ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Спрятав амулет под рубашкой, принялся осуществлять спасение души и тела. Из каждой кастрюли в холодильнике отгреб ложкой часть и выбросил в мусор. В раковину отлил соки и кока-колу.
«Это я съел!» – злорадствовал он.
Трясущимися от головокружения руками Коля заварил толченый корешок, выданный Изабеллой, и начал оздоровляться. Жена еще наличествовала в его жизни, поэтому банку с настойкой спрятал в сливной бачок унитаза, завинтив головку на бачке.
Ночью Коля боролся со сном – врочался и щипал себя. Неудобство было в том, что приходилось лежать и изображать спящего. Раздражала полная луна, светившая в окно. И ночная тишина таковой не оказалась. Заставляли вздрагивать непонятные шорохи. Что-то щелкало в холодильнике. С улицы долетали голоса возбужденной компании. «Под любым предлогом надо перебираться на ночевку в «Центр». Эта мысль растворилась в Колиной голове. Он забылся.
Проснулся внезапно. По дивану скользнул лучик света из щели спальни. Эльвира направлялась к нему. Первым желанием было вскочить и звездануть любимой меж глаз. Давно Коля не испытывал такую бешеную ненависть. Он сжал кулаки.
– Не спится! – бросил ей навстречу, едва справляясь с голосом.
Эльвира вздрогнула и остановилась. Темень скрывала ее лицо. В прижатой к бедру руке поблескивал шприц. Она забормотала «бессвязные» заклинания и направилась к окну, подняв глаза на луну.
– Ненавижу! – Эльвира резко обернулась и направилась в спальню.
Подмывало догнать и «врезать». Бессильная ненависть затмила все мысли. Но Коля сдержался.
На рассвете она вынесла чемодан.
– Ноги моей тут не будет!
– Когда остальные вещи заберешь? – почти спокойно спросил Коля.
– Когда будет нужно, – коротко бросила в ответ и скрылась за дверью.
Коля подошел к окну. Черная фигура, обтянутая длиннополым платьем, удалялась по улице к автомобилю.
Он позвонил Изабелле:
– Она ушла.
– Видишь, боится акульего зуба. Сильно грешна.
– Под диваном – куча мусора. Что сие значит?
– Вымети немедленно! Эта земля с могилы. Набери трухи из-под столетней секвойи и замени. Секвойя придаст тебе силы. Потолще дерево выбирай!
– Спасибо, Изабелла.
– Какой ты веры?
Коля задумался над ее вопросом.
– Не знаю. Я – из России. В баптисты крестили.
– Христианин, – определила Изабелла. – Иди в церковь и попроси щепотку ладана. Всю квартиру обнеси дымом. Ведьмы боятся ладана. Посмотри, не воткнута ли над дверью иголка. Если воткнута, осторожно вынь ее. Не сломай, чтобы не остался там кончик. Проверь семейный альбом. Найдешь фотографии, помеченные крестами или знаками, вынь и сожги. Альбом лучше выбросить, чтобы духа «ее» близко не было! Если услышишь, что-то потрескивает, на ночь по углам засвети свечи.
Поверив во всемогущего чудотворца в образе Изабеллы и приобщаясь к язычеству, Коля ринулся на улицу, распевая «Пентакль… пентаклик…»
В «Центре» каждый теперь работал на своих территориях. Как насмешка над развалившейся семейной жизнью, посещаемость «Изумрудного сада» подскочила к рекордным цифрам. Невидимые любители скандалов в разных частях земного шара толпами липли к экранам. Продолжали поступать предложения рекламы. По электронной почте сыпались разнообразные советы.
Поздним вечером Коля собрался смыть последнюю груду посланий, как взгляд задержался на заглавии одного из них. «Выгодная сделка!» – возвещала надпись. Не спеша Коля нажал на строчку адреса – «открыть!». Текст он перечитал несколько раз. Какой-то О’Ралл предлагал купить «Изумрудный сад».
«Может быть, это – выход! Подальше от кошмара!»
Коля стер предложение и ответил неизвестному О’Раллу: «Жду предложение цены». Неожиданно вернулся боевой дух. «Я тебе покажу!» Угрозу вслух не произнес, но разволновался. Обиженный мозг подбрасывал не связанные между собой идеи вложения капитала. Перемешивая их в голове, он прилег на диван и заснул, счастливый, в одиночестве, которое, оказывается, раньше совсем не ценил.
Проснувшись утром, Коля вспомнил о мыслях, с которыми вчера провалился в сон. Вскочил с дивана и бросился к компьютеру. Открыл электронную почту прочитать ответ О’Ралла. Тот предлагал заплатить за бизнес полтора миллиона долларов. Коля подпрыгнул от радости и заметался по дому.
«Вот оно – решение проблемы! С миллионом можно успокоиться, оглядеться и начать все сначала! – клокотала душа. – Предприятие зарегистрировано на меня. Я могу продать бизнес, ни с кем не считаясь».
«Согласен обсудить», – напечатал он ответ на предложение и еще больше разволновался, готовясь к бизнес-ланчу с покупателем.
…Встреча в адвокатском офисе принесла Коле надежду: все шло, как надо – просто и конструктивно.
Напротив, за столом, сидели два ирландца.
– Мистер О’Ралл, – представился сероглазый, с рыжими волосами, рыжими бровями и редкой порослью на щеках.
Коля с улыбкой протянул руку.
– Рад знакомству! – сказал он вежливо. – Эсмеральдов.
– Ульман, мой адвокат. – О’Ралл кивнул на сидящую рядом поджарую личность, тоже рыжую, с неподвижным лицом и белыми худыми руками.
Личность выдала визитную карточку и спросила:
– Мистер Эсмеральдов, вы – единственный владелец бизнеса?
– Единственный. – Коля протянул копии учредительных документов. – С работниками у меня контракты. Медицинская сторона дела оформлена на лицензию массажистки. Возможно, вам будет выгодно ее сохранить.
Адвокат листал и рассматривал бумаги.
– Сколько у массажистки процентов? – спросил О’Ралл.
– Двадцать.
– Я подумаю и решу.
– Разумеется.
Колю все устраивало. Паузу он держал ради проформы. Сейчас он мучительно изобретал слова, чтобы не выдать поспешность, с которой стремился совершить сделку.
– Большие деньги пришлось вложить в промоушен, мистер О’Ралл, – начал Коля торговлю. – Если провести ценовой маркетинг, вы увидите…
О’Ралл прервал его:
– Я могу выслушать ваши предложения, но думаю, вам будет выгодно, если я рассчитаюсь наличными.
Для Коли предложение было идеальным. Кроме присвоения существенного налогового процента, он получал возможность наказать «подлюгу» жену.
Коля перевел глаза на адвоката.
– Особых оснований опасаться налогового управления в этом случае нет, – сказал тот. – Здание у вас в аренде. Стоимость интернетного домена – вещь условная. Оборудование и обстановка «Центра» вполне уложатся в шестьдесят тысяч, которые окажутся на счете вашей фирмы после нашей договоренности. Основную сумму мы передадим наличными в обмен на купчий контракт. Сообщите за две недели о вашем согласии, чтобы мы могли подготовить наличные. Устраивает?
– Устраивает. Готовьте деньги. Через две недели буду у вас.
– Приятно было познакомиться, мистер Эсмеральдов. Бумаги мы подготовим, – сказал О’Ралл, поднимаясь.
Через несколько дней, распираемый энергией вернувшегося здоровья, Коля шумно плескался под холодным душем, отфыркиваясь и хрюкая, когда услышал звонок в дверь.
– Минутку! – прокричал он, завернулся в полотенце и пошел открывать.
За дверью топтался почтальон, держал большой белый конверт:
– Мистер Эсмеральдов?
– Эсмеральдов, – подтвердил Коля и расписался на планшете с зажимом.
В конверте была вложена копия купчей, по которой, в случая подписания сторонами, предприятие «Массажный и оздоровительный центр» вместе с интернет-сайтом «Изумрудный сад» переходили в собственность Майкла О’Ралла.
Одеваясь, окрыленный Коля закрутил амулет на пальце и подошел к телефону:
– Изабелла, добрый день. Ваш клиент Эсмеральдов. Мне хотелось бы еще один сеанс. На перспективу… Спасибо! Еду.
– В ближайшем будущем карты не показывают успеха. Что-то мешает, – резюмировала Изабелла, поднимая голову после многокартинного раскладывания пасьянса. – С бизнесом у тебя неприятности.
– Точно, мисс. Я знаю, – поспешил согласиться Коля.
Гадалка задумалась.
– Подожди. – Она достала обычную колоду карт. Разложила на черную даму. – На сердце у нее король, – бесстрастно добавила старуха.
Коля подпрыгнул:
– Любовник?
– Карты не определяют, чика. Видишь, у них общие хлопоты. В твоем окружении – сплошная чернота.
Коля сцепил зубы.
«Сволочь!» – вслух не произнес, но душой сник.
Известие Колю переполошило. Холодным умом он расставлял все по местам. Жену следовало выследить, и дело было, конечно, не в задетой чести – разборка при разводе предстояла нешуточная.
Утром он отправился в автосалон и взял напрокат невзрачного серого цвета «Фольксваген» с темными стеклами. Оставив дела, Коля засел в «Фольксвагене», притаившись под деревьями в некотором отдалении от входа в «Центр», но в пределах его видимости.
Спустя несколько часов он крался в машине по улицам города, стараясь не потерять из виду ее черный «Бьюик».
Сначала тот остановился у супермаркета на окраине города. Вскоре Эльвира вышла с сумками продуктов, села в машину и отправилась дальше. К месту своего нынешнего местопребывания она добралась уже в сумерках, когда дорога освещалась фонарями. Дом был небольшой, скрытый в растительности. В угловом окне первого этажа горел свет.
Эльвира въехала под козырек драйвейя и вплыла внутрь, под скользящие вверх жалюзи ворот. Свет в окнах загорался по мере того, как она продвигалась по дому. Стало понятно, что Эльвира поднялась на второй этаж. С улицы внутренность жилища не просматривалась. Коля предусмотрительно выгрузил из кармана мобильник, вышел и, прижимаясь к кустарнику, прокрался к угловому окну. Затаился, заглядывая в него.
В гостиной за столиком сидели два здоровенных амбала в белых рубашках и играли в карты. Колю обожгла холодная жуть. Бритоголового, сидящего к окну спиной, перепоясывали ремни заплечной кобуры. Другой персонаж выглядел не менее устрашающе – обструганное, как чурбан, лицо, узкие щели глаз и квадратная челюсть. «Азиат» гонял во рту скуренную наполовину сигарету и кривил рот в жутковатой улыбке. Оба спокойно попивали что-то из бокалов и перебрасывались неслышными репликами.
Мимо играющих прошествовала к бару третья личность. Большеголовый чернявый мужчина в наброшенном на плечи халате. Не сказав сидящим ни единого слова, он взял что-то за спиной «азиата» и исчез из видимости.
На онемевших ногах, пугаясь каждого шороха, Коля вернулся в автомобиль. На сиденье дергался и настойчиво выдавал сигнал мобильник. Коля нажал кнопку и услышал голос супруги.
– Ты где? – взволнованно спросила Эльвира, как будто заждалась любимого мужа к ужину.
– В дороге. В чем, собственно…
– Тебя найти не могут. В «Услугах» неприятности. У одной из девиц сутенер обнаружился. Выследил ее и явился.
Сказала и замолчала.
Коля включил стартер и сорвался с места.
В неофициальном филиале «Центра» голоса слышались уже с порога. Скандал происходил в спальне. Горбоносый хлюст с крупными глазами на худом лице, ухватив полуобнаженную девицу из Колиной команды проституток за волосы, матерился, вытирая от возбуждения рот:
– Факинг шит!
Девица отбивалась от него на кровати, размазывая по щекам тушь.
– Ничего он тебе не должен. Откуда ты взялся?! – визжала она в испуге.
Истерический взрыв, видно, произошел вот-вот, за минуту, как Коля вошел. Клиент проститутки молча сидел у окна, набросив на плечи пиджак почтовой униформы. Увидев Колю, он повернул к нему возмущенное лицо:
– Заявил, пока хозяин не придет, никто отсюда не выйдет!
Хлюст отпустил девицу и распрямился в Колину сторону:
– Ты не заплатил мне за блядь! Она – моя! Гони деньги!
Коля оценил его сухощавую фигуру под ношеной курткой. Сладить с таким не представляло труда.
– Как он здесь оказался? – спросил Коля проститутку.
– Не знаю. Я вообще его не знаю! – ответила та сквозь слезы.
– Из террасы появился, – ответил за нее клиент.
Кровь ударила Коле в голову.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...