ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

За ними в воздухе появились американские охотники за радарами F-4G. Они, вместе с английскими истребителями "Торнадо", вооруженными ракетами подавления ПВО, добросовестно добивали то, что осталось от иракских средств наведения после налетов американских крылатых ракет. Таков был первый этап операции, который должен был продемонстрировать иракскому диктатору серьезность намерений участников антииракского альянса…
Но Гусейна и это не испугало! Диктатор был не из тех, кого можно испугать одним ударом, пусть даже и ударом очень сильным. В отместку он все-таки выполнил свою угрозу и выпустил по Израилю несколько советских баллистических ракет "СКАД". Несмотря на, то что большинство таких ракет было уничтожено в первые часы операции прямо шахтах, у Гусейна оставалось ещё несколько мобильных пусковых установок, смонтированных на большегрузных советских тягачах. Оснастить их отравляющими веществами он все же не решился, прекрасно понимая, что применение оружие массового поражения, запрещенное во всем мире, равносильно подписанию себе смертного приговора. Поэтому его акция была рассчитана скорее на устрашение, нежели на нанесение серьезного урона. Правда, оказалось, что устаревшие ракеты не состоянии справится даже с этой задачей.. Снятые в СССР с вооружения ещё в шестидесятых годах, они обладали слишком низкой точностью, малой скоростью и в основном были сбиты американскими противоракетными комплексами "Пэтриот" ещё до подлета к цели. Только несколько из них долетели до окраин израильских городов и упали там на жилые районы, – под их взрывами погибло сорок два ни в чем не повинных мирных жителя. Одними из погибших оказалась семья Шабсон, – остроносая ракета, напоминавшая своими очертаниями хищную акулу, ворвалась смертоносным смерчем внутрь небольшого коттеджа и в один миг оборвала жизни всех его обитателей. Прибрежные кипарисы лишь нервно вздрогнули от мощного взрыва и в немом ужасе закачались, взирая на огромную дымящуюся воронку на месте недавно стоявшего уютного домика.
Эффект от этой акции оказался обратный тому, на что рассчитывал Гусейн, – это лишь окончательно разозлило участников антииракской коалиции. Фактически с этого момента началось методичное избиение Ирака… В воздух поднялись все воздушные силы союзников, – были задействованы силы космического слежения, дальнего радиолокационного обнаружения, самолеты-невидимки "Стелз", практически вся тактическая и стратегическая авиация. Даже старичкам B-52, считавшимися давно устаревшими и не применявшимся со времени войны во Вьетнаме, нашли применение – ковровыми бомбардировками они добросовестно утюжили позиции иракских войск.

Во время одного из таких дней, когда силы антииракской коалиции наносили массированные удары по Ираку, звено истребителей-бомбардировщиков F-16, или, как их называли сами американцы "Бойцовских соколов"– Fightings Falcons, возглавляемое капитаном американских ВВС Рональдом Мотсом взлетело с авиабазы Доха в Катаре и нырнула в темноту теплой тропической ночи. Набрав высоту, самолеты, прикрываемые тремя саудовскими "Иглами" F-15, сделали боевой разворот и взяли курс на Багдад. Сегодня их задачей являлось точечными ракетными ударами уничтожить пункт связи управления иракскими войсками.
Выведя самолет на заданный курс, Рональд Мотс посмотрел через толстое стекло кабины на летящее чуть выше звено прикрытия. Вид прикрывающих их "Орлов", ("Игл" – переводится с английского, как "Орел"), внушал то размеренное чувство спокойствия, которое испытывает человек зная, что он находится под надёжной защитой. Мотс не раз встречался на земле с этими арабскими парнями, которые сегодня сопровождали его звено и чьей задачей было обеспечить их безопасность от возможного нападения иракских истребителей. До этого на авиабазе в Дохе они часто совершали тренировочные полеты и даже устраивали товарищеские футбольные матчи недалеко от взлетно-посадочной полосы. И хотя летали саудовцы гораздо лучше, чем играли в футбол, недостаток своего футбольного мастерства они вполне компенсировали острым желанием победить, носясь с бешенной скоростью за мячом на протяжении всего матча. Видя эту непреодолимую страсть к победе, американские пилоты сначала посмеивались над своими горячими восточными союзниками, но потом проникшись к ним уважением, и ещё до начала военных действий между ними установились добрые товарищеские отношения.
С Азисом, старшим по званию среди арабов, который к тому же оказался далеко неглупым парнем, Мотс иногда захаживал в один и тот же бар. Однажды они даже обменялись часами – Мотс, как раз получил специальные противоударные, пылеводонепроницаемые, которые выдавались американским участникам боевых действий. Азис, чтобы не ударить лицом в грязь снял с руки свою "Омегу" в золотом корпусе.
Вспомнив об этом и посмотрев на часы, тускло поблёскивающие на запястье, Мотс услышал, как самолет дальней радиолокационной разведки АВАКС, баражирующий где-то над Персидским заливом, вызывает истребители прикрытия:
– Фейсал три, Фейсал три, это Кондор пять… Впереди вас две цели… Опознаны как иракские "Мираж" F-1 и МИГ-29… Подтвердите прием…
– Кондор пять, это Фейсал три, прием подтверждаю, – узнал Мотс по мягкому акценту голос Азиса. – Сообщите дополнительные параметры…
– Удаление от вас сто восемьдесят километров. Идут встречным курсом… Направление 15 градусов к северу, высота четыре с половиной тысячи… Скорость… Около тысячи ста миль в час, – откликнулся оператор с самолета наведения.
– Понял вас, Кондор… Начинаю атаку, – после чего Мотс услышал, как Азис называет его позывные. – УР-17, я Фейсал три… Мы вас ненадолго оставим… Похоже для нас нашлась кое-какая работенка…
– О' кей, Фейсал три, вас понял, – отозвался Рональд. – Накормите этих засранцев "воробышками" ("воробышками" ласково назывались американские ракеты класса "воздух-воздух", укрепленные под крыльями саудовских "Иглов".) Произнеся свое незамысловатое напутствие Мотс взглянул вверх на идущую параллельно тройку F-15 и заметив освещенный колпак кабины Азиса, помахал ему рукой. "Орел" слегка качнул крыльями и тройка арабских истребителей мягко отвалила в сторону.
Мотс перевел взгляд на панель приборов и посмотрел на свой индикатор обзора. Вражеских истребителей не было видно, – видимо, они ещё не вошли в зону действия его бортового радара, Рональд заметил на экране только три удаляющиеся отметки самолетов прикрытия. Через несколько секунд у края экрана появились ещё две точки – иракские истребители, которые двигались почти что им навстречу. Расстояние между самолетами быстро сокращалось, но иракские летчики явно не замечали атакующих их F-15. Они продолжали двигаться в тем же курсом – со стороны это начинало походить на игру в одни ворота. Наконец иракские истребители обнаружили, что их атакуют и сделали судорожную попытку избежать нападения – на экране индикатора было видно, как они резко пытаются изменить курс, – но было уже поздно. Видимо, системы наведения "Иглов" уже успели захватить цели. Мотс услышал, как эфир заполнился гортанными голосами арабов. Узнать, какой из них принадлежит Азису, он не мог, но догадался, что тот координирует действия своих пилотов. Видимо, по его приказу саудовские F-15 одновременно сделали ракетный залп – экран зарябил, а потом одна из точек, обозначавшая иракский истребитель исчезла.
"Один готов!" – понял Рональд.
В это время второй иракский летчик продолжал отчаянно бороться за свою жизнь. Пытаясь оторваться от наседавших на него F-15, он старался уйти боковым маневром. Выделывая сложные зигзаги и прижимаясь к земле, он отстреливал защитные ракеты и дипольные отражатели, но было ясно, что силы слишком неравны. Рональд по индикатору видел, как саудовцы берут иракский Миг в клещи. Ещё несколько мгновений они шли с ним почти параллельными курсами, затем "Иглы" сделали ещё несколько залпов и отметка второго иракского самолета исчезла. Рональд заметил, как "Иглы" поворачивают обратно.
"Четко сработано!" – подумал он и взглянул на часы, – оказалось, что бой продолжался не более шести минут. Через несколько секунд Рональд увидел приближающуюся тройку F-15.
– Фейсал три, Фейсал три, – вызвал он Азиса. – Как меня слышишь, Азис?
– Всё в порядке! – услышал он знакомый голос.
– Здорово вы им задницу надрали! А второй верткий попался… Это был Миг?
– Да! Миг-29… Но против наших "воробышков" им делать нечего… Это им не задницей на авиасалонах вертеть!
– Мои поздравления! – поздравил Рональд с победой товарища.
– Спасибо! Курс на Багдад?
– Да!
В кромешной тьме небольшая смешанная эскадрилья добралась до Багдада. Иракская столица встретила их отсветами пожаров и редкими вспышками зенитных установок.
– А-3, А-3! – запросил базу Рональд. – Я – УР-17, вышел на цель… Выхожу на боевой…
– Вижу вас, УР-17… – с деловой монотонностью ответила база. – Продолжайте задание…
Рональд посмотрел на бортовой дисплей, показывающий расстояние до точки пуска и откинул крышечку пуска ракеты. Рядом с перекрестьем дисплея зафосфорицировала надпись "цель введена". "Отлично", – подумал он и принялся по очереди вызывать самолеты своего звена. Пилоты летящих рядом истребителей-бомбардировщиков по очереди сообщили ему о захвате целей.
– О' кей! – произнес Рональд, а затем уже громко добавил. – Ну, парни… Поехали! Ё-хоу! – и плавно перевёл свой истребитель в режим снижения.
Увидев, как на дисплее зажглось красное перекрестье с надписью "ракеты готовы к пуску" он нажал на красный тумблер и ракета, подвешенная под фюзеляжем, плавно сошла с пилонов. Рональд почувствовал легкий толчок – самолет, освободился от своего смертоносного груза, а следом за этим прямо по курсу образовалась мерцающая дорожка с удаляющимся огоньком сопла ракеты. Поборов искушение посмотреть разрыв, Мотс потянул ручку штурвала на себя и перешел в режим набора высоты. Выровняв самолет, он тут же запросил остальные самолеты звена:
– УР– 18, УР-19, доложите о выполнении…
– Рони, это Нолтон… Пуск произвёл…Всё в порядке! – услышал он в наушниках голос одного из пилотов. Мотс настороженно нахмурился, но второго ответа так и не последовало.
– Где Сотсби? – тревожно спросил он. – Чак, ты его видишь?
– Нет…
– Черт! – Мотс принялся судорожно вращать головой.
– УР – 17, Я – УР-19! – вдруг услышал он. – Всё в порядке! Я ниже тебя на пятьсот метров…
Рональд до боли сжал ручку штурвала, чувствуя, как противно заныли костяшки в суставах, и процедил сквозь зубы:
– Почему сразу не отвечал, УР-19?
– Выводил самолет, – беспечно ответил лейтенант Сотсби. – Решил посмотреть, как оно жахнет… Классно!
Рональд Мотс почувствовал, как удушливое раздражение подступает комком к горлу.
– Жить надоело? – просипел он в шлемофон чужим, неприятным голосом. – В русскую рулетку захотелось поиграть? Ладно, возвращаемся! – сказал он уже более спокойно, понимая, что сейчас не время для разбора полетов. – Азис, слышишь меня?
– Да… Всё в порядке!
– Идем на базу!
В этот момент экран бортового компьютера Рональда Мотса замигал, и на нем зажглась надпись "Вы облучены".
– О, черт! – зло прошипел Рональд. – А я то, думал что у вас уже все закончилось!
По экрану он увидел, как к нему приближаются две ракеты.
– Начинаем противоракетный маневр, – скомандовал он и как учили, нажал сначала кнопку противоракетной защиты, а затем резко бросил самолет в пике, стараясь "сломать" траекторию ракеты под острым углом. Несколько секунд он ускорял свой самолет в падении к земле, чувствуя холодящую пустоту в животе, а затем уже перед самой поверхностью начал выравнивать самолет.
– Вау! – наконец произнес он, решив, что опасность осталась позади. Но он не знал, что ещё две ракеты советского зенитного комплекса "Стрела" были пущены ему вдогонку и, что они, как гончие псы нацелились на сопла его истребителя. Он не успел ничего ни понять, ни почувствовать… Только яркая вспышка разорвала темноту южной удушливой ночи, смешав в жарком пламени взрыва титановую обшивку самолета с золотом дорогих швейцарских часов. Горящие обломки рухнули на остывающий песок иракской пустыни… Фатум!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86

загрузка...