ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вот и теперь она сидела, окутанная смирением и печалью, опустив глаза. «Не немая ли она?» — гадал Джем.
За деревянной стенкой слышались голоса возницы и его маленького сына, в тишине казавшиеся слишком громкими.
— Ну, все, приехали. Тут и заночуем.
— Пап, мы разве не доедем... до города?
— Ночью? Вот балбес! Мы уже сколько едем и давно удалились от побережья. Неужто ты думаешь, что я стану ехать ночью, когда Всадники в пути? У нас с собой драгоценная поклажа, Малявка, и я не желаю, чтобы ее сцапали эти унангские псы! — Послышался глухой стук — словно на песок упало что-то тяжелое. — Давай спрыгивай. Разбери-ка поживее седельную сумку и разведи костер. Жрать охота. Да, и вот еще что, Малявка...
— Да, пап?
— Выпусти ее. Пусть проветрится. Как-никак, последняя ночь у нее осталась.
Джем, вытаращив глаза, смотрел на прекрасную девушку. Только теперь она ответила ему взглядом, и он понимал, что во взгляде ее скрыта какая-то мольба. Ну, конечно! Зачем бы такой чудесной красавице, высокородной девице, путешествовать в компании с какими-то жуткими оборванцами? Говоря о драгоценной поклаже, мужчина, конечно же, имел в виду девушку. Но что означало — «последняя ночь»? Послышался визгливый скрежет отодвигаемого засова. Джем напрягся, приготовился к драке с отцом Малявки.
Но в кибитку забрался сам Малявка. Заливаясь слезами, девушка обняла мальчика, пригладила его темные волосы. Но он поспешно вывернулся из ее объятий.
— Дона Бела, скорее... выходи.
Глаза девушки наполнились невыразимой печалью.
Джем прошептал:
— Что происходит? Она — его пленница, да?
— Тс-с-с! — прошипел мальчик. — Желтоволосый, тебе надо спрятаться! Сейчас папа Эли ничего не знает, но если найдет тебя, он тебя точно убьет!
— Я его не боюсь!
— Пожалуйста!
Девушка, звеня браслетами и бусами, послушно спустилась по ступенечкам приставной лесенки. Джем потянулся было за ней, безотчетно желая удержать, но ткань ее платья выскользнула из его пальцев.
— Завтра мы приедем в город, — прошептал мальчик. — Сиди здесь... только сиди здесь.
— Но я не могу!
Мальчик, не говоря ни слова, тоже спустился по лесенке. Джем бросился к двери, но Малявка резко захлопнул дверь, и она пребольно стукнула Джема по лбу.
Джем без сил опустился на пол.
— Малявка, что ты там возишься? — сердито крикнул Эли Оли Али.
— Ничего, пап! Все в порядке!
Ржавый засов скрипнул и водворился на место.
Что это за песня?
Джем сжал голову руками, стараясь не застонать. Звучащая на высоких нотах, пронзительная, неземная мелодия плыла по воздуху. Казалось, она доносилась из немыслимой дали. Слов Джем не различал, но голос был необыкновенно красив и чист. Потом он наконец понял, что голос звучит не вдалеке, а совсем рядом, за стенкой кибитки. Девушка? А он решил, что она немая! Джем напряг слух и попытался расслышать слова, но девушка пела со странным акцентом, да и напев был настолько удивительным, что думать о смысле слов не хотелось.
Именно тогда и произошло нечто необычайное. Сначала возникло некое ощущение — знакомое тепло согрело сердце Джема. Неужели это было возможно? Он осторожно привстал, сел, поджав ноги, стараясь не производить шума, и сжал в руке кожаный мешочек, висевший у него на груди под рубахой. Точно! Происходило именно то, о чем он подумал! Лампа погасла, в кибитке стало темно, но Джем видел зеленоватое сияние. Свет пульсировал, пробивался сквозь его пальцы, сжимавшие кристалл.
Но как же это? Почему? Лиловый кристалл, когда Джем носил его на груди, оживал только вблизи от другого, зеленого кристалла, который был у него теперь. Не прошло еще и суток с того мгновения, когда Джем внезапно и странно попал на побережье этой страны. Неужели он уже оказался так близко от цели своего странствия? Джем затаил дыхание. Его зазнобило от предчувствия чуда. Чуть ли не виновато смотрел он на зеленое свечение. А потом вдруг ему стало страшно. Не только вблизи от своего собрата загорался первый кристалл. Нет. Это происходило и еще в одном случае.
Это случалось тогда, когда где-то рядом появлялось антибожество.
Все это время сквозь сознание Джема, подобно стеблю странного растения, пробивался диковинный напев. Но вот песня смолкла и кристалл угас.
Снова наступила темнота. Сердце Джема взволнованно билось. В одно мгновение кристалл не только угас, но и остыл. Теперь Джем думал: уж не померещилось ли ему, что камень вообще светился. А если померещилось, то, может быть, из-за того, что он стукнулся головой о дверь? Лоб у него по-прежнему побаливал. Джем поспешно пригладил растрепавшиеся волосы, прижался ухом к двери. Теперь был слышен голос Эли Оли Али, и слова можно было разобрать без труда.
— Милая сестрица, ты так радовала нас все время, пока мы странствовали... Подумать только, что теперь я больше никогда не услышу твой сладкой песни, звенящей у костра посреди ночи в пустыне! А может быть, споешь еще разок, а? Перед сном? Что-что? Ах да, я вижу тревогу в твоих глазах... можешь ничего не говорить. Молчи, я сам все пойму. Только постарайся смотреть поласковее, лишь об этом я тебя прошу... Какой мужчина устоит перед такой красотой? Знаешь что, милая... Есть у меня одна мыслишка: хочу проехать с тобой под окнами Каска Далла, как только мы попадем в Куатани. Да у него пена на губах выступит, он на землю грохнется от зависти!
Эли Оли Али довольно крякнул. Затем послышалось бульканье жидкости. Джем, сидевший в кибитке, нервничал все сильнее. Эти звуки ему совсем не нравились.
— Ох и хорош этот хмельной сок... да не бойся, милашка! — продолжал Эли. — Что я, девушек вроде тебя не видал, что ли? Ну, пусть не таких милашек, как ты, но... в твоем положении, так скажу. Ты боишься? Пф-ф-ф! Это же быстро делается! А тот мужчина, что заплатит за твою непорочность, все сделает быстренько и ладненько, и не сомневайся!
Послышался сдавленный вздох, приглушенные рыдания. Затрещали поленья в костре. Джем сидел, прижав кончики пальцев к двери, и гадал, не удастся ли ему посильнее надавить на нее, чтобы она сорвалась с петель.
Мальчик играл с собакой.
— Ко мне, пес!
Тяжелое дыхание собаки.
— Пес, неси сюда палку!
Заливистый лай, потом — злобный окрик Эли Оли Али. Звук затрещины, хныканье мальчишки.
— Хватит! Брось этого грязного пса и ступай спать, понял? У меня с сестрицей приятный разговор... и мы не желаем, чтобы ты, грязный оборванец, нам мешал.
Собака умолкла. Мальчик тоже.
— Ну, сестренка, садись же поближе к братцу, а? Я тебе говорил, что этот малый — иноземец? Ну, тот, что первым желает купить тебя? О да, да, конечно, стоит обрадоваться! Хороший покупатель, очень хороший, и я не желаю, чтобы Каска его переманил, вовсе не желаю... Ну а я что сказал своему иноземному приятелю? Хм... Я ему так сказал, что привезу ему такую красотку — точь-в-точь такую же, как Мерцающая Принцесса, пальчики оближешь... а ведь ты и вправду на нее сильно похожа... только эта красотка — так я ему сказал — искушена в ремесле любовных утех! Ну-ну, пока что не искушена, но ведь ты всему научишься, правда?
Снова послышалось бульканье. Эли Оли Али явно угощался каким-то хмельным пойлом. А Джем был уже вне себя от гнева. Он был готов немедленно прикончить этого старого сводника. Джем еще раз надавил на дверь всем телом.
— Куда подевался этот мерзавец? — выкрикнул Эли Оли Али. — Малявка, ты где?
— Писаю, пап! — донесся в ответ испуганный голосок.
— Тьфу! Ладно, ложись спать в кибитке. У нас с сестрицей разговорчик по душам, верно? — замурлыкал Эли Оли Али. Джем с ужасом представлял себе, как этот грязный толстяк гладит девушку, ласкает ее похотливыми руками. — Ну, больше не боишься? А у этих иноземцев, у них, знаешь ли, порой... такие диковинные пристрастия... так что вот тебе мой совет: будь готова ко всему. И вот я что думаю, милашка... Может быть, нам немножечко с тобой попробовать... кое-что попробовать перед тем, как для тебя наступит большой праздник? Ну, поучу я тебя кое-чему, а? Для опыта, а? Девчонки Каски — они опытные, ух какие опытные... Да... уж это да... девчонки много всякого знают, чтобы ублажить мужика, но притом остаться невинными... ну же, милашка, не надо дичиться!
Вдруг голос Эли Оли Али стал злобным:
— Стой, сучка!
Джем быстро отполз от двери и приготовился вышибить ее, превратившись в живой таран. Он бросился вперед. Но в это же самое мгновение Малявка отодвинул засов.
Девушка вскочила и побежала во тьму.
Пьяно качаясь, Эли Оли Али бросился следом за ней как раз в тот миг, когда Джем вывалился из кибитки. Поднявшись на ноги, он накинулся на сводника и повалил его на землю.
— Ох! — вырвалось у Эли. — Что за...
— Грязная скотина! Не смей прикасаться к этой девушке!
Началась драка, но Джем был трезв, и потому преимущество было на его стороне. Он изо всех сил заехал толстяку кулаком между глаз, и тот обмяк и затих. Джем бросил его, вскочил, выпрямился и всмотрелся в темноту. Он впервые осознал, что находится в пустыне, посреди диких, темных, таинственных барханов. Он с благоговейным трепетом воззрился на усыпанное звездами небо.
— Ты его... убил? — послышался рядом жалобный голосок.
— А? — откликнулся Джем. — Да нет, он дышит. Просто чувств лишился, вот и все.
— И я тоже! — Малявка с трудом поднялся с песка. — А он... скоро прочухается?
— Он крепкий малый. Думаю, скоро придет в себя.
— А может... ну, ты понимаешь...
— Что? — обескураженно спросил Джем.
Малявка шмыгнул носом.
— Убьем его?
— У меня и в мыслях этого не было! — Джем с усмешкой посмотрел на мальчика. — Ведь он твой отец, как-никак.
— Лучше бы он не был моим отцом!
— Ну, тогда — другое дело. Мы его убьем — но не сейчас. Где та веревка... помнишь? Пожалуй, лучше его связать.
Малявка обрадованно ухмыльнулся и нырнул под кибитку. Через считанные мгновения Эли Оли Али уже лежал бы связанный по рукам и ногам, а к услугам Джема была бы кибитка. Еще немного — и все это так и случилось бы. Но этому плану кое-что мешало. Джем растерянно всматривался в темноту за пределами круга света, отбрасываемого костром.
Дона Бела! Куда она подевалась?
За барханами послышался лай собаки. Джем сорвался с места и помчался в ту сторону.
— Дона Бела! Дона Бела, где ты?
Было темно — хоть глаз выколи. Незнакомые созвездия ярко горели в ночном небе, но их свет не доходил до черных барханов.
Луны не было. Джем вглядывался и вглядывался во мрак, но не видел ни девушки, ни собаки.
Джем успел уже уйти довольно далеко от кибитки. Он тревожился за девушку, но боялся и за мальчика, которого оставил наедине со злобным папашей. Долго ли оставалось ждать, пока старый греховодник придет в себя? Джем растерянно обернулся. Он уже не знал наверняка, в какую сторону возвращаться.
Снова повернулся. Тьма. Только непроницаемая тьма кругом. Но не мог же так быстро погаснуть костер?
Но если на то пошло, барханы были высоки. Очень высоки.
Джем тяжело дышал.
Снова залаяла собака, и Джем решил, что пустыня насмехается не только над его зрением, но и над слухом тоже. Он позвал девушку. Окликнул собаку.
А потом увидел нечто очень и очень странное.
Джем ахнул. Это была собака, но как же необыкновенно она выглядела! На месте грязной тощей дворняги стояло создание, испускавшее неземной свет. Лиловый свет.
Собака снова залаяла и помчалась прочь.
— Погоди! Стой! — В изнеможении, с трудом дыша, Джем побежал вверх по склону очередного бархана. Что могло означать это странное свечение? В одном Джем уже больше не сомневался: ему ни за что не отыскать обратной дороги к кибитке.
Новые приключения звали его вперед.
У него вдруг закружилась голова. Пошатнувшись, он прижал ладонь ко лбу. Он снова увидел собаку, но теперь свечение, окружавшее ее, изменило цвет.
Он стал зеленым! Пес снова залаял и снова помчался прочь.
— Подожди, пожалуйста!
В следующее мгновение собака засветилась красным светом.
В воздухе раздался каркающий хохот. Джем завертелся на месте. И тут кто-то напал на него сзади. Джем стал вырываться, но на его лицо легла мерзко пахнущая тряпка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102

загрузка...