он.
Услышав это, Мэгги и Эвери облегченно прильнули друг к другу.
– Слава тебе Господи, – выдохнул Эвери. Но заметив, что Корбин еще не все сказал, обеспокоенно спросил: – А Сэбин?
– Данте был вынужден убить его, после того как Сэбин попытался выстрелить Эрике в спину, – пояснил Корбин, напряженно следя за тем, как отреагирует на это сообщение мать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...