ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

С вами останется вся ваша охрана… Кроме того, в Крыму вас будут охранять мои люди…
Михайлов, стараясь изобразить на лице твердую решимость, произнес хрипловато, сжимая в кулак холодные пальцы:
– Я думаю, вы понимаете, Юрий Алексеевич, что путч обречен… Цивилизованный мир никогда не смирится с антиперестроечным переворотом… Никто не позволит держать под арестом законно избранного Президента Советского Союза… Так, что путч захлебнется… Это очевидно… И когда это произойдет, мы под вашей охраной должны возвратиться в Москву… Это будет лучшей рекомендацией вам на будущее… Так, что сейчас ваша задача, Юрий Алексеевич, защитить Президента и его семью…
Он пытливо уставился на Плешакова, прекрасно понимая, что устного согласия собеседника не требуется, здесь всё будет ясно и по глазам… Плешаков глаз не отвел – в них была только спокойная невозмутимость, которая вселила в Михайлова уверенность, что Плешаков согласился на ту роль, которую ему отвели. Ну, что ж… Хорошо! Теперь осталось действовать по плану… Но неделя до отъезда тянулась отвратительно медленно. Михайлова уже не волновало ни отсутствие средств для сбора необычайно богатого урожая (самого богатого за последние семь лет!), ни то, что Бельцин, а не он собирает деньги на его уборку. Он уже смотрел на всё это, как на нечто неважное, второстепенное, стараясь не теребить уязвленное самолюбие. Это не главное, успокаивал он себя, – не стоит размениваться на мелочи… В конце концов и Америка, и Европа обязательно помогут ему, когда путч захлебнется. (Кто ж откажет стране победившей демократии, откажет ему, президенту-реформатору?) Сейчас главное оказаться подальше от Москвы, подальше от всех этих Крюковых, Тугго, Линаевых и попасть в Крым под защиту Плешакова. И Михайлов, гнал от себя мрачные мысли, старался занять себя делами, участвовал в каких-то пустых, ненужных заседаниях и приемах, но все же время тянулось ужасно медленно.
Перед самым отъездом чуть было всё не сорвалось… За четыре часа до отлета с семьею в Крым ему позвонил президент Соединенных Штатов. Обменявшись принятыми в таких случаях короткими приветствиями, американский лидер перешёл к сути:
– Господин Михайлов, я звоню, потому что обеспокоен… Из источников, близких к вашему правительству, ко мне поступили сведения, что рассматриваются варианты вашего отстранения от власти… Моя тревога могла бы показаться напрасной, если бы наши средства космического слежения не обнаружили крупное стягивание войск к Москве… Мне, конечно, хотелось бы, чтобы это было никак не связано, но я посчитал своим долгом предупредить вас…
Михайлов прочувствованно поблагодарил. (Именно прочувствованно, не кривя душой… Накануне путча было приятно убедиться в поддержке Америки, – ведь Михайлов отлично понимал, что чем сильнее будет резонанс от его пленения, чем больше крупных мировых держав встанут на его защиту, тем быстрее всё закончится и вернется на круги своя)…
– Я рад, что в Америке проявляют беспокойство по поводу событий в нашей стране и лично по поводу моей безопасности, – произнес он в ответ. – Но, на самом деле, причин для беспокойства нет… В Московской области будут проводиться обычные плановые ученья, – я в курсе, вопрос между мной и министром обороны согласован… На ваши опасения, Джорж, хочу лишь заметить, что сейчас в Советском Союзе нет силы, способной, противопоставить что-то серьезное перестройке… Это сложившийся факт… Демократия уже стала неотъемлимой частью жизни советского человека, и её не так просто будет отобрать… Но я искренне признателен вам за этот звонок… Это значит наши страны окончательно похоронили конфронтацию между собой…
С другого конца Атлантики телефонный кабель донес вежливый отклик американского президента:
– Спасибо, Алексей! Мы действительно хотим видеть Советский Союз демократической страной… Поэтому хочу пожелать вам таких же успехов в ваших преобразованиях, каких удалось достичь в свое время Аврааму Линкольну в Америке…
А потом прозвучало лаконичное то ли добавление, то ли предостережение:
– Но не желаю вам его судьбы!
Кабинет Стивена Крамера в Управлении представлял собой стандартную квадратную коробку с металлическими жалюзи на широких стеклянных перегородках. Обстановка была чисто деловой. Кресло, стул, стол… На двух серых офисных столах, составленных буквой "L", стояли два компьютера и телефон. Рядом со столом разместился приземистый ящик принтера, впритык к которому был поставлен измельчитель бумаги, в обиходе называемый "крокодилом". Некоторым диссонансом в деловом стиле кабинета выделялась лишь стоящая на столе цветная фотографии Наташи, вставленная в рамку из светло-коричневого дерева – единственная вольность, которую позволил себе Стивен, нарушив сухой, официальный интерьер кабинета.
Стивен сидел в высоком черном кожаном кресле, уставившись на монитор, закрытый матовым защитным экраном. На экране компьютера была карта Московской области. Рядом со Стивеном, опираясь ладонью на стол, стоял Роберт Мотс. Он тоже смотрел на экран. Голубая клякса в центре изображала Москву. Река извилистой линией разрезала город на две неровные части, от окраин, точно лучи от солнца во все стороны разбегались трассы автомобильных дорог, но ни Мотса, ни Крамера сейчас не интересовали географические особенности русской столицы. Их внимание было сосредоточено на трёх жирных красных точках вокруг города. Этими точками было отмечено расположение военных частей. Вершинами правильного треугольника, они охватывали Москву с трех сторон так, что неприкрытым оставалось только западное направление.
Стивен придвинул к себе клавиатуру, щелкнул по клавишам и увеличил масштаб. Клякса в центре уменьшилась, но зато у края экрана к западу от Москвы появилась четвертая точка …
– Это то, что происходит сейчас, – сказал он. – А это, то что было неделю назад, перед отлетом Михайлова в Крым…
Вызвав на экран меню, он пробежался пальцами по клавиатуре. Картинка с красными точками моргнула, но почти не изменилась.
– Похоже! – задумчиво произнес Мотс.
– То же самое, – подтвердил Крамер.
Роберт Мотс, не отрывая сосредоточенного взгляда от монитора, негромко попросил:
– А ну-ка покажи мне места постоянной дислокации этих частей…
Крамер снова застучал по клавиатуре. На карте возникли фиолетовые стрелки. Они начинались у темных квадратиков и заканчивались, упираясь в красные точки.
– Это маршрут движения частей в район учений, – пояснил Крамер, показав на пунктирные стрелки. – А квадратики – места постоянной дислокации.
Взгляд Мотса, устремленный на экран монитора, стал напряженным.
– А до этого учения в этом районе проводились? – спросил он.
Крамер кивнул.
– Да… Но до этого тяжелая техника никогда не двигалась своим ходом, а перебрасывалась по железной дороге. Но интересно даже другое! Главное, что до сих пор военные никогда не останавливались, а в этот раз их словно к Москве магнитом притянули! И вот ещё один факт… – Крамер показал на четвертую, самую удаленную от Москвы точку. – Это те части, которые дислоцируются дальше всего от Москвы. Их место постоянного базирования вот тут, – он ткнул за край монитора, словно хотел показать, где бы находился темный квадратик, если бы экран монитора был больше. – Эти части в начале учений первыми выдвинулись на место учений, а теперь, когда учения закончились, они почему-то остаются на месте… Как будто для того, чтобы специально не уходить от Москвы…
Роберт Мотс оторвал сосредоточенный взгляд от экрана и медленно распрямился. Отойдя от компьютера, как будто увиденное перестало его интересовать, он скучным, невыразительным голосом произнес:
– Это ничего не значит… У нас, Стивен, как у хороших альпинистов, все выводы, должны иметь не менее трех точек опоры… А сейчас у нас только два факта! Первое – обращение в наше посольство мэра Москвы Харитонова о якобы готовящимся перевороте неделю назад… И второе – необычное передвижение войск из района учений… Мало! Мы не знаем, на чем были основаны умозаключения Харитонова, но тому, что военные части двигались своим ходом может быть самое простое объяснение… Как это у русских называется? – Мотс нахмурился, вспоминая русское слово, а потом громко щелкнул пальцами. – "Головотяпство"!
Взгляд у Стивена на какую-то секунду стал недоуменным, а потом глаза его весело заискрились – он вспомнил, когда впервые услышал от Мотса это слово. Это было во время московской Олимпиады, лет десять назад. Он, тогда ещё молодой сотрудник, работал под началом Мотса в московском посольстве… Русские как раз перед этим ввели свои войска в Афганистан, а потом показали у себя по телевидению передачу о Москве… В качестве музыкальной заставки они почему-то взяли песню немецкого ансамбля "Темучин". Бедняга-продюсер, видно, не знал немецкого, а разобрал в ней одно слово – Москва… Только в той песне пелось, как хорошо разбомбить Москву и пить на её руинах кумыс…
Продолжая иронично улыбаться, Крамер посмотрел на Мотса, но лицо у Мотса оставалось сумрачным и непроницаемым. После гибели сына он стал неулыбчив. Держался по-прежнему спокойно, всем своим видом демонстрируя, что не нуждается ни в сочувствии, ни в поблажках, но лоб его избороздили тонкие шрамики морщин. Было заметно, что он старается полностью уйти в работу, застегнувшись в свой тщательно отутюженный костюм, как в рыцарские доспехи.. Крамер стер улыбку с лица и опять склонился к монитору. Мотс спросил его:
– А ты подумал, почему Харитонов сообщает не Михайлову, а нам в посольство? Кстати… Где он сейчас находится?
Крамер повернулся на вращающемся кресле, оттолкнулся от стола и подъехал ко второму компьютеру. Набив запрос, он прочитал информацию с экрана:
– Позавчера Харитонов вылетел в Казахстан…. Там сейчас встречаются Бельцин и президент Казахстана Абаев…
– А почему так странно ведет себя Михайлов? Ему сообщают о готовящемся перевороте, а он спокойно улетает в Крым! Почему?
Лицо Мотса, обращенное к Крамеру, оставалось бесстрастным, но в глубине его зрачков застыл настойчивый вопрос. Крамер недоуменно пожал плечами. Конечно, он понял, что хотел сказать Мотс… Что Михайлов сам организовал путч… Он озадачено уставился на экран компьютера, задумчиво потер подбородок, а потом решительно отверг эту идею… Нет! Вряд ли… Михайлов для этого слишком опытный и расчетливый политик. Он-то прекрасно понимает, что для ввода военного положения у него нет веского повода. К тому же, он не может не понимать, что в республиках его не поддержат, а значит почти со стопроцентной уверенностью можно сказать, что военное положение выльется в столкновения с мирным населением… А это опять кровь и жертвы, а значит его крах, как президента… Нет! После Вильнюса и Тбилиси Михайлов уже не станет повторять ошибку.
Стивен Крамер сосредоточенно нахмурился. Интуитивно он чувствовал, что разгадка находится где-торядом, но она ускользает от него, мелькая ярким секундным отблеском.
– Давайте посмотрим, что происходило неделю назад в Крыму, когда к нам обратился Харитонов… – произнес он и снова придвинул кресло к компьютеру. Несколько секунд он щелкал по клавишам, а потом стоящий рядом принтер с треском начал выплевывать из себя широкую ленту бумаги. Крамер встал и подошел к распечатке. Взяв в руки длинную, хрустящую бумагу, он принялся сосредоточенно зачитывать:
– Так! Семь часов десять минут. Замечена активизация на военных судах. Вот! Восемь часов сорок минут… Военные суда стягиваются в район Ялты, это район в непосредственной близости от резиденции президента СССР… Десять двадцать… Военные суда находятся в на рейде рядом с резиденцией Михайлова… О! – лицо у Крамера вдруг заметно оживилось, видимо, он обнаружил что-то интересное. – А вот, похоже, и та самая третья точка опоры, которую мы искали, мистер Мотс! Смотрите! Рядом с резиденцией Михайлова находятся несущий крейсер, эсминец, три тральщика и катера береговой охраны. Многовато что-то для охраны президентской резиденции! А потом их что-то спугнуло… Двенадцать тридцать семь… Большие корабли уходят, остаются только катера береговой охраны… Тринадцать пятьдесят две… В Крыму приземляется самолет с Михайловым…
Крамер опустил шуршащую распечатку и посмотрел на Мотса, но лицо у Мотса было по-прежнему непроницаемым.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86

загрузка...