ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он опустил стекло... Все еще веяло утренней прохладой. Тщетно пытаясь успокоиться, он глубоко и ровно задышал.
Что такое она может знать?
* * *
Его так торопили, что, казалось, он пробегает мимо театральных декораций, так что колонны и позолота клуба выпускников Оксфорда и Кэмбриджа на Пел-Мел выглядели не намного весомее и прочнее небрежных геометрических фигур на ковре под ногами. К тому же создавалось впечатление, что люди собрались здесь с определенным намерением – но не ради того, чтобы, как объявлено, отметить уход Джеймса Мелстеда на пенсию с поста постоянного секретаря министерства торговли и промышленности. Разумеется, Джеймс вопреки событию улыбался молодой лучезарной улыбкой, расточая обещания делиться опытом и знаниями с теми, кто уже состоял в советах различных компаний, директором которых и он собирался стать. Увидев входившего Обри, Мелстед слегка приподнял бокал и легко, по-приятельски улыбнулся.
Были и такие, кто пришел только ради Мелстеда – разумеется, Рид, но здесь был и Малан. Обри решил, что это охватившее его ощущение сговора возникло из-за непредвиденного, но вполне объяснимого присутствия Малана. А также из-за Оррелла и, конечно, Джеффри Лонгмида. Их присутствие было загадкой, и эта мысль не оставляла Обри. Оррелл и Лонгмид сразу его заметили и целеустремленно двинулись в его сторону, но их опередил Дэвид Рид. Прервав разговор с банкиром и арабом, – тот, конечно, сжимал в руках стакан с апельсиновым соком – Рид пожал ему руку и одарил рассчитанно теплой улыбкой. Когда Рид повел его от двери, Обри заметил, что Лонгмид и Оррелл, казалось, были удовлетворены тем, что тот прежде них завладел его вниманием. Опять неприятно повеяло сговором. Ему было жарко, как-то не по себе, слегка кружилась голова.
– Кеннет... – после банальных приветствий начал Рид, – ...знаю, что ты собираешься обстоятельно поговорить со мной по поводу того дела в Фарнборо... Я готов в любое время. Ужасно неприятная история! – Увидев на лице Обри снисходительную улыбку, Рид облегченно вздохнул и улыбнулся в ответ, на этот раз более естественно. Обри потрепал его по руке.
– Я просто хочу быть au fait, Дэвид, – au fait, – спокойно произнес он.
– Конечно, ты же только что вернулся. Боже, надо же было этому случиться именно теперь! – Он все еще поддерживал Обри за локоть, и Обри стала надоедать эта твердая молодая хватка, словно его излишне заботливо переводили через улицу.
– Да...
– "Геркулес", набитый антирадарной аппаратурой и Бог знает чем еще, и один из моих людей арестован! Я сказал Джеффри и Орреллу, до какой степени я потрясен... этот человек был связан с... – Рид удивленно пожал плечами и развел руками. – Потом, Бога ради, это теперь вообще не мое дело, не так ли? Я больше не возглавляю компанию.
– Правда, ты держишь контрольный пакет, Дэвид. К тому же, газетам нравится ставить министров Ее Величества в неловкое положение.
– Хорошо, Кеннет... тогда я, возможно, попрошу тебя об одном одолжении! – И он снова расплылся в обаятельной мальчишеской улыбке. Обри напомнил себе: политические недруги утверждали, что перед этой улыбкой не могла устоять даже премьер-министр. Никто не хочет – я говорю это как другу, полагаясь на нашу дружбу, Кеннет, – в настоящее время никто не хочет этого скандала, он никому не нужен. Опять служба безопасности натопчет на полу. Я-то этого, разумеется, делать не стану.
Обри видел, как Джеффри Лонгмид наблюдает за ним из-за чьего-то плеча. Дэвиду, несомненно, разрешили вступить с ним в переговоры... и предупредить его.
– Дэвид, – невозмутимо произнес он, кто-то внушил тебе, что я не умею держать язык за зубами. Не следует думать, что какая-либо из газет мистера Мэрдока что-нибудь от меня получит.
– Извини, Кеннет... я говорил это в свое оправдание, – упавшим голосом вымолвил Дэвид. Обри снова потрепал его по руке.
– Извини и ты меня, Дэвид, – воду мутит кто-то другой. Понятно.
– Сэр Клайв – ужасный человек, согласен. – Обри взглянул на Оррелла и невольно улыбнулся. У стены напротив сэр Клайв навис над двумя тщедушными постоянными секретарями, еще не освоившимися со своим высоким положением и еще не знакомыми с поразительной способностью Оррелла нагонять скуку своими разговорами. – Позволь принести что-нибудь выпить, потом нужно повращаться среди гостей. Посматривай в сторону Джеймса. Он, вероятно, тоже захочет пообщаться с друзьями.
Как только Рид, все еще кивая, явно довольный – чего, черт возьми, он опасается в связи с этим скандалом в Фариборо? – отошел в сторону, к Обри направились Лонгмид и Оррелл.
Малан тоже не спускал с него глаз, делая вид, что занят разговором с Питером Шелли и чиновником из министерства обороны... интересно, где Джайлз Пайотт? Тут к Обри подошли Оррелл и секретарь кабинета министров.
– Кеннет, что, черт побери, происходит? Почему ты не отвечал на мои звонки? раздраженно спросил Лонгмид: не больше, чем пробный шар.
Обри недовольно поднял руку и позволил себе нахмуриться.
– Джеффри, я был занят... главным образом в связи с «Рид электроникс» и Фарнборо! Я не всегда могу отвечать на твои звонки, тем более что ты звонишь, когда тебе вздумается, – и обезоруживающе улыбнулся.
Лонгмид продолжал:
– Клайву здесь пришлось наслушаться всякого про Гровнор-сквер, Кеннет... главным образом касательно твоего пребывания в Пешаваре. Что это вдруг тебе взбрело сломя голову помчаться туда? Ты же говоришь, что у тебя есть дела здесь.
– Джеффри... теперь, пожалуй, следует изобразить возмущение – я в большом долгу перед этим молодым человеком. Мне нужно было убедиться...
– И ты его нашел! – Оррелл от обиды взорвался, точно перегоревшая лампочка. – И мне приходится узнавать об этом от ЦРУ, Кеннет! От тебя ни слова! Но позволь спросить, где он сейчас? – с нескрываемым злым сарказмом спросил он.
– Он, как говорится, дал деру, Клайв. – Обри с сожалением покачал головой. – Это до смерти напуганный, дошедший до точки парень, Клайв. Страдает паранойей, особенно помешан на том, что его предадут. Меня обвинял в том, что я бросил его на произвол судьбы. Забыл о нем. Я пробовал привезти его сюда, но не получилось...
– Ты его потерял, Кеннет? – недоверчиво прищурившись, спросил Лонгмид.
– Боюсь, что он... исчез. Мне бы хотелось, Клайв, чтобы ты попытался его отыскать... Будь добр.
– Я был вынужден объявить его вне закона, Кеннет. И не мог отменить своего решения. Черт возьми, он убил двух сотрудников Харрела! Кого он считает за врагов?
– Боюсь, что всех. Но он действительно дошел до точки. Я очень... – Покачал головой. – Очень сожалею, что дошло до этого, и чувствую себя ужасно виноватым, что не сумел этого предотвратить. – Он поглядел на них со слезами на глазах. Оррелл смутился, а Лонгмид поверил. Слава Богу.
Секретарь кабинета министров некоторое время внимательно следил за опечаленным лицом Обри. Обри наблюдал за Лонгмидом. Словно в детской игре, когда двое корчат рожи и изо всех сил стараются удержать гримасу, чтобы выйти победителем. В конце концов лицо Лонгмида приняло грустное выражение человека, понимающего, что Обри по слабости своей, словно заяц, мотался по Пакистану. С точки зрения Джеффри глупо быть таким чувствительным.
– Кеннет, – не предвещающим ничего хорошего тоном провозгласил Оррелл, – надеюсь, ты понимаешь, что этого человека, Хайда, нужно немедленно передать в надежные руки... как только онобъявится.
– Да, Клайв. Боюсь, что теперь это маловероятно... но, конечно, я понимаю.
Рид, делая ребяческие ужимки за спиной Лонгмида, все еще ждал момента передать Обри его бокал, приглашая Обри включиться в этот шутливый разговор. Но в зале и без того было полно заговоров, чтобы присоединиться к стремившемуся разрядить обстановку Риду.
– Кстати, Кеннет... черт возьми, как насчет этой истории, в которую ты... черт возьми, в которую попала твоя племянница?..
– Да, Клайв... да. Надеюсь, ты проверяешь, что там такое? озабоченно нахмурился Обри. – Сдается, что все посходили с ума, не так ли? – Потом более серьезна добавил: – Уверен, что кто-нибудь на месте наводит справки в полиции.
– Этим занимаются, Кеннет, – заверил Лонгмид. – Я абсолютно уверен, что здесь какая-то грубая ошибка. Хотя тебе не следовало привлекать сотрудников из Вашингтона.
– Да, понимаю. Но сам я не мог этим заняться, а девочка была так напугана. Я не смог разобраться в этом деле, по... что скажешь? Принялся действовать.
– Мое мнение, Кеннет, – ей следует явиться в полицию.
– Да, пожалуй, это лучший выход.
– Мэллори... мы с ним кое-что проверяем, – продолжал Оррелл. – Значит, ты согласен? Мэллори следует...
– До тех пор, пока он с ней.
– Разумеется.
– А я тем временем поговорю с этим малым из Фарнборо. Снова возьму концы в руки.
– Хорошо.
Словно получив невидимый сигнал, пред ними предстал Рид, предлагая Обри его виски. Тот пригубил напиток. Лонгмид обратился к Риду:
– Кеннет собирается без шума разобраться с этой историей в Фарнборо, Дэвид. Думаю, что оттуда не вырвется никаких ядовитых паров, верно, Кеннет?
– Я очень надеюсь, – улыбнулся Обри. – Не уделишь ли ты мне минутку, Дэвид? – Хочу знать, что это за парень? Давно он работает в компании?
Рид оглянулся на Лонгмида, потом бросил взгляд через зал на Мелстеда, занятого разговором с Маланом и кем-то еще, кого Обри не узнавал. Непринужденно улыбнулся.
– Много лет, Кеннет. Был преданным доверенным сотрудником. Такой удар! Знаешь, давай сделаем так: завтра с самого утра я пришлю тебе его личное дело. Устроит?
– Превосходно.
– Пора бы приглашать к столу, – заметил Лонгмид, похлопывая себя по животу.
– Пожалуй, ты прав, Джеффри. Пошлю кого-нибудь узнать.
У Обри слегка кружилась голова, от возбуждения чуть поташнивало, словно юную девицу из какого-нибудь романа, впервые попавшую на бал и ослепленную многоцветьем нарядов и мельканием танцующих пар. Он был ошеломлен поразительным чутьем этой группки, куда, непонятно зачем, входил и Малан, по-прежнему не спускавший с него глаз. Теперь он до смерти боялся за Кэтрин и Хайда. Это ради них он пришел сюда докопаться до истины. А оказалось, что Лонгмид, Оррелл и Рид сами затеяли с ним странную игру. Они, как в игре в прятки, завязали ему глаза, повернули три-четыре раза кругом себя и заставили искать на ощупь, дергая за рукава и глупо хихикая.
Возможно, они просто хотели избежать неприятной огласки в печати. Нельзя было допустить, чтобы назначение и возведение в дворянское звание Дэвида были так скоро запятнаны. Вполне вероятно, дело ограничивалось только этим...
Но он все-таки кое-что узнал. Служащий фирмы Рида, арестованный в Фарнборо и теперь надежно спрятанный на одном из загородных объектов СИС... работал ли он над созданием ДПЛА? Много лет, сказал Дэвид. Эта перспектива – достаточно упитанная и аппетитная крыса, чтобы привлечь его свойственное терьеру любопытство. Он будет ее трясти, пока не отвалится шея. Этот служащий, скорее всего, работал на Прябина, когда тот был резидентом в Лондоне. А с Прябиным связан Малан.
А также с «Шапиро электрик». Малан следил за ним, будто за лежащей на пути змеей на площадке для гольфа у себя в Южной Африке! О, да, из беседы со шпионом из Фарнборо вполне может что-нибудь всплыть.
Лонгмид с Орреллом переместились к более подходящей компании. У него осталось впечатление, что они удовлетворились тем, что топко намекнули ему на явно несерьезное отношение к престижу своего учреждения и заручились его молчаливым согласием. Обри выбросил из головы их оскорбительное высокомерие и явное неодобрение ого непринятых в этом обществе манер. Он помахал рукой, направляясь навстречу улыбающемуся общительному неудачнику сэру Джеймсу Мелстеду. А Малан продолжал напряженно следить за Обри. И вдруг топкая, почти прозрачная оболочка, связывавшая этих людей с близкими ему людьми, стала в его глазах твердой, непроницаемой.
– Слушай, прелесть моя... я, черт побери, целых два часа твержу тебе одно и то же! Он тебя отсюда не вытащит. Дядюшка Кеннет – это тебе не крестная волшебница. Ты сидишь в дерьме и в нем останешься, если не станешь выбираться сама!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...