ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что за люди! Неужели они полагали, что кого-то могут обмануть, нарядившись в дешевые тряпки, похожие на богатые наряды? Явно это были чьи-то слуги — в лучшем случае. И почему их только пустили внутрь, недоумевала старуха. Могли бы преспокойно разместиться на запятках. Только присутствие монаха действовало на старуху умиротворяюще. Она вообще всегда чувствовала себя спокойнее рядом со священнослужителями.
А потом ей припомнился зензанский каноник, который был среди пассажиров дилижанса в то мгновение, когда ее слух был так жестоко оскорблен грубым окриком: «Ни с места!» Старуха неприязненно поежилась и дала компаньонке знак подать нюхательные соли. Из коврового баула, что лежал под ногами, компаньонка извлекла маленький золотой флакончик с притертой пробочкой. Как только компаньонка приоткрыла баул, маленькие глазки монаха довольно блеснули — он словно бы молчаливо благословил это деяние.
Дилижанс, покачиваясь на ухабах, вершил свой путь. Солнце палило вовсю.
Молодая замужняя женщина разочарованно посматривала на старуху, ее тощую компаньонку и жирного монаха. Она ведь так старалась вести себя учтиво! Как же это противно — когда некоторые люди стараются показать, что они лучше других, при том, что на самом деле они ни капельки не лучше! Можно подумать, мало она на таких насмотрелась. Очень даже достаточно насмотрелась!
И все же она твердо решила, что заставит их подобреть и улыбнуться.
Она наморщила нос и громко проговорила:
— Как думаете, досточтимый Ольх, переменится ли эта ужасная погода? Я просто вне себя от изне... мозжения!
— Что ты сказала, моя радость? — с неуверенной улыбкой переспросил молодой человек. — Ну, с мозгами-то у тебя все в полном порядке — так мне сдается. Да и со всем остальным тоже, если на то пошло, и...
Тут он охнул и умолк, поскольку острый локоток супруги опять вонзился ему под ребра.
— А скажите-ка, досточтимый Ольх, — предприняла новую попытку завязать с мужем светскую беседу молодая женщина, — как вам понравилось обслуживание гостей в Вендаке? На мой вкус, там очень и очень дурно обслуживают. И я так думаю, эти благородные дамы со мной согласятся.
Если старуха и должна была что-то ответить на это высказывание, она промолчала и только еще упрямее наклонила голову. Ее компаньонка лишь на несколько мгновений прервала чтение, а читала она — во что трудно было поверить, так заунывно звучал ее голос — классическую романтическую вещицу под названием «Тернистый путь к брачному ложу».
— А скажите, досточтимый Ольх, — не унималась женщина, — не показалось ли вам, что солонина у них там решительно подпорченная, а картофель недоваренный, а подлива водянистая? Да и мебель, на мой взгляд, оставляет желать много лучшего. Если бы занозы, что торчали из скамьи, прокололи мои юбки, даже и не знаю, что бы приключилось с моими яго...
Старуха гневно зыркнула на нее. Ее компаньонка хихикнула.
— А пивко неплохое там подавали, — пожал плечами муж молодой женщины.
— Пивко! — возмущенно воскликнула его жена. — Да будет вам известно, досточтимый Ольх, что пиво — самый что ни на есть низ-мен-ный из всех напитков, которые подают в приличных заведениях! Но где же, спрашивается, дели-катность и утонченность, с которой положено обслуживать почтенных клиентов? Хорошо, что я, — тут она гордо вздернула подбородок, — женщина со средствами и скоро стану хозяйкой собственного заведения, где все будет по высшему разряду!
Женщина со средствами! Это переполнило чашу терпения старухи. Она забарабанила в потолок.
— Кучер! Кучер! Я — кузина Мейзи Мишан, супруги губернатора Зензана! И я требую, чтобы вы немедленно высадили эту замарашку!
— За-ма-раш-ку?! — вскричала молодая женщина, щеки которой покрыл алый румянец негодования.
Дилижанс накренился на повороте. В следующее мгновение оскорбленная женщина непременно ответила бы старухе, как та того заслуживала, но тут испуганно заржали лошади и женщину отбросило на спинку сиденья. Дилижанс резко остановился, послышался громкий крик:
— Ни с места!
Старуха взвизгнула и лишилась чувств.
— Бессовестный негодяй!
Старуха довольно быстро пришла в себя.
— Милая дама, — с улыбкой отозвался разбойник, — мне помнится, вы уже и прежде обращались ко мне в подобных выражениях. На самом деле число моих знакомств настолько велико, что я вряд ли бы припомнил столь невзрачную даму. А вот ваша спутница, напротив, запечатлелась в моей памяти как один из самых прекрасных цветов Эджландии. Рад новой встрече с вами, моя одноглазая красавица.
Компаньонка старухи зарделась и не удержалась от улыбки, когда галантный разбойник поцеловал ее руку.
— Бейнс! Что это еще за улыбочки! — злобно прошипела старуха. — Ты что же, совсем стыд потеряла?
Разбойник рассмеялся.
— Не бойся, моя одноглазая милашка. Ты ведь знаешь, что я человек благородный, и потому ты, конечно, должна верить в то, что я ни за что не осмелюсь покуситься на то драгоценное сокровище, что прячется под твоими юбками. Я имею в виду, естественно, твою невинность. Что же касается остальных сокровищ, то тут я, увы, менее благороден.
Бейнс снова улыбнулась — пожалуй, немного разочарованно. Молодая женщина тем временем шептала на ухо супругу:
— Вигглер, что он с нами сделает, а?
— Что говорит, дорогуша, то и сделает. Отдай ему, что он просит.
— Что?! Все, что заработано такими трудами?
— Тс-с-с!
Разбойник спрыгнул на землю с вороного жеребца. Поигрывая пистолем, он прохаживался перед стоявшими на дороге кучером, грумом и пассажирами дилижанса. По обе стороны от угодивших в засаду неудачников расположились всадники — приспешники разбойника. Они, как он сам, были в масках. К дороге подступали пыльные деревья, листва на которых под жарким солнцем была неподвижна. Однако кое-кто из пассажиров дилижанса догадывался о том, что с деревьев за ними кто-то наблюдает. Послышалось хихиканье ребенка — а может быть, просто заверещала пичуга, тезка знаменитого разбойника.
— Вигглер! Я не могу ему все отдать! — снова зашептала женщина. — Куда нам деваться без моих сбережений? Что с нами будет?
— Живые мы будем, вот что, а не мертвые.
— Что?! Ну, не такой же он жестокий, а?
— Тс-с-с!
— О чем вы там шепчетесь? — Старуха обернулась и, сверкая глазами, злобно уставилась на супружескую пару. — Ага, теперь я все понимаю! В прошлый раз у того мерзавца был подсадной пассажир в дилижансе и он всю дорогу подглядывал за нами, приценивался к нашим вещичкам! Сказал, что он — бедный ученый, подумать только! Ученый, как же! Такой же ученый, как вы — муж и жена!
— Успокойтесь, господа, — улыбнулся разбойник. — Давайте займемся делом, ладно? Монах, быть может, ты поведаешь мне о том, что заприметил по пути от Вендака? Только не говори, что всю дорогу проспал, а то я очень расстроюсь — очень сильно расстроюсь, и тогда не видать тебе больше завтраков в придорожных тавернах.
Монах шагнул вперед и зашептал что-то на ухо разбойнику. Старуха побледнела и пошатнулась, когда разбойник обратился к ней и выказал неподдельный интерес к ее хорошенькому золотому флакончику с нюхательными солями, а также к прочим милым вещицам, что лежали в ковровом бауле.
И вот тут-то унылая сцена вдруг изменилась. Ковровый баул держала в руках Бейнс, и она уже была готова с превеликой радостью отдать сумку прекрасному разбойнику, но хозяйка выхватила у одноглазой старой девы баул, прокричала что-то насчет того, что негодяй никогда не посмеет ее поймать, и пустилась бегом по дороге.
Разбойник еще пару мгновений небрежно вертел в руке пистоль.
Затем, столь же небрежно, крепко сжал его в руке.
Прицелился и выстрелил.
— Боб, не надо!
В этот миг кричали сразу все, но громче всех — Ланда. Девушка выбежала из-за кустов на дорогу и схватила разбойника за руку — увы, слишком поздно. Следом за Ландой на дорогу выскочили Рэгл и Тэгл и вприпрыжку помчались к бездыханному телу старухи, которая, упав замертво, накрыла собой драгоценный ковровый баул. Лошади Хэла и Бандо встали на дыбы. Соратники Боба Багряного поскакали вперед. Ланда бессильно опустилась на колени, шепча молитвы. Слезы заволокли ее глаза.
Разбойник грубо оттолкнул Ланду.
— Я устал от этих игр! — вскричал он. — Покончим с этим!
Однако до конца еще было далеко. Разбойник был готов стрелять и стрелять, но тут кучер проявил неожиданную отвагу и бросился вперед. В следующее мгновение, поборов страх и растерянность, за ним следом кинулся мальчишка-грум. Рэгл и Тэгл перехватили его, между ними завязалась драка. Бандо растерялся. Бейнс пронзительно завизжала. Хэл обернулся, пришел в ужас, замахал руками.
Немного погодя мальчишка-грум уже скрылся за деревьями, преследуемый вопящими во всю глотку сыновьями Бандо, а отважный кучер лежал в дорожной пыли, у ног разбойника. Человек в маске был готов снова разрядить пистоль.
Но тут послышался новый крик.
Разбойник развернулся.
— Хэл!
Двое старых товарищей сцепились между собой.
Кучер, решив не упускать такой удачи, поднялся и побрел прочь.
— Боб... не надо, — умолял ученый. — Не делай этого...
Разбойник без труда одолел тщедушного соратника. Хэл упал и, тяжело дыша, позвал на помощь Бандо, но тот слишком долго медлил. У Боба появилось преимущество, и он им воспользовался.
Оставались еще трое.
Бейнс втянула голову в плечи и дрожала, как в лихорадке. Молодые супруги в страхе крепко обнялись.
Боб прицелился.
— Вигглер! — вскрикнула женщина.
— Нирри! — вскрикнул ее супруг.
— Не-е-е-т! — воскликнула, придя в себя, Ланда. Она бросилась к разбойнику и повисла на его руке, палец которой уже лежал на спусковом крючке.
Грянул выстрел. Пуля улетела в сторону придорожных деревьев.
Молодые супруги упали — но не замертво. Они обессиленно опустились на колени.
— Боб... — выдохнула Ланда. — Это же Нирри... и Вигглер. Они наши, они на нашей стороне!
Разбойник нахмурился.
— Что ты несешь?
Нирри ахнула.
— Вигглер, откуда она нас знает?
— Боб, — торопливо продолжала Ланда. — Ката рассказывала мне о своей подруге, о самой верной подруге, какая у нее когда-либо была. Подругу Каты звали Нирри, и у нее был возлюбленный по имени Вигглер... Вигглер, ушастый, совсем как этот парень. Пощади их, Боб, умоляю тебя, иначе... Иначе ты ничем не лучше самого грязного из мясников-синемундирников!
Разбойник крепко сжал губы — но этого никто не видел, поскольку его лицо пряталось под маской. Ланда не сводила с него глаз. Она была готова снова молить его о пощаде, но не стала этого делать. Она резко обернулась, а в следующий миг ее уже крепко обнимала Нирри.
— Мисс Ката... Ты сказала — мисс Ката?
— А-а-а... что же это такое-то? — ошарашенно вымолвил Вигглер. — Ой, мамочки! — взвизгнул он тут же, потому что на него мгновенно набросились Рэгл и Тэгл и вцепились в его уши.
— Но, Нирри, как вы тут оказались? — спросила Ланда, когда они с Нирри наконец отстранились друг от друга. — Разве ты не знаешь, как опасно на дорогах?
— Я-то знаю, — ответила Нирри и бросила гневный взгляд на разбойника, который, судя по всему, еще не окончательно решил ее судьбу. — Но как бы еще мы с бедолагой Вигглером... то есть я хотела сказать, с досточтимым Ольхом... смогли добраться до Эджландии? Мы поженились, и нам надо устроить свою жизнь. Вот мы и собрались открыть небольшую таверну... прямо в центре Агондона... ну, совсем рядом с...
— Таверну в Агондоне, вот как? — глубокомысленно изрек разбойник, а затем, словно ничего ужасного не произошло, с улыбкой взглянул на своих соратников: — Хэл! Бандо! А пожалуй, нам не повредила бы таверна в Агондоне, что скажете, а?
— О чем это он? Что он задумал? — пробормотала Нирри и наморщила лоб. С содроганием взглянула она на валявшийся на дороге труп старухи. Да, та ей совсем не понравилась, и все же вряд ли она заслужила такое суровое наказание!
— А со мной что будет? — взвыла Бейнс. Про «одноглазую красавицу» все забыли, невзирая на то, сколь благосклонно она принимала знаки внимания со стороны предводителя разбойников, и на все вопли, произведенные ею впоследствии.
Однако с ответами на оба вопроса придется подождать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102

загрузка...