ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сказал, что пока вы что-нибудь предпримете, все они могут убраться оттуда. Извините, сэр. Он собирается следить за домом с другой стороны озера.
– Понял. Он будет с вами связываться?
– Да, сэр. Через определенные промежутки времени я должен быть у телефона... Как насчет пленки, сэр?
– Берегите ее, Мэллори... чего бы это вам ни стоило. Сейчас буду звонить в Вашингтон. Андерс должен вылететь или организовать что-нибудь на месте. Никуда не отлучайтесь... буду звонить... молодцом, Мэллори! Передайте Хайду, что он молодец. Блестяще сработано!
Положил трубку. Годвин сиял, как молодой папаша в родильном доме.
– Все на пленке, – объявил Обри. – Все. Дело сделано, Тони! Она в безопасности – улики у нас! – Взглянул на часы. Двадцать минут шестого. Премьер-министру придется подождать! Слава Богу, Кэтрин вне опасности. – Тони, соедини с Полом Андерсом в Вашингтоне. Поскорее.
16
Подстреленная жертва
– Да, Пол, вполне уверен – могу дать любые гарантии! – От напряжения кружилась голова. – Пол, нужно действовать быстро, немедленно! Да, моя племянница...
Шофер сидел на раскладном стуле, фуражка на коленях, в ней перчатки, на голове круглый след от фуражки. Обри опаздывал на прием к премьер-министру. Джеффри Лонгмид уже однажды позвонил, не скрывая раздражения. За три тысячи миль отсюда Андерс от изумления не знал, что сказать.
– Кеннет... надо же, черт побери... Хочешь – не хочешь, приходится верить. Однако...
– ...Тебе не хотелось бы! – Даже беспокойство за Кэтрин ушло на задний план. Главное теперь – время. И никаких фантазий. – Пол, займись немедленно, прошу тебя. Это крайне срочно. Крайне. Патрик Хайд достал нам необходимые улики, фотографии. Но дальнейшее от него не зависит.
Чемберс с Годвином были здесь. В соседней комнате за закрытой дверью Хьюз совещался с адвокатом. Обри разрешил Чемберсу объяснить адвокату положение Хьюза. Последовали шумные угрозы, потом разговор о необходимости проконсультироваться, потом слабый протест по поводу незаконного задержания, не слишком настойчивые требования предъявить обвинения и т. п. Хьюз был не ахти какой важный клиент.
– Значит, там, на дне, военный вертолет и грузовик с пультом управления – вот это да, черт побери! – Андерс говорил так, словно ему сообщили о кладе и связанной с ним опасностью. – Харрел... Сколько с ним там народу?
– Наш человек, Мэллори, говорит, что Хайд насчитал восемь, Харрел девятый. Боюсь, что с одним из них уже рассчитались.
– Хайд?
– Да.
– Где Хайд сейчас?
– Снова у озера. Держит дом под наблюдением. Пол, так ты примешь меры?
– Кажется, придется. – Обри расслышал, как Андерс прокашлялся; потом в голосе появилась решимость. – Да, конечно. Немедленно. Придется связаться с ФБР, возможно, с департаментом лесоводства и местным шерифом... Нет, к черту, прямо сейчас отправлюсь туда с небольшой группой. Говоришь, что управление на Западном побережье под началом у Харрела?
– По-моему, да.
– О'кей. Значит, так, Кеннет, у нас сейчас десять минут второго. Лету туда часов пять, может быть, чуть больше. Нужно время на подготовку. Так что на побережье будем вечером, когда...
– Пол, пожалуйста, быстрее принимайся за дело. Харрел со своими людьми используют Кэтрин как приманку для Хайда. Он там на свободе уже целые сутки. Им очень нужно добраться до него... – Благодушная удовлетворенность была поколеблена, уступая место опасениям, что впереди еще много ловушек и опасных трясин. У Харрела было не больше времени, чем у них с Андерсом.
– Кеннет?
– Пол, пожалуйста, поторопись! – Его ударило в дрожь. Годвин тоже помрачнел, словно из-под слоя удачи проглянула беда. – Харрел пойдет на все, я уверен. Если они схватят Хайда...
– О'кей, о'кей. У меня есть номер телефона твоего человека, твой номер тоже. Буду там через шесть часов, может быть, чуть позже. Двинемся прямо в Реддинг. Все будет в порядке, Кеннет. С остальным разберемся потом. Прежде всего Хайд и твоя племянница. Не беспокойся.
– Спасибо, Пол. Если захочешь срочно связаться со мной, звони по моему служебному. На этом номере останется Тони Годвин.
– Порядок.
Обри медленно положил трубку, поглядел на нее, потом на шофера, потом на Годвина с Чемберсом и на закрытую дверь в соседний кабинет. Кивком головы указал на дверь.
– Позаботьтесь, чтобы эти двое оставались здесь, Терри. Если что срочное, звоните, я выйду с совещания. – Нарушения закона не имели значения. Возможно, и Мелстед теперь не имел особого значения. Но его показания потребуются в дальнейшем. – Словом, вы знаете, что делать и говорить в случае...
Чемберс кивнул. В отличие от него Чемберс с Годвином были недовольны, будто их обманули. Им не терпелось завершить начатое, на уме у них оставался Мелстед. Обри же считал, что отныне его орудием возмездия становится не Мелстед, а Кэтрин Нет, не возмездия, упаси Господи. Взяв трость, неуклюже побрел через комнату. Шофер распахнул дверь.
– Постараюсь вернуться как можно раньше, Тони. Жмите на суперинтенданта.
* * *
Время сжималось. На мгновение послышался треск радиотелефона. Хайд вздрогнул. Он видел, как они разбили его лодчонку, потом доложили Харрелу. Они заперли его на своем берегу залива Макклауд. Время сжалось. Харрел нетерпеливо укоротил маятник, заставив его качаться быстрее, отказался от тактики выжидания. Хайд понимал, что не только у женщины будут все больше иссякать силы и способность сопротивляться, но и Харрел все больше нервничает и теряет терпение. Возможно, он догадывается, что Хайд что-то предпринял, что-то нашел. Как бы то ни было, они искали его активнее, чем прежде, не довольствовались патрулированием, а по-настоящему охотились.
Нашли его лодку и разбили. Подобрав ноги, Хайд сел под сосной, прислонившись щекой к холодной коре. Положил на колени снайперскую винтовку. Он следил, как двое скрылись в темных зарослях, спускавшихся почти до самой бухточки, где он привязал лодку, спрятав под серой, цвета воды, парусиной. Харрел наверняка пришлет подкрепление. Хайд взглянул на часы. Полдень. Поднялся на ноги и, пригнувшись, осторожно попятился в сосняк.
Опираясь о крутой склон, стал медленно карабкаться по широкой дуге, чтобы избежать встречи с теми, кто направится из дома к бухте. Остановился, пожевал шоколадку, двинулся дальше. Пришвартованный позади причала гидроплан качался на волнах, словно водоплавающая дичь. Катер громко терся о причал. Он слышал шаги человека, расхаживающего по веранде; время от времени там мелькали клетчатая куртка и винтовка.
Хайд уселся под деревом, опершись спиной о ствол, «браунинг» на хвое под правой рукой, винтовка на шее поперек груди, нож на поясе в ножнах – секунда, и он в руках. Половина первого. Из дома доносился запах приготовляемой пищи. По заливу Макклауд двигалось небольшое суденышко, оставляя за собой взлохмаченный ветром шлейф. Хайд устроился поудобнее, время от времени поглядывая в бинокль. За матовыми стеклами окон мелькали тени. На крыльце курил мужчина, из-под наклонной крыши ветер порывами выносил струйки дыма.
Был уже третий час, когда на ступенях появился Харрел с женщиной. Они направились вдоль берега к причалу. По серому небу плыли мрачные облака. Далеко на западе, приближаясь к озеру, шел дождь, похожий отсюда на дым. На Кэтрин Обри были нескладная куртка и джинсы, на Харреле – светло-коричневое пальто неуместного здесь городского покроя. За ними следовал охранник. Ветер доносил до Хайда обрывки женской речи и реплик Харрела. Они походили на супругов, у которых не находилось друг для друга добрых слов. Их разговор вызывал чувство усталости, ощущение, что главное еще впереди, лишь на время откладывается. Рука легла на винтовку рядом с предохранителем. Женский голос звучал протестующе. Кэтрин взмахивала в сторону Харрела руками, будто бросая в него камешки. Харрел, дергая плечами и отворачиваясь, вышагивал по причалу, окидывая взглядом озеро, берег и лес позади дома. Охранник, прикрывшись от ветра отворотом куртки, прикуривал очередную сигарету. Хайду было видно, как огонек зажигалки несколько раз вспыхивал и гас. У Харрела от холода посинело лицо, он бросал на женщину сердитые косые взгляды. На лице женщины...
Ему захотелось опустить бинокль, встать во весь рост, махать ей руками и кричать. Предупредить, чтобы она этого не делала. На лице ее желание использовать благоприятную возможность, взгляд бегал с охранника на Харрела, снова на охранника, который направился к веранде, чтобы в затишье прикурить сигарету, опять на Харрела, задумчиво глядевшего на озеро... Не надо, хотелось ему закричать, не надо!
Она бросилась к зарослям в конце просеки. Звука шагов Хайд не слышал. Перед тем как повернуться и бежать, написанная на лице решимость сменилась выражением панического страха: бледное напряженное лицо, синие круги под глазами – все было видно крупным планом в бинокль.
Бинокль перескочил на плечи Харрела – тот по-прежнему поглощен своими мыслями, не насторожен. Охранник, отвернувшись, щелкнул зажигалкой, выпустил струйку дыма...
...Удивленный яростный вопль. Кэтрин, размахивая руками, бежала к деревьям, до которых оставалось ярдов двадцать. Харрел повернулся, увидел ее. Сорвался с места. Охранник на ступенях веранды с поднятым ружьем. Харрел открыл рот, но охранник орал громче, заглушая вероятный крик Харрела. При первом предупредительном выстреле поверх головы женщины Харрел замахал руками. Кэтрин на миг остановилась, оглянулась, но до деревьев оставался какой-то десяток ярдов. Харрел, что-то крича, бежал навстречу охраннику. Это было неминуемо...
Тело Кэтрин бросило вперед, будто ее толкнула сильная, безжалостная рука. Она распласталась на засыпанных хвоей травяных кочках. Почти одновременно из-за деревьев выскочил еще один человек. Стрелять не было никакой необходимости, он, должно быть, уже увидел ее и бежал наперерез. Харрел, выхватив ружье из рук охранника, отшвырнул его. Тот, второй, наклонился над Кэтрин, поднял на колено. По блузке расплывалось красное пятно.
Яркая кровь растекалась тревожно быстро. Уже невозможно было определить, где вышла пуля. Искаженное болью лицо стало белым, как мел. Потом ее загородила массивная фигура Харрела. Прошло всего пятнадцать секунд – каждая из них промелькнула перед Хайдом – с того момента, как она повернулась и побежала. Выстрелы были не более чем разрядкой, инстинктивной реакцией растерявшегося охранника. Харрел выпрямился. Двое его людей подняли племянницу Обри и понесли к дому. Пола куртки откинулась, обнажив красную на груди и животе блузку, воротничок оставался необычно белым. Она была без сознания, но грудь вздымалась.
Харрел мрачно оглядел деревья. Хайд, словно его увидели, невольно съежился. Они исчезли под навесом крыльца и вошли в дом. Оглянувшись на гидроплан, Харрел кивнул головой и поспешил внутрь.
Ранение было достаточно тяжелым, чтобы подумать о транспортировке. Харрел явно был заинтересован в том, чтобы она выжила. Судя по обилию крови на груди, ранение, вероятно, было сквозным. Если удастся остановить кровотечение, возможно, она...
...Была ли рана смертельной? Хайд покачал головой. Такая вероятность не открывала никаких возможностей. Они не доставят сюда медицинскую помощь, будут пытаться вывезти Кэтрин отсюда. Он сглотнул пересохшим горлом и облизал потрескавшиеся губы. Днем он передвигаться не может. Нужно, чтобы дело ограничилось ранением...
Хайд встряхнулся, словно мокрый пес. Надо было раньше что-то сделать с гидропланом, поднажать на них, дать им понять, что они в ловушке. Они попытаются вывезти женщину, вынуждены пойти на это. Она – их козырная карта, им нужно, чтобы она осталась жива. Но если ее вывезут, он потеряет ее след. Нужно, чтобы она оставалась в доме. Он должен удержать всех их вместе. Он не сводил глаз с крошечного, уязвимого самолета. Во что бы то ни стало нужно вывести его из строя.
Что бы ни подготовил Обри после звонка Мэллори, это произойдет не раньше, чем через много часов. Он же не мог передвигаться при дневном свете. Очень нужно, чтобы с женщиной было все в порядке. Тогда ждать. Им нужно вызвать пилота, который занят поисками в лесу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...