ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Когда ее вспышка померкла, Пламя угасло, исчезло. Но, увы, исчезла и Ката.
* * *
Все было кончено. В одно мгновение все было кончено. Неожиданно злое колдовство ушло — пропало вместе со смерчем, с диким ветром и принесенной им болью. Все исчезло, а на том месте, где только что вертелась бешеная воронка смерча, возникла знакомая растрепанная фигурка — черноволосая девушка, прижимавшая к груди зеленый кристалл.
— Мисс Ката? — ахнула Нирри. — Мисс Ката, это вправду вы?
Ката от изумления вытаращила глаза.
— Нирри? — пробормотала она. — Нирри... Ланда?
Она пошатнулась и лишилась чувств.
— Мисс Ката! — Нирри бросилась к ней.
— Зеленая молния... Ланда — это, видимо, Ланда позвала ее обратно. Она желала ей добра, но... нет, нет, нет!
Джем опустился на колени, закрыл лицо ладонями. Раджал поспешил к нему.
— Джем? — негромко окликнул он друга. — Ты о чем?
Но Джем ему не ответил. Ему, да и Джему тоже, ответила Амеда. Пока Раджал ходил в брачные покои, Амеда подошла к мертвому Симониду и с тоской обняла своего дядю, которого никогда прежде не видела, но который был так похож на ее отца. Она нежно, заботливо закрыла глаза старого мудреца и провела кончиками пальцев по его длинной волнистой бороде.
Но вот она произнесла негромко, голосом, который был немного непохож на ее собственный:
— Принц Джемэни, твоя возлюбленная исчезла, и ее не вернуть. Но настанет день — и ты вновь встретишься с ней. Ты непременно должен с ней встретиться, иначе кристаллы не воссоединятся. Она унесла с собой кристалл зеленой богини и теперь будет хранить его до самого конца ваших испытаний. Ты нашел третий кристалл, но нужно разыскать еще два. Близятся тяжелые времена, и тебя уже ожидает новое приключение.
Сказав эти слова, Амеда закрыла глаза, покачнулась и, наверное, упала бы, если бы подоспевшая Бела Дона не поддержала ее и не заключила в объятия.
— Любовь моя... Любовь мой, что с тобой? Откуда у тебя... такой дар?
Раджал вздохнул.
— Джем, мне очень жаль.
— Знаю, Радж, знаю. Но Амеда — или, быть может, ее устами говорил Симонид? — права. Печалиться я буду потом. А сейчас следует продолжить путь. — Джем взглянул на кристалл, который держал в руках, перевел взгляд на другой, на груди у друга. — Ох, Раджал, до сих пор мы были такими глупцами, слепыми глупцами! Ну, сам посуди: Порло исчез неведомо куда, Эмпстер нас предал...
— Ты хотел сказать: «Агонис»...
— Теперь мы остались одни, Радж, сами по себе. А на карту сейчас поставлено еще больше, чем раньше. — Джем коротко рассказал Раджалу о своей встрече с Тотом, о том, какими ужасами грозило ему антибожество. — Я надеялся, что я его одолел — хотя бы на время. Но то, как вернулось это огненное щупальце... Может быть, уже сейчас он напитался новым могуществом. Он сказал, что нам стоит сдаться. Но мы не можем... Радж, если он победит, конец всему. — Джем запрокинул голову и хрипло, дерзко прокричал:
— Слышишь меня, Тот? Я никогда не сдамся! Никогда! Эмпстер... Агонис, а ты меня слышишь? Теперь — это мое дело, мое испытание, а не твое! Я нашел три кристалла, разыщу и остальные! Орокон будет моим... моим...
Никто не ответил Джему. Только эхо его голоса еще долго звенело в огромной полуразрушенной пещере.
Раджал до боли закусил губу, взял друга за руку и негромко проговорил:
— Джем, я буду с тобой. Я не подведу тебя вновь.
— Вновь, Радж? — Искорка догадки сверкнула в глазах Джема, и он вдруг вспомнил, как удивился прошедшей ночью, увидев лиловый кристалл на груди у Каты.
Но он решил, что сейчас не время расспрашивать Раджала о том, как и почему это случилось.
— Да, я не подведу тебя, — торопливо повторил Раджал, утер слезы и добавил: — Но где же следующий кристалл, Джем? В Венайе?
— Верно, Радж. Его надо искать на западных островах. Ты видел карты? Там сотни островов — сотни! И где-то среди них — синий кристалл Джавандры.
— Ты разыщешь его, Джем. Ты его непременно разыщешь. Ведь ты — Ключ, не забывай.
— Поиски становятся все труднее, Радж. С каждым разом — все труднее.
— Знаю. — Раджал поднялся и протянул другу руку. — Джем?
Джем отряхнул одежду от пыли.
— Радж?
— Ты что-нибудь знаешь о Венайе? По-моему, самое главное — как туда добраться.
Джем задумался.
— Если честно, Радж, я не так уж в этом уверен.
Глава 74
ЗДРАВСТВУЙ И ПРОЩАЙ
— О, юный принц, неужто так уж обязательно взбираться по этой длиннющей лестнице? — задыхаясь и пыхтя, жалобно проговорил калиф Оман Эльмани, задрав голову и уставившись на крышу дворца. — Я что хочу сказать... мне тоже нравится этот сад, но и внизу сады, по-моему, совсем, совсем недурственны...
— Там ковров-самолетов не имеется, внизу, — объяснил калифу джинн.
— Ковров-самолетов? Вот бы мне сейчас такой коврик! — мечтательно произнес калиф.
— Послушай, Оман, ты же должен понимать, что я не могу исполнить любое твое желание. Я не умею воскрешать мертвых. Я не могу сделать так, чтобы люди не рождались на свет. Я не могу изменить твою жизнь с самого начала, и я не могу творить ковры-самолеты всякий раз, когда тебе в голову втемяшится такая блажь. И потом, предупреждаю: не жди, что я начну завоевывать для тебя другие страны. Если уж в чем и не ошибался твой визирь, так это вот в чем, Оман: пределы. Все имеет пределы.
— Что, даже носилки нельзя пожелать? Чтобы рабы несли меня на носилках — тоже нельзя?
— Послушай, я сотворил тебе какие-никакие новенькие парадные одежды, верно? Можно сказать, ты теперь просто щеголь, а ведь был, считай, почти что голый. Давай пока ты этим удовольствуешься, ладно? Насчет рабов — с ними попозже разберемся.
— Хмпф... Ты жесток, Джафир, положительно жесток. — Калиф обиженно поджал губы, но тут же смягчился. — И все-таки я так рад, что ты вернулся, и не передать. В конце концов, ведь теперь я стану султаном, правда? Правда, не могу представить, как это я обойдусь без Хасема, но хотя бы... Ну, жизнь продолжается, верно?
— Будем надеяться, — пробормотал Джем, поднимавшийся следом. — Но ни в чем нельзя быть уверенным, точно?
Однако калиф последней фразы Джема не расслышал.
Наконец лестница закончилась и вокруг компании сомкнулись висячие сады, наполненные тысячами ароматов. Шуршала листва, свисали с ветвей душистые лианы, пестрели разноцветные цветы. Радостно вдыхая чудесные запахи, спутники пробрались сквозь густые заросли и попали в царство рощиц и гротов, лабиринтов, газонов и клумб. Именно здесь в то время, которое уже стало достоянием истории, хрупкий мальчик сидел у ног древнего старца и слушал его рассказ о тайнах юности своего отца. Именно здесь грядущей ночью, когда никто не увидит их, будут резвиться, смеяться и играть, озаренные бледным лунным светом, призрак этого хрупкого мальчика и призрак его друга.
Обойдя высокую живую изгородь, спутники не на шутку удивились, увидев, как дорогу им перебежал мальчишка-замарашка в грязной набедренной повязке.
— Да это же... Рыба! — вскрикнул Малявка.
— Кто-кто? — непонимающе спросил Джем.
Но Малявка уже бросился вслед за старым приятелем.
— Рыба, вернись!
Но первым Рыбу догнал Радуга. Пес пружинисто прыгнул и зубами стащил с мальчишки рваную набедренную повязку. По траве рассыпались монеты, мелкие безделушки и самоцветы.
Рыба покраснел от смущения, прикрылся руками.
Принцесса Бела Дона изумленно смотрела на него.
Из кустов вышли еще четверо мальчишек. Губач толкнул Рыбу в спину, чтобы тот опустился на колени. В следующий миг все мальчишки уже стояли на коленях, благоговейно склонив головы перед принцессой. На траве между ними лежали мешки с добычей. Один из них раскрылся, и было видно, что он полон золота, серебра и дорогой посуды.
— Фаха Эджо! — ахнула Амеда, узнав старого приятеля.
— Что тут такое происходит, хотелось бы знать? — догнав спутников, осведомился калиф.
Принцесса Бела Дона выгнула дугой бровь.
— Фаха Эджо, может быть, ты объяснишь?
— Ну... стражников не было. Вот мы и решили... осмотреть дворец, — смущенно пробормотал козлобородый парнишка.
Принцесса рассмеялась.
— Вижу, вы его хорошо осмотрели! Но что вы делаете здесь, в саду?
— Да мы тут подумали, что здесь можно было бы неплохо обосноваться, — ухмыльнулся Губач. — Верно я говорю, Фаха? Уж тут получше будет, чем в «Царстве Под»!
— Сравнил! — фыркнул Малявка.
— И потом, — хитро улыбаясь принцессе, предпринял попытку оправдания Фаха Эджо, — ведь твоему отцу султан не больно-то нравится, правда?
Губы принцессы тронула невеселая усмешка.
— Мальчики, боюсь, султан мертв — прежний султан. И его бедный сын тоже. Вы понимаете, что это означает? Это означает, что теперь этот дворец принадлежит моему отцу. И мне.
— О, — только и сказал Фаха Эджо. — О.
Калиф нахмурил брови.
— Ну это надо же! Уже ограбили. А мы еще даже и не переехали! Джафир, я, конечно же, не думаю, что тебе стоит заковать этих мальчишек в кандалы или еще каким-то столь же милосердным образом наказать их? Хасем, спору нет, стал бы настаивать на том, чтобы их всех немедленно четвертовали. Полагаю, в память о нем, с ними так и следует поступить!
«Поддеры» дрогнули, но, прежде чем джинн успел хоть глазом моргнуть, принцесса Бела Дона взяла отца за руку, склонилась и что-то прошептала ему на ухо. А когда она отстранилась, коротышка вдруг сбросил маску суровости, просиял и радостно протянул руки к пятерым мальчишкам.
— Герои! Милые мои мальчики, да вы, оказывается, настоящие герои! — Лучисто улыбаясь, он повернулся ко всем остальным. — Знаете ли вы, что эти храбрые мальчики спасли мою дочь? И потому я приказываю, чтобы сокровища, награ... позаимствованные ими, остались при них. Более того: я назначаю их личными телохранителями моей дочери!
Амеда все это время с улыбкой смотрела на Фаха Эджо, а тут не удержалась от смеха.
— Джафир, — добавил новоявленный султан. — Как насчет того, чтобы немного приодеть их? Это тебе по силам.
— Посмотрим, посмотрим, — недовольно проворчал джинн.
Просторные зеленые газоны посреди сада, которые выглядели так зловеще прошлой ночью, теперь были залиты ярким солнцем. Оглядевшись по сторонам, Джем был готов представить, что снова угодил в мир мечты. Так хотелось улечься на пышную траву и уснуть, забыв обо всем, в облаке благоухания цветов!
Однако испытания звали Джема за собой, и не было времени мечтать и видеть сны.
Раджал с большим сомнением осмотрел ковер.
— Джем, ты уверен, что это хорошая мысль?
— Он летает, Радж, ты уж мне поверь.
— Вот как раз это-то меня и тревожит.
Они повернулись к друзьям, окружившим их. Церемонию прощания открыла принцесса Бела Дона. Она ласково обняла Джема.
— Принц, ты — прекрасный человек, и мир нуждается в тебе. Каждый день я буду молиться о том, чтобы тебе сопутствовала удача. Буду молиться о том, чтобы в один прекрасный день ты снова встретился с той девушкой, которой я так бесконечно благодарна. Жаль, что больше ничем не смогу помочь тебе.
— Принцесса, твоих молитв будет вполне достаточно.
— Быть может, и так, но позволь, я кое-что преподнесу тебе на прощание. Я не знаю, как действует этот талисман, но чувствую, что он самый могущественный из полученных мною даров. Возьми его, прошу тебя, и храни при себе.
Она положила в руку Джема что-то маленькое. Джем опустил взгляд. На его ладони лежала монетка Арлекина.
— Принцесса, не могу представить, каким образом эта драгоценная вещица оказалась у тебя, но я так благодарен тебе, что даже не могу этого выразить словами. Этот дар, который ты преподнесла мне, — талисман моей возлюбленной.
Принцесса повернулась к Раджалу и сняла с запястья золотую ленту.
— Дитя Короса, это Амулет Туката. Я догадываюсь о том, что на протяжении своих странствий тебе не раз случалось пережить страх, ужас и страдания. Если сказания не лгут, этот амулет защитит тебя от любого зла.
Оставалось еще два подарка. Первый из них предназначался Малявке, второй — Радуге. Принцесса, улыбаясь, опустилась на колени перед мальчиком и собакой.
— Малыш, — сказала она ласково, — этот волшебный шар дарует тебе возможность видеть то, что происходит вдали от тебя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102

загрузка...