ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Двери, дернувшись, раздвинулись, двое молодцов встали перед ним навытяжку, и он жестом приказал следовать за ним. Жара и пыль действовали угнетающе, а солнце светило так яростно, что он сразу надел темные очки, хотя и в них приходилось щуриться. Длинный запыленный белый лимузин стоял наготове. Харрел влез на заднее сиденье, сразу отгородившись дверью от жары. Лицо блестело от пота. Узкий переулок был забит велорикшами, дымящими древними грузовиками, велосипедами, курами и низкорослыми смуглыми дикарями. Лимузин терпеливо лавировал между этими препятствиями.
Выехали на шоссе с разделительной полосой, прибавив скорость, двинулись в сторону международного аэропорта. Море и пустыня приобрели более четкие очертания. Город сходил на нет, постепенно превращаясь в скопления жалких лачуг. Белая птица на спине черного буйвола, нагруженные ишаки, надменный верблюд. Сотни любопытных темных лиц. Хижины из картона, жести и бочек из-под бензина. Всепроникающая пыль.
Дальше Харрел заметил идущие на посадку отражавшие солнце серебристые силуэты. Ограда, здание аэровокзала и диспетчерская вышка, припаркованные сравнительно новые автомобили, кондиционированные автобусы авиакомпаний, огромные, как рекламные щиты, стабилизаторы, близость Обри и Хайда. Харрел поглядел на часы.
– Идет по расписанию?
– Да, сэр... узнавали перед самым отъездом.
– Проверьте и найдите мне помещение. Разговор с Дели переведите сюда. – Машина шла вдоль полупрозрачного ограждения, спасавшего от слепящего блеска моря. – И чтоб никакой неразберихи, никаких накладок, поняли? – В ответ утвердительные кивки, выражение согласия; возбуждение перед предстоящей работой, дополнительный адреналин, чтобы выдержать испытание действием в особой, избранной группе. Энергичные, способные ребята. – О'кей.
Водитель говорил с секретарем, которого приспособил для своих нужд Харрел. Если эти молодые ребята справятся с делом, их ожидает повышение, работа в особой группе, другие хорошие должности. Водитель сказал:
– Вас соединили, сэр. Возьмите, пожалуйста, трубку.
– Кто это? – спросил Харрел. – Привет, Рифкин. Это Харрел. Слушай, по факсу получишь физиономию. Я хочу, чтобы ее поискал в аэропорту прямо сейчас. Англичанин, фамилия Хайд... да, профессионал. Конечно, получишь официальное разрешение. Если объявится, не потеряй его, тебе понятно, Рифкин? Степень важности "А", даже выше. Позвони мне, как только подготовишь людей. Жду полной информации.
Положил трубку. Лимузин свернул на территорию аэропорта и направился к беспорядочно разбросанным громоздким зданиям аэровокзала, к каждому из которых поднимались длинные наклонные въезды. Десять минут, если рейс из Пешавара по-прежнему шел по расписанию. Со слепящего бесцветного неба, постепенно обретая форму и объем, медленно опускался «Боинг-747» британской авиакомпании. Бортовые огни почти невидимы, заметен лишь легкий шлейф от моторов. Авиалайнер коснулся земли и, удаляясь, покатил по посадочной полосе. Автомобиль въехал под бетонный козырек аэровокзала и остановился у шеренги затемненных раздвижных дверей. Вдоль тротуара толпились нищие и уличные торговцы. Один из его людей придержал перед ним дверь.
Направляясь по вестибюлю к эскалатору, он слушал доклад Фредериксона, узнавая сотрудников, на которых, иногда кивая, указывал Фредериксон. Здание было знакомым – для международных линий. Они шли к обзорной площадке. В баре и ресторане среди смуглолицых отдельными точками мелькали и белые лица. Пыль и зной, казалось, сочились сквозь грязные затемненные стекла. Не успели подойти, как Фредериксон показал на появившуюся в высоте еле видную темную точку.
– Вон он, Боб... прибывает вовремя.
– Как часы, – ухмыльнулся Харрел. – Есть кто-нибудь в камере хранения?
Фредериксон распахнул пиджак. Тонкий проводок и крошечный наушник.
– Все на одной ниточке, Боб. Проще простого... а?
Харрел на миг засомневался. Обри пользовался славой грозного противника; однако это было в прошлом, успокоил он себя. Сомнения рассеялись. Авиалайнер в слепящем небе чуть вырос в размерах. Хайд в плохой форме, женщина... не в счет. Обри – старик. Он бросил взгляд вдоль стеклянной стены, разглядев двух своих людей с полевыми биноклями. Один из них с ребенком – тонкий штришок. Искать среди уборщиков...
– ...Уборщиков, членов экипажа, кого угодно. – Он услышал, как от волнения заговорил вслух.
– Обо всех позаботимся, Боб... отдыхай.
– Я спокоен, Джо, ей-богу. – Так оно и было. Авиалайнер – небольшой «Боинг» с зеленой полосой по фюзеляжу и хвосту. Харрел был спокоен. Все точки прикрыты. Самолет, казалось, завис над посадочными огнями, словно чувствуя его присутствие, затем побежал по залитому солнцем бетону. Мысли кружились вокруг заговора против Обри и Хайда, ловушки, которой им не избежать.
В конце полосы он замедлил бег и зарулил в сторону вокзала.
Харрел объявил:
– О'кей, пошли вниз поприветствовать старого дядюшку, который никогда не бывал в наших краях. – И ухмыльнулся. – Если Хайд не сойдет с самолета, с таможней договорились?
– Конечно, они поднимутся на борт. Под предлогом поисков наркотиков, золота, чего-нибудь вроде этого. Кто знает? Но посмотрят как следует.
Подходя к эскалатору, Харрел обернулся посмотреть, как «Боинг» чисто въезжает на стоянку, словно сует голову в петлю.
...Когда смолкла беспорядочная приглушенная музыка, Обри почувствовал, как внутри нарастает напряжение. Сидевшая рядом Роз была белее, чем спет за иллюминаторами. Пассажиры, гремя, стаскивали с полок вещи или копались под сиденьями, потом нетерпеливо толпились у выхода, пока не открылась передняя дверь. Внутрь хлынул свист. Обри неохотно поднялся. Все его умные мысли исчезали, словно дым.
Неуверенными шагами он спустился по трапу. Роз позади него. Сквозь блестевшие на солнце стекла пассажирского зала ничего не было видно, но он был уверен, что за ними следят. Интересно, когда они поймут, что Патрика с ними нет, или же они это предусмотрели?
В багажном зале было людно, шумно, невыносимо жарко и тяжко от скопления утомленных полетом путешественников. От нервного напряжения покалывало в руках. Ожидая багаж, он время от времени вызывающе поглядывал в сторону враждебно молчавшей Роз, а может быть, надеялся увидеть хотя бы крошечный намек на прощение за то, что втянул в эту историю ее и использовал в своих интересах Хайда. За все время полета она не прикоснулась к еде, хотя закуски под соусом карри были великолепны. Она по воле случая попала в незнакомую, выбивающую из колеи компанию, где заправляли абсолютно чужие люди: видела знакомые ей лица, но эти знакомые ей люди вели себя порочно, просто ужасно. Своим молчанием она, сбитая с толку, пыталась удержаться в нормальном состоянии, старалась справиться с испугом за себя и Хайда.
Их чемоданы, покачиваясь, съехали по желобу и двинулись к ним по багажному кругу. Он выхватил ее чемодан и поспешил за своим, что стоило ему усилий и хлопот – сзади нажимали остальные пассажиры. Двигаясь с толпой, он не мог поверить, что ему хватило хитрости и изобретательности, чтобы опередить Харрела, который стоял по ту сторону барьера, отгораживающего пассажиров от встречающих. Харрел и по крайней мере еще двое, он не мог определить с уверенностью. Американец ленивым, уверенным движением поднял руку и двинулся параллельно ему но другую сторону барьера. Затем остановился перед ним.
– Сэр Кеннет. Подумать только, такая встреча! воскликнул Харрел с легкой издевкой. – Да еще с дамой. Не думаю, что мы знакомы.
Это было пострашнее, чем прямая угроза: за учтивостью Харрела скрывалась непоколебимая уверенность в себе. Если бы на нем была шляпа, он бы ее приподнял! В его тоне было что-то от кошачьей лапы, лениво игравшей с крошечной мышкой.
– Миссис Вуд, Харрел, миссис Вуд, – ответил Обри, не обращая внимания на немое удивление Роз, понявшей, кто перед ней. У нее беспокойно заметались глаза, руки не находили места. – Могу утверждать, что не меньше вашего удивлен, встретив вас здесь, – и закончил: – Возможно, вы могли бы подослать кого-нибудь помочь нам с багажом?
Взгляд Харрела на мгновение стал жестким, потом он снова оценивающе поглядел на Обри и произнес:
– У меня есть сообщение – может быть, лучше сказать санкция – из Лондона. Прочтите, сэр Кеннет, потом поговорим. Ведь она по существу адресована вам... открыли по ошибке... – Он передал Обри мятый листок папиросной бумаги. У того чуть дрожали руки.
Шифровка была подлинной. Адресована Харрелу для передачи Обри. Личный шифр Оррелла, код «Сенчури-хауз», время и дата. Вне очереди. Обязательное исполнение. Все в полном порядке. Обри медленно поднял глаза на Харрела.
– Времени зря не теряли.
– Хотите перепроверить у своего парня в Лондоне, как его... Шелли? Чтобы быть уверенным на все сто?
– О, я не особенно сомневаюсь, мистер Харрел... Но, может быть, для порядка следует позвонить Шелли и подтвердить получение. А? – Сохранить хладнокровие стоило огромных усилий. В вестибюле, казалось, стало еще жарче и многолюдней. Нервное напряжение отнимало последние силы.
Телефоны-автоматы, как бы приглашая, выстроились совсем рядом. Харрел глядел на него с деланным безразличием. Лондон отрекся от Патрика, усугубляя его, Обри, собственную вину. Патрика сдали – прямо как Гейнс в Кабуле. Он был взбешен тем, что натворил этот безголовый тупица Оррелл... даже в лучшие времена от него нельзя было ожидать ничего хорошего! Но клокотавшая в нем ярость оставалась для Шелли. Это Шелли выболтал Орреллу, что Патрик жив, сказал, где его найти, сообщил, что они с Хайдом встретились!
Преступник, говорилось в шифровке. Приказ об отказе от действующего агента, которого после всего пережитого бросали на произвол судьбы. В депеше приказывали передать Патрика Харрелу как наиболее авторитетному в данном вопросе... Ну что за идиоты!
Роз с сигаретой в зубах нервно переступала с ноги на ногу, словно неуверенная, придет ли дружок на свидание. С шутовской любезностью Харрел поднес ей горящую зажигалку. Обри направился к одной из пустующих телефонных будок и набрал номер «Сенчури-хауз». Харрел старался не смотреть, но его могучая фигура маячила перед глазами. Шелли наконец ответил.
– Питер, что, черт возьми, здесь происходит? Мне приказано выдать Патрика ни кому иному, как Харрелу!
– Сэр Кеннет, я должен переводить все ваши звонки на прямую связь – понимаете?
– Наплевать на эту чепуху! Что ты им наболтал? Что им известно?
– Кеннет, сэру Клайву настучал не я, а Харрел! Хайд убил в Пешаваре одного из их людей. Орреллу дело было представлено таким образом, что ему почти не оставалось выбора! – Шелли протестовал, как обиженный ребенок. – Меня вытащили на ковер, как самого вероятного твоего сообщника, Кеннет... – Мне ничего не нужно было им говорить, они уже практически все знали!
Обри понизил голос. Мучаясь от нерешительности и сомнений, спросил:
– Как Патрик?!
Хотя и оставались в голосе Шелли напряженные нотки, он заговорил знакомым заговорщическим тоном.
– Дели. Туда отправился Касс. Он там разберется.
Обри громко вздохнул.
– Знаю, что Касс там... это я его послал, на случай...
– Ясно. – Казалось, Шелли задела проницательность Обри. – Так удобнее. – Потом добавил уже другим тоном: – Им ничего не известно. Но что можно ожидать от Патрика... в этом должна быть ясность, Кеннет, неужели не понимаешь?..
– Патрик не намерен так просто исчезнуть, Питер, как бы это кое-кому ни хотелось!
– А ты что хочешь?.. Что ему приказано?
Обри, поколебавшись, через силу решился.
– Шифровку Кассу, Питер, – как можно быстрее. Он не должен обращать внимания на все шифровки из Лондона, которые последуют за твоей. Патрик знает, куда ему ехать. В Калифорнию. Не строй догадок, Питер, не надо! Патрика ни за что нельзя останавливать. И сообщи Кассу, что, по-моему, этот рейс может встречать кое-кто еще... нет, Питер, я не шучу. Благодаря таким, как Оррелл, это дело легко может полететь ко всем чертям! – И, глубоко вздохнув, добавил: – Питер, посылай шифровку и, ради бога, держи все при себе! Жизнь Патрика на волоске.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...