ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


У нее возникло ощущение, будто она плавно качается на волнах, и она с жаром ответила на страстный поцелуй Данте, используя те же искусные приемы обольщения, которые он только что испробовал на ней. Их страсть вспыхнула жарким неистовым пламенем, казалось, еще секунда – и они оба сгорят в ней дотла.
Наконец Данте оторвался от ее губ.
– А теперь отдыхай, Эрика, – произнес он.
Он сгорал от яростного желания, первобытные инстинкты клокотали внутри, ежесекундно грозя подчинить себе разум, но Данте твердо решил не повторять ошибки, которую совершил в тот вечер, когда они с Эрикой впервые встретились. Тогда он с жадностью изголодавшегося зверя набросился на девушку и подчинил себе. Сейчас он этого делать не станет. Он обольстит ее, причем сделает это столь искусно, что в следующий раз, когда он к ней придет, Эрика, отметя все свои страхи, сама кинется ему на шею. Так что нужно набраться терпения. Эта обворожительная красотка стоит того, чтобы немного подождать.
Услышав о том, что ей предлагают отдохнуть, Эрика не поверила своим ушам, а когда Фаулер встал с кровати и направился к двери, захлопала глазами от изумления. Да разве заснешь, когда только что пережила такую бурю чувств? И тем не менее она должна взять себя в руки. Данте лишь забавляется с ней, играет, как кошка с мышкой. Если бы он желал ее так же страстно, как и она его, он не смог бы так равнодушно повернуться и уйти от нее. Этот мужчина сделан из дерева, решила Эрика, предпринимая отчаянные попытки успокоиться.
Однако тело ее по-прежнему ощущало его прикосновения, а губы горели от его жадных поцелуев. «А ну-ка приди в себя! – мысленно прикрикнула на себя Эрика. – Данте ничего для тебя не значит, да ты и не знаешь о нем ничего…» От этой мысли Эрика похолодела. Боже правый! Ведь она и в самом деле ничего о нем не знает, что он за человек, хороший ли, плохой ли, где живет, женат или холост, а быть может, вдов, каковы его взгляды на жизнь, и прочее, и прочее. Нет, ей непременно нужно выкинуть из головы Данте Фаулера, этого негодяя со смеющимися изумрудными глазами, и никогда больше не вспоминать о нем. Он только еще более усложняет и без того сложное положение вещей. Ей нужен муж, от которого, когда придет время, она могла бы без сожаления избавиться. С этой мыслью Эрика попыталась заснуть, однако перед глазами стояла чарующая улыбка Данте, и его соблазнительный облик все никак не шел у нее из головы.
– В выборе женщин, равно как и вин, вкус у тебя отменный, – заметил Корбин, наблюдая за тем, как Эрика выходит из салона под руку со своим очередным кавалером.
– Она вовсе не моя женщина, – заявил Данте.
Несколько мгновений Корбин задумчиво смотрел на брата.
– Тогда чем вызван твой интерес? С тех пор как эта красотка поселилась в моей каюте, с твоего лица не сходит довольная ухмылка. Что ты на сей раз задумал?
– Просто мне нравится знакомить ее с теми мужчинами, за которых она могла бы выйти замуж, а потом смотреть, как она их охмуряет, – ответил Данте, небрежно пожав плечами.
– Ты считаешь, что Хайрем, Годфри и Шелби Тэрпин именно те люди, за которых она могла бы выйти замуж?! – поразился Корбин. – Да ведь среди них нет ни одного порядочного человека, они мерзавцы, шулеры и бездельники.
– Именно такой человек ей и нужен, – ответил Данте. – Эрике нужен мужчина, который превыше всего ценит деньги и за несколько золотых монет согласится на что угодно, даже на самые немыслимые условия.
– Что?! – Корбин вытаращил глаза от изумления. Он был уверен, что Данте все это выдумал. – Зачем это порядочной молодой девице связываться с такими отъявленными негодяями? И вообще, черт подери, сама-то она кто такая?
Данте пожал плечами.
– Я знаю об этом не больше тебя, братишка. А теперь прошу меня простить. Сомневаюсь, что Эрике требуется защита, даже когда она имеет дело с таким подонком, как Шелби Тэрпин. Однако лучше будет, если я присмотрю за этой своенравной девицей.
– А ты еще специально отдал ее в руки самых отъявленных негодяев, – укорил брата Корбин. – У этого Шелби Тэрпина, когда он подходит к женщине, словно вырастает лишняя пара рук. Уж на что Годфри подонок из подонков, а Шелби и того хлеще. – Корбин одарил Данте яростным взглядом. – Боже правый, ну и заварил же ты кашу!
– Не бойся, наша темпераментная красотка отхватит у Шелби эти лишние руки, если ему вдруг придет в голову ее потискать, – ухмыльнулся Данте. – Может, пойдешь со мной? Интересно будет посмотреть, как она его разделает.
Корбин покачал своей темноволосой головой, раздумывая, все ли у брата в порядке с мозгами. В последнее время он ведет себя более чем странно.
Прогуливаясь по палубе, Данте услышал из укромного уголка приглушенные голоса и решил посмотреть, в чем там дело. Подойдя ближе, он увидел Шелби. Раздумывая, стоит ему лезть не в свое дело или нет, Данте на секунду остановился. В этот момент, к его крайнему изумлению, из темноты вылетел шезлонг и ударил Шелби прямо в грудь. Вскрикнув от боли, незадачливый жених свалился на палубу, а в него полетел еще один шезлонг. Если бы Тэрпин не упал, голова его точно слетела бы с плеч. Шелби сжался в комок и втянул голову в плечи, юркнув за перевернутые шезлонги, словно перепуганный страус.
– Если ты еще раз посмеешь меня тронуть, мерзавец, я тебе башку снесу! – крикнула Эрика. Лицо ее исказилось от гнева, голубые глаза метали молнии. – Нас с тобой всего полчаса назад представили друг другу, а ты ведешь себя так, словно знаешь меня сто лет! Как тебе только не стыдно, Шелби Тэрпин! Видеть тебя больше не хочу! Слышишь, ты, ублюдок?
Шелби, кряхтя, поднялся и теперь стоял среди обломков шезлонгов, которые сослужили Эрике отличную службу.
– Я думал, ты хочешь, чтобы я тебя поцеловал, – пробормотал он. – Ты…
– Ты думал? – возмущенно воскликнула Эрика. – Да у тебя в мозгу, должно быть, нет ни одной извилины, если ты решил, что понравился мне! – Эрика взмахнула рукой перед носом Тэрпина, и он испуганно отшатнулся, видимо, сообразив, что от этой взрывоопасной особы всего можно ожидать. – И не смей подходить ко мне, пока не научишься вести себя как полагается!
Когда Шелби припустил прочь, Эрика решительным жестом поправила платье, которое этот мерзавец едва не стянул с нее. Боже правый!
– Ненавижу всех мужчин! – пробормотала она, скорчив недовольную гримасу.
– И меня тоже? – вкрадчиво спросил Данте. Он незаметно подошел к Эрике так близко, что она ощутила на своей шее его горячее дыхание.
Сердце девушки учащенно забилось, однако она тут же взяла себя в руки.
– Что ты за мной подглядываешь! – раздраженно бросила она. – И появляешься всегда в тот момент, когда я только что чудом избежала опасности!
Фаулер рассмеялся. Давненько ему не было так весело, как последние несколько дней, когда он наблюдал за проделками этой маленькой бестии. Жаль, что Корбина нет сейчас рядом. Он с удовольствием понаблюдал бы, как Эрика расправляется со своим очередным ухажером, Шелби Тэрпином.
– Если бы тебе потребовалась моя помощь, я бы без промедления тебе ее оказал, но ты, похоже, и без меня прекрасно справилась, – заметил Данте, ухмыльнувшись. – В вашем с Шелби поединке именно ему солоно пришлось, моя дорогая, а не тебе. – Протянув руку к волосам Эрики, Данте пригладил выбившуюся из прически непокорную прядку черных волос, после чего провел указательным пальцем по шее Эрики и ниже, по смятым кружевам, украшавшим лиф платья. – Значит, и Шелби не удалось пройти испытание. Жаль! Осталось, насколько мне известно, всего несколько мужчин, которые могли бы тебе подойти.
Только сейчас Эрика сообразила, что избила Шелби за то, что он посмел к ней прикоснуться, а Фаулеру она разрешает делать с собой все, что ему заблагорассудится. Захотелось незадачливому женишку протянуть к ней руку – и зашипела, словно рассерженная кошка, а стоило Данте ее приласкать – и кошечка втягивает коготки в подушечки и умиротворенно мурлычет. О Господи, ну почему так происходит? Ведь Данте ничем не лучше остальных. Такой же негодяй, как и все, и нужно ему от нее то же самое.
Эрика поспешно отпрянула, боясь, что ее затянет в водоворот острейших ощущений, о происхождении которого она никогда не задумывалась, опасаясь того, что ей может открыться, если она начнет об этом размышлять. Лучше уж держаться от Фаулера на безопасном расстоянии, пока не забыла о цели, которая должна определить ее будущее.
– Когда я придумывала свой план, он казался мне просто отличным, – с горечью призналась она Данте. – Но на самом деле я даже не могу приступить к разговорам о замужестве. У всех этих мужчин, которых ты мне подсунул, только одно на уме. Им вовсе не до великосветских бесед, им другое подавай. А я не собираюсь унижаться, опускаться на один уровень с ними только ради того, чтобы заполучить кого-нибудь из них в мужья. – Голос ее звучал подавленно, и настроение было хуже некуда. – Но я не могу вернуться домой без супруга. Даже если я выйду замуж, это еще не означает, что Сэбин…
Эрика осеклась.
– Сэбин? – Лицо Данте словно окаменело. Он знал лишь одного человека с этим именем. – Сэбин Кейри?
Неудивительно, что у Эрики выработалось такое циничное отношение к мужчинам. Ведь Сэбин – само воплощение жестокости. На мгновение Фаулеру стало стыдно за то, что он подсовывал Эрике в качестве потенциальных мужей таких подонков.
Эрика взволнованно схватила Данте за руку и умоляюще посмотрела на него.
– Прошу тебя, помоги мне. Я сделаю все что угодно, лишь бы избавиться от Сэбина. То, что он мне уготовил, хуже смерти. Если ты о нем слышал, тебе наверняка известно, какой это подонок. Неужели ты станешь меня осуждать за то, что я предпринимаю такие отчаянные попытки, лишь бы от него избавиться?
Данте ласково улыбнулся.
– Нет, не стану, Эрика. У меня с этим человеком свои счеты. – Он на секунду замолчал, пытаясь справиться с охватившим его волнением. – Сэбин Кейри убил на дуэли моего отца. Когда-нибудь пути наши пересекутся. И когда это произойдет, я заставлю его заплатить за те страдания, которые он тебе причинил.
Кровь отхлынула от лица Эрики, когда до нее дошел смысл слов Фаулера. Значит, Сэбин убил его отца? Но почему, за что? Эта новость привела ее в ужас. Она знала, что Сэбин способен на любую подлость, но убить человека… Такое у нее в голове не укладывалось.
– А из-за чего он дрался на дуэли с твоим отцом? – тихо спросила она.
Лицо Данте снова стало совершенно непроницаемым, и Эрике стало ясно: она затронула щекотливую тему. Однако поскольку с Сэбином Эрику тоже кое-что связывало, отступиться она не могла. Ей необходимо было узнать, что произошло.
– Теперь это не имеет никакого значения, – отрезал Данте. – Однако я не сомневаюсь, что Сэбин Кейри тщательно спланировал убийство моего отца.
Хотя со дня гибели отца минуло уже три года, Данте не мог спокойно ее обсуждать: он испытывал такую боль, словно все произошло лишь вчера. Он был в состоянии разговаривать на эту тему лишь с одним человеком – с Корбином. Но даже с ним это стоило Данте огромных усилий, поскольку брат смирился со смертью отца, а Данте нет. И мысль о том, что Сэбин Кейри так никогда и не ответит за свое преступление, жгла его, как огнем.
– Но как Сэбин… – начала было Эрика, но Данте, схватив ее за руку, потащил по палубе, прекратив тем самым все расспросы.
– Думаю, тебе пора ложиться спать, детка. У тебя выдался трудный день.
По лицу Данте Эрика поняла: все, тема закрыта. Черт бы его побрал! Ну почему он напускает на себя такую таинственность! Однако, поразмыслив немного, она пришла к выводу, что не имеет права совать нос в дела Данте, если он того не желает. Он ведь не стал допытываться у нее, кто она такая.
Когда они добрались до дверей каюты, любезно предоставленной гостье Корбином, Данте вытащил ключ и открыл ее. Но прежде чем Эрика успела войти, он, обхватив ее рукой за талию, запечатлел на ее губах такой поцелуй, что у нее подкосились ноги. И пока она задавала себе вопрос о том, что, черт возьми, происходит, ее своенравное тело, сладострастно изогнувшись, прижалось к мускулистой груди Данте. Ничего с собой поделать Эрика не могла, ее словно магнитом тянуло к этому зеленоглазому дьяволу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...