ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Веру? Ну... я попробую, мисс Ланда, отчего не попробовать? Хорошо бы только, чтоб Вигглер мой не проснулся да не кинулся меня искать. Чего доброго, еще решит, что меня упер... похитили, так ведь такой шум поднимет, что всех перебудит!
Ланда улыбнулась, но глаза ее, блестевшие при свете луны, были серьезны. Она сжала руки Нирри — пожалуй, чуть слишком крепко.
— Верь, Нирри. Верь. Думай о мисс Кате. Думай о том, как сильно тебе хочется ее вновь увидеть.
— Ну, это-то мне совсем даже не трудно — так думать, мисс Ланда.
— Ну, вот и умница. Ты — связующее звено, Нирри, помни об этом.
— Я... что?
— Не важно. Жаль только, что я раньше до этого не додумалась. Ах, как мало у нас времени! А теперь следи за мной, Нирри, и делай все, как буду делать я. Что бы ни случилось, думай о мисс Кате.
Нирри кивнула и тут же негромко вскрикнула: мисс Ланда неожиданно проворно нырнула в густую траву и легла на землю.
— Мисс Ланда, — озабоченно прошептала Нирри. — Вам нехорошо, а?
— Нирри, помни! Делай все, как делаю я!
— О-о-ох, ладно, ладно, мисс Ланда. Бедная моя чистенькая ночная сорочка!
А потом Нирри пришлось удивиться еще сильнее, потому что мисс Ланда принялась стонать и ласково гладить лесную землю, а пряди ее длинных волос переплелись с корнями, травинками и перьями папоротников. Ничего себе — хорошенькое поведение для благовоспитанной юной девицы!
Но худшее еще было впереди.
— Уль-лю-лю-лю-лю!
Ну, точно, языческая белиберда! «Но ведь если подумать хорошенько, — так решила Нирри, — так и мисс Ката, пожалуй, немножко язычница». Вот только она все равно очень жалела свою хорошенькую новую ночную сорочку. И зачем ее было пачкать?
Светловолосая головка Нирри поднялась над папоротниками. Ох, видела бы ее сейчас старая хозяйка!
— Уль-уль-уль-уль-уль!
* * *
Где же его друзья? Куда они подевались?
Джем обернулся, обвел пещеру взглядом. Кристалл, который он сжимал в руках, начал угасать. Из светящегося он превращался в темно-алый. Святилище Пламени, как и весь город, восстановилось, но стало таким, каким было вплоть до самого последнего взрыва. Потрескавшийся пол был усыпан осколками камней. Посреди этих обломков лежали бездыханные тела Симонида, султана и обезглавленного сводника Эли Оли Али. Они, как прежде, были мертвы. Через пролом в крыше было видно небо. Яркое утреннее солнце светило вниз сквозь оседавшую пыль. Но одно изменилось: на том месте, где прежде бушевало Пламя, чернел провал.
Первым появился Радуга. Послышался радостный лай, и пес перескочил через каменный завал. Шкура у него была запыленная, но под слоем пыли проглядывали разноцветные полоски.
За Радугой последовал Раджал, за ним — принцесса, и все они были с головы до ног покрыты пылью и пеплом. Джем радостно обнял всех по очереди, но когда появилась Ката, он бросился в ее объятия, крепко прижал ее к себе и рассмеялся. Они поцеловались, и поцелуй их был долог и полон любви.
Принцесса с завистью наблюдала за ними.
Малявка стеснительно кашлянул.
— А-а-а... а где джинн? — спросил он.
Загрохотали камни, и, откуда ни возьмись, появился Джафир. Коротышка плевался, кашлял и вид имел крайне недовольный.
— Лампу искал, — объяснил он. — Обыскался. Куда она запропастилась, ума не приложу. Уж внутри нее мне было бы намного безопаснее! Ну, где же она, куда подевалась?
Малявке бросился в глаза тускло блестевший предмет посреди груды обломков, и он бросился к нему и проворно схватил.
— Это же мой домик дорогой, родной мой домик! — запротестовал джинн. — Ой, мамочки, дырки-то какие! Ну и что, все равно домик это мой! Отдал бы ты мне его, а? А, мальчуган? Отдал бы?
— А ты ничего не забыл, джинн?
— Я? Забыл? Что я такое мог забыть?
Мальчишка указал на принцессу.
— А про желание про третье. — Он принялся загибать пальцы. — Первое желание было: перенести нас сюда. Второе — ну, это мы только что видали. — С этими словами он поднес третий, средний палец к самому носу джинна. — Одно-то еще осталось, а, джинн? — Малявка шагнул к принцессе и отдал ей лампу. — Ну, ее-то высочество сама за себя скажет, я так думаю.
Джафир выпучил глаза, но что он мог поделать? Он мог только повиноваться повелениям того, кто владел лампой. Вот так и получилось, что через пару мгновений в полуразрушенной пещере вновь возникло облачко оранжевого дыма и принцесса сжала в объятиях Амеду.
— О, Амеда! Где же ты была?
— Уабин заточил меня в обломок зеркала. Но, любовь моя, любовь моя, я все время видела тебя! О, как же я за тебя боялась! Но теперь... видеть тебя настоящей... обнимать тебя... только бы не выплакать всю жизнь вместе со слезами радости! О, моя любовь! О, любовь моя!
— Не бойся больше ничего, моя милая, — рыдая от счастья, уговаривала подругу принцесса. — Милая, дорогая Амеда, мы больше никогда не расстанемся!
Малявка улыбнулся.
— Ну, похоже, того... смахивает на счастливый конец.
— Само собой, еще какой счастливый, — поспешно подхватил джинн Джафир, — если ты, конечно, соблаговолишь вернуть мне лампу. А потом, как только я заберусь внутрь, забрось ее куда-нибудь подальше, будь так добр, ладно? Желательно забросить ее так далеко, чтобы ее никто не сыскал... эпициклов так несколько. Полагается мне заслуженный отдых, в конце концов, или нет?
Он потянулся за лампой, но Малявка пискнул и просто так, в шутку, упрыгал от джинна, перескакивая через горки камней.
— Вернись, маленький воришка!
Удивительно, но толстяк-джинн попался на удочку Малявки и бросился за ним вдогонку. Радуга весело лаял, радуясь тому, как люди резвятся. Малявка бегал и бегал, а джинн — за ним, по кругу около обнявшихся влюбленных. А потом Малявка запнулся и упал, и лампа выпала из его рук и укатилась в сторону. Он бы тут же снова схватил ее, но тут нечто ужасное привлекло его внимание. Мальчишка охнул.
Посреди груды камней валялась отрубленная голова.
Знакомая голова. Жирные щеки, пухлые губы, седоватые усы.
Джинн на эту страшную находку и не подумал смотреть. Он проворно схватил с пола лампу. В следующее мгновение он уже мог бы нырнуть в ее недра, однако тут вдруг от полуобрушенного дверного проема донесся знакомый ему взволнованный голос:
— Эй! Есть тут кто-нибудь?
Джафир вздрогнул и, медленно обернувшись, увидел толстяка-коротышку в одной нижней рубахе, который опасливо заглядывал в Святилище из задней двери. Даже Малявка, оглянувшись, замер в изумлении, потому что коротышка в дверном проеме был точной копией джинна. Вспотевший и тяжело дышавший незнакомец вперевалочку вошел в Святилище. Поначалу он плохо видел: яркое солнце, заливавшее полуобрушившуюся пещеру, слепило глаза. Он заметил джинна, но, поскольку на том были жалкие остатки роскошного одеяния, принял того за кого-нибудь из придворных или почетных гостей.
— Ой-ой-ой! — запричитал коротышка. — Хвала богам, наконец я хоть кого-то разыскал! И не пойму, что такое приключилось! Если бы я знал, какой длинный этот туннель... он ведь, оказывается, длиной со всю церемониальную дорогу, и... о-о-ох, я вам не стану рассказывать, сколько раз мне казалось, что на меня вот-вот обрушится потолок! Нет, пожалуй, более страшной ночи мне в жизни не доводилось пережить! А несчастный Хасем... сначала из ума вдруг выжил, а потом... ох, бедный, бедный Хасем! Видно, все-таки его настигли эти злодеи уабины — больше ничего в голову не приходит. Нет, вы только представьте: эти мерзавцы переоделись рабынями! Кто бы в такое поверил, а? О, как ужасен этот мир! Одного не пойму: как это и меня не прикончили...
Поток слов вдруг резко оборвался. Коротышка взобрался на большой камень и устало отер пот со лба.
— Оман? — оторопело выдохнул джинн. — Оман, это... ты?
Вопрос, само собой, был чисто риторический. А каким он, спрашивается, еще мог быть?
— Виана-Виану, Виана-Виану...
— Богиня живых, поглоти меня, словно огонь...
— Богиня смертных, услышь мою мольбу...
— Виана-Виану, Виана-Виану...
— О, богиня, пожалуйста, верни назад мисс Кату!
Громко раздавались голоса в темном предутреннем лесу, сливались и соединялись, преображаясь в странную, неземную музыку. И чудо происходило! Загадочное зеленоватое свечение, похожее на фосфорическое, пробивалось от земли к корням и травам. Сердце Нирри громко билось. Ланда потянулась к ней, взяла ее за руку. Они начали танцевать, приседая и кружась. Зеленоватое свечение разгоралось все ярче, поднималось все выше, оно, подобно огню, охватило ветви векового дуба. Между танцующими женщинами возник зеленый светящийся столп. Они кружились около него, а столп начал медленно вертеться вокруг своей оси. Под ногами у Нирри и Ланды зарождалась новая жизнь: прорастали травы и цветы. И вот наконец внутри столпа зеленого света возник образ кристалла — зеленого кристалла!
— Мисс Ката! О, мисс Ката, где вы?
— Богиня! — вскричала Ланда. — Мы видим твой знак, твой символ, средоточие твоего могущества! Священная Виана, верни нашу сестру на путь, по которому она должна последовать! Всемилостивейшая, руководи ею...
Но тут земля словно бы взорвалась неведомой силой. Женщины вскрикнули. Их отбросило в разные стороны и швырнуло наземь. Светящийся столп замерцал. На фоне зеленого света возникли алые вспышки. Они следовали одна за другой. Неожиданно пробужденные стихийные силы превратились в бушующий смерч. Полегли на землю папоротники, вырвало с корнем цветы, пожухли травы, а лианы искорежились, подхваченные жутким танцем смерча. А кристалл все вращался и вращался.
Нирри закричала:
— Что же это творится? Мисс Ланда, что такое делается?
Она в отчаянии хваталась за траву и корни. Словно парус во время шторма, билась на сумасшедшем ветру ее белая ночная сорочка.
— Нирри, держись!
— Мисс Ланда, не могу...
— Держись, только держись...
Одной рукой Ланда вцепилась в крепкий корень, другой ухватилась за подол ночной сорочки Нирри.
Раджал опустил глаза и уставился в пол. Неподалеку от черного провала в каменном полу стояли Джем и Ката, забывшие обо всем на свете, кроме друг друга. Посередине пещеры стояли, обнявшись, Бела Дона и Амеда. У дверей то обнимались, то глядели друг на дружку полные счастья старые приятели — калиф и джинн. Даже Малявка, похоже, забыл об ужасе, охватившем его, когда он наткнулся на отрубленную голову Эли Оли Али. В конце концов ему следовало радоваться тому, что его злющий папаша больше никогда не станет вопить на него и избивать его. Мальчуган бегал посреди обломков камней, заливисто хохотал и играл с Радугой, радуясь тому, что пес вновь обрел красивую разноцветную шкуру. У Раджала заныло сердце, но боль тут же сменилась приливом странных чувств — надежды пополам со страхом. С дрожью поднялся он по лестнице в брачные покои, но там никого не оказалось. Под подошвами туфель Раджала хрустели мелкие обломки, пол был залит кровью.
— Арон? Арон? — проговорил Раджал шепотом — только для того, чтобы произнести это имя. Он опустил глаза, посмотрел на трещины в зеркальном полу, и ему вдруг показалось, что он увидел отражение своего нового пропавшего друга, в отчаянии вцепившегося в своего злобного господина.
Раджал горько вздохнул. Было время, когда он думал, что любит Джема. Теперь он любил другого и понимал, что в этой любви есть нечто истинное, нечто настоящее. Но все казалось так безнадежно. С тоской Раджал спустился по лестнице.
И как раз тогда, когда он добрался до подножия лестницы, у него на глазах произошло нечто ужасное. Из-за спины Джема, из черной ямы, края которой были усыпаны пеплом, высунулось последнее дрожащее щупальце Пламени.
— Джем! Осторожнее!
Джем развернулся, но в это же мгновение Пламя рванулось вперед и его щупальце свернулось кольцами — но на этот раз не вокруг Джема, а вокруг Каты. Джем бросился к ней, но жар Пламени был нестерпим, и он отступил. Огненное щупальце потащило Кату к черному провалу.
— Ката! Кристалл! Помни о кристалле!
Ката, бившаяся в огненных оковах, сумела-таки прижать руки к кристаллу на своей груди.
— Священная Виана! Прогони это Зло!
И как только Ката выкрикнула эти слова, сквозь пролом в крыше Святилища сверкнула громадная зеленая молния.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102

загрузка...