ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Она отрицательно замотала головой и повлекла за руку по узкому коридору.
– Я знаю одно местечко, – прошептала на ухо.
Коля, окрыленный определенностью, удовлетворенно кивнул.
Коридор привел к винтовой лестнице, идущей вниз. Они спустились и оказались в цокольном помещении, выходящем одной стороной на склон пригорка. Окна прикрывали желтые шторы. Комнату, видимо, предполагалось сделать бильярдной. Огромная зеленая плаха с лузами была распакована и установлена без ножек на ящики. Прозрачная пленка лежала тут же. Рыжая защелкнула щеколду на двери и поиграла выключателями, оставив прямой луч над зеленым полем бильярда.
Если бы Коля был трезв и бдителен, то обнаружил бы в помещении людей. Четверо молодых горящих глаз наблюдали за ними из щелей полузакрытых стенных шкафов. Временами подергивались желтые шторы, предательски предупреждая о наличии посторонних. Три пары девичьих глаз сверкали интересом из-за упаковочных ящиков. Глаза из-за кадки искусственного дерева, глаза из технического шкафа. Глаза, глаза в полной тишине, отовсюду, где можно спрятаться. Молодежь развлекалась.
Коля, углядев у стены кожаный диван, поволок туда предмет вожделения. Девица заметно протрезвела. Она стащила с него пиджак и принялась за пуговицы на рубашке. Коля не стал дожидаться окончания процедуры, полез стягивать с нее кожаную юбку. Рыжая ловко крутилась в руках так, что он никак не мог добиться, чего желал.
– Ты что? – удивился.
– Хочу с интересом! – выпалила она.
– С каким интересом?
– Придумай! – Рыжая вскочила на ноги. – Давай на бильярде! – Она запрыгнула на стол и встала в эротическую позу.
Коля полез на бильярд.
– Раздевайся! – скомандовала рыжая.
– Так и ты раздевайся, – потребовал Коля.
– Разденусь, – пообещала она. – Отвернись!
Коля отвернулся, стянул плавки, рубашку с майкой. Услышав шелест, повернулся. Рыжая лежала полураздетой, закрутившись в упаковочную пленку.
– Ну погоди!
Коля рванул пластик. Не тут-то было. Пленка оказалась крепкой. Он огляделся, ища что-нибудь пригодное, дабы резануть упаковку. Ничего, кроме одинокого бильярдного шара, не обнаружил.
В тишине громко прыснул смешок. Прыснул второй. Хохот раскатывался и множился.
Коля закрутил головой – не сходит ли он с ума. Взглянул на девицу. Рыжая под пленкой давилась от смеха.
– Раз, два, три… Оп-ля! – послышался веселый голос, и из укрытий в комнату скакнула стая разношерстной молодежи.
Коля рассвирепел. Одинокий бильярдный шар полетел в голову первого попавшегося паренька. Тот увернулся. Отскочив от стены, шар гулко запрыгал назад.
– Шутка, сэр! Динамо для новичков, – поспешил пояснить один из пацанов и миротворчески, с белой тряпкой, направился к столу. Вместе с ним неуверенно двинулась вся стая.
Коля отпрянул от рыжей и затравленно стрелял глазами по самодовольным лицам. Дошедший до бильярда молокосос дернул за край пленки и выкатил рыжую к коленям сидящего на зеленом полотне Коли.
– Боевое крещение, сэр. Не обижайтесь!
В Колиных глазах сверкнул злой азарт.
– Не хотите второй акт спектакля!? – крикнул он, обхватил одной рукой девицу за талию, дернул к себе, прижал второй рукой, замкнув пальцы в замок. Рыжая оказалась на коленях без какой-либо возможности вырваться. – Я возьму ее! Пусть сопротивляется. Драться разрешаю!
Коля метнул взгляд на пленницу и в миг протрезвел – будто впервые ее увидел. Из-под рыжих волос на него стрельнула молнией звериная, бесстрашная решимость.
Мужская половина стаи выглядела растерянной.
– Давайте, сэр, покажите, на что способны! – гаркнул один, противно скалясь и оглядывая девиц. – Как, метелки?
«Метелки» примолкли. Смотрели испуганно. Самая худенькая бросилась к Коле и пыталась разжать его руки.
– Ребята! – закричала в истерике. – Помогите же!
Ответом ей было молчание.
– Раздухарились и сдрейфили! – съязвил Коля, разыгрывая разочарование. Он выпустил жертву, взял плавки с рубашкой, и пошел к дивану, приосанившись и поигрывая возвращенным реноме.
В столовой Коля прислонился к косяку. Мир снова плыл, усталость клонила к земле.
– Ложитесь на диване, на третьем этаже, в мансарде. – Перед ним стояла пожилая женщина с одеялом в руках.
Он поднялся в мансарду и крепко заснул с тяжелой головой.
Проснулся Коля ни свет ни заря и первое, что вспомнил – вчерашнее приключение в бильярдной, устремленный на него решительный девичий взгляд. Явившаяся картинка вызвала неуютное сознание похмельной вины. Коля мотнул головой и поднялся. С беспричинным беспокойством он спустился вниз.
Дом спал. В столовой хозяин, одетый в спортивный костюм, наспех допивал кофе и дожевывал бутерброд. Коля поздоровался.
– Отдохнули? – спросил хозяин.
– Спасибо. Я вчера так наотдыхался, никак в себя не приду.
– Бывает.
– У вас красиво.
– Старались.
– Что за молодежь тусовалась в гостиной? – осторожно спросил Коля.
– Сын, наверно, с дискотеки привез. Они как прилетели, так и улетели. Своя жизнь, мне неведомая. Кофе горячий на плите, и в холодильнике пошуруйте.
– Спасибо, – еще раз поблагодарил Коля. – Где Лина?
– Спит, наверно. Мы поздно с ней закончили разговор. – Он быстро поднялся, схватил со стола связку ключей. – Надеюсь, увидимся еще, сейчас спешу, – сказал на ходу и направился к двери.
Мавроди вышел на улицу и сразу почувствовал морозную свежесть. Между деревьев блестела вода. Он подошел к пруду и увидел черепаху. Та панически бросилась в воду. По болотине, напротив, ходила цапля.
Коля сел на полосатый стульчик, покрытой ледяными каплями. Предаться созерцаниям не получилось – рыжая девица не выходила из головы.
Замерзнув, Коля вернулся в дом и сначала услышал, потом увидел на угловом диване Мыльникову в компании с человеком, сидящим в позе мыслителя.
– Хозяева – старье, – говорила компаньонка. – Ваши лечебные сеансы для кланов Средней Азии – подарок! Богатые люди. Я имею дело с их авиалиниями. Будут передавать вас из рук в руки. Поездка минимум на полгода. – Заметив Колю, она заулыбалась. – Подойди сюда, тут серьезный разговор. – И представила мужчин друг другу: – Николай, мой компаньон. Целитель-экстрасенс Максимов.
Максимов посмотрел на Колю безумными глазами, сделал в его направлении несколько коротких пассов и потерял мысль, для озвучивания которой он открыл было рот.
– Особенно пойдут ваши кассеты, предваряющие сеанс, – продолжала Мыльникова. – За дополнительную плату, конечно. Придется делать тираж.
– Есть изумительная вещь, – заговорил наконец целитель. – К старости организм начинает сохнуть. Кожа – самый большой орган человека. Его можно предохранить натуральными мазями. Их надо варить. Мембрана клетки…
– Прекрасно! – загорелась Мыльникова. – Не надо ничего варить. Поставим лабораторию. Завод поставим! Боссы ухватятся за идею.
– Хорошо, – согласился Максимов и полез за чековой книжкой.
Когда вышли к машине, Колю пошатывало. Партнерша, наоборот, была исключительно бодра. Мыльникова вытащила из кармана два чека.
– Заедем в банк, обналичим. Э-э-э! – воскликнула вдруг и протянула руку к Колиной шее. – Что у тебя на скуле? Тушь! Бизнес улыбнулся?
– Улыбнулся, – грубо ответил Коля.
– Подожди-ка, я сотру, – участливо засуетилась она. Достала из сумки салфетки и оттерла черноту. Оценив хмурого Колю взглядом, Мыльникова открыла багажник и переодела обувь. – Ты оплошал! – сказала она, трогая «Тойоту» с места. – Делаешь деньги – не пей и не жри много.
– Мутит меня, – сказал Коля и закрыл глаза.
– Не сдавайся, собирай рекламу.
– У тебя талант выжимать деньги. Мужиков гипнотизируешь, как удав.
– Нет, нет, нет, – запротестовала она. – Дело опыта, поверь. Сам убедишься, если не остановишься. Запомни: отказавшийся клиент – не значит потерянный! Жизнь идет, обстоятельства меняются, настроения у людей – тоже. Я гипнотизирую мужиков? Кто тебе запрещает баб гипнотизировать? Ты вон какой быстрый. – Она посмотрела на него краем глаза. – Начни с баб.
– Баб! Ты вот что-то бегаешь от меня!
– Ой, Коля! Не до любви мне, – вздохнула она сердито. – Мужчина ты – ого какой! Я бы к тебе, как кошка, привязалась. Но у меня дочь подросла. Учить в престижной школе надо! Ответственность, она любовь не принимает в расчет. Ты на колледж пятьдесят тысяч отвалишь? Нет! Тогда на кой черт мне такой муж нужен! – выпалила она. – Отпускаю тебя на вольные хлеба. Там посмотрим. – И замкнулась. Во взгляде появилась отчужденность, повела машину молча. Подъезжая к городу, она заговорила мягко, как ни в чем не бывало. – Ничего. Сейчас поправлю тебе настроение. Слушай внимательно! На счет, что открыли, переведут деньги. Мы имеем с них пять процентов.
Кислая гримаса пробежала по лицу Мавроди.
Лина бросила на него хитрый взгляд:
– Лимоны, Коля. Десятки лимонов!
– С чего вдруг?
– Объяснять не могу. Тебе позвонят и скажут, что с ними делать. Оставишь наш процент и действуй.
– Ничего себе! – вскинулся Коля. – Так деньги грязные?
– Тебе-то что! – вскипела компаньонка. – Компания моя. Ты ничем не рискуешь. А получаешь половину с таких сумм!
Она замолчала, а Коля пришел в себя.
«Мать честная! Баба-то классная! – выдал его протрезвевший мозг. – А я – как хлюпик из подворотни. Тьфу!»
Они остановились у Колиного подъезда.
– Надо готовить встречу с Батюшкиным, – сказала Мыльникова. – Два дня осталось.
– Зачем возня с врачами, если такие деньги плывут?
– Счет должен быть рабочим, с оборотами. Деньги на освоение придут, но не завтра. Соберись и про Батюшкова все узнай. Вокруг его Центра рой баб вьется. Тебе легче. Форма одежды – парадная с галстуком. В руках кожаная папка. Вместе пойдем на переговоры, поучишься.
На другой день бодрым шагом он подошел к кинотеатру Батюшкина со стороны переулка. С боку здания, в черноте распахнутых железных ворот, сверкала вспышка электросварки. Сварщик работал над диковинным стулом. Сиденье и спинка маленькие, а ножки, как у жирафа, несоразмерно длинные. Коля засмотрелся на стул.
– Здорово! – приветствовал сварщик Мавроди, перестав сыпать искры.
– Здорово! – неуверенно отозвался Коля.
– Ты чего, не узнаешь меня?
– Маску сними – как я тебя узнаю?
– Леха я.
Сварщик хихикнул, снял маску и оказался помощником супера.
– Та самая новая работенка, что обмывали? – спросил Коля.
– Да. Работаем, как мудаки.
– Почему так неуважительно к себе?
– Соблазнились заработком.
– Хорошо платят?
– Хорошо обещают, но не платят. Помнишь, Жорка в ресторане орал? Был прав, зря на него кричали. Батюшкин мне тысяч десять должен, а заплатил полторы. Все акцию свою сует. – Лешка закурил. – Вон какой стеклянный куб на крыше сварганили, – бурчал он. – Все – в долг. Я хоть и сварщик, но у меня в Америке лицензии нет. И потребовать с работодателя деньги через суд не могу.
«Потерял он свои деньги, – пришла Мавроди ненужная мысль. – Учись, Коля, как с народом работать».
Покинув Лешку, он пошел к центральному входу. За стеклом кассы с приклеенной скотчем запиской «Билетов на сегодня есть» сидела дама с травлеными голубизной волосами. Этакая светская львица.
Коля вдруг сообразил, как найти к ней подход. Он представился корреспондентом и попросил дать интервью.
Дама что-то писала в тетрадке и была очень зла. Она посмотрела на Колю так, будто тот посягал на ее личную честь. Но благообразный вид джентльмена при галстуке и с папкой сбил ее с толку. Львица вспомнила свою принадлежность к слабому полу, смягчилась и прищурилась.
– Ты можешь здорово помочь делу и покончить с безобразием раз и навсегда. – она подчеркнула «ты», приближая его для соучастия в чем-то ей важном.
– С каким безобразием? – заинтересовался Коля.
– Батюшкин продал распространение билетов нашей кассе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...