ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Коля сломал недокуренную сигарету, подошел к стойке, расплатился и зашагал по улице.
Вернувшись в дом сеньоры Гваделупе, он увидел на террасе мужчину с большими серыми, слегка выпученными глазами под густыми бровями, качавшегося в кресле-качалке. На коленях мужчины, аккуратно одетого в светлый пиджак и черную рубашку с желтым галстуком, был большой пакет с чипсами. У ног стоял ящик пива.
– Ола! – кивнул мужчина по-испански. – Сосед? – спросил по-английски и протянул Коле бутылку.
– Добрый вечер! – поздоровался Коля, ответил, что он – сосед, и присел рядом.
Они покачивались в креслах некоторое время молча.
– Лупита сказала, ты – из Нью-Йорка. По бизнесу? – спросил незнакомец.
– По бизнесу.
– Какой бизнес, если не секрет?
Наслушавшись в течение дня, чем живет город, Коля приготовил правдоподобную версию.
– Мне поставляют в Нью-Йорк из Японии чипы для мобильников. Договорился с местным парнем в Мексику их предложить. Продукт легкий, можно без декларации провозить.
– Жалко, не по моему профилю. Легкий товар – здесь подарок Божий. – Мужчина протянул ему вторую бутылку.
– Спасибо! – Коля замотал головой, отказываясь от пива. – Только из города. Напился, наелся, живот распух. Беда в том, – продолжил он, – что я потерял своего покупателя. Звоню по телефону – нет, говорят, такого. Прилетел – думаю, найду.
– Найдешь…
– Пако! – выглянула Гваделупе в дверь. – Такос готов.
– Спасибо, Лупита. – Сосед поднялся.
– Идите, Ник, попробуйте наш мехиканос фирменный, – предложила хозяйка.
Все трое ушли в дом. Во дворике, на столе, в кастрюле дымился такос. Лупита выкладывала на тарелки мясо с кукурузой и томатами.
Коля прикрыл тарелку рукой:
– Мне только попробовать! Я сыт, как удав.
После первой ложки он разинул рот и тяжело задышал.
– Не привык к чили! – засмеялся Пако.
Коле было не до смеха, он схватил стакан с водой и запил.
– Не могу, пойду помирать, – пошутил, поднимаясь.
Поблагодарив, Коля вернулся в комнату. Здесь можно было либо стоять, либо лежать. Он лег. Сосед вскоре заскрипел кроватью в одной из комнат. Коля вспомнил особенности испанских имен. «Пако», он же «Франсиско».
Коля приподнялся на локте и сказал прямо в потолок, который непосредственно соединял обитателей дома:
– Франсиско.
– Что?
– Есть место, где собираются торговцы, биржа какая-нибудь, рынок?
– Тебе лучше всего в «Эль Пассо» посидеть. Там шофера обедают или отдыхают без дела. Они кого хочешь найдут.
От радости Коля чуть не подпрыгнул.
– Где это?
– На окраине, при въезде в город. Автобус от перекрестка идет. Завтра суббота, народ с полудня соберется.
Выйдя из автобуса, Коля увидел открытую площадку, огороженную пряслами, как загон для скота. Не было ни стойки, ни эстрады. Внутри стояли высокие и низкие пеньки, сплошь занятые говорливым рабочим людом, а также несколько столов и прилавок под навесом. Люди веселились, вскрикивали от хохота, хлопали друг друга по вытянутым ладоням. Мужик в соломенной шляпе играл на аккордеоне. Среди народа сновала пара официантов в бабочках и бордовых жилетах. Они уносили с высоких пеньков использованную посуду. Один «идальго» держал перед лицом другого торчащий из кулака средний палец и упрямо кричал:
– Вот это видел?!
Коля взбодрился, назначил себя, как сострила Клара, советским шпионом, которому поручено прибить сбежавшего во вражескую державу коммуняку. «Вперед!» – скомандовал он себе и уверенно шагнул за ограду вживаться в чужое общество.
Подавали в загончике, как он смог определить, тростниковый самогон, сдобренный томатным соком, – «Кровавую Мэри». На закуску – пережаренные свиные шкварки, чачароны. Коля купил у прилавка под навесом бумажный стаканчик с красным зельем, горку чачарон на бумажке и присел, положив закуску на колени. Ему освободили местечко на высоком пеньке, пригласили располагаться. Испанского языка он не успел выучить у Лори, сидел молча, прислушиваясь к мелодике речи.
– Итальяно? – спросил один из сидящих.
– Раша.
Компания с интересом обернулась. Русские сюда не забредали. Разговор перешел на корявый английский.
– Ленин – Крущев! – выложил загорелый работяга в синей в белую полоску рубашке все свои знания о Колиной родине. – Говорят, войну в Сибири начали.
Народ «Эль Пассо» был «в курсе» жизни в России. Многие одобрительно закивали.
– Не в Сибири, на Кавказе, э-э-э… – Коля стал соображать, как поточнее указать район. – Недалеко от Грузии война.
– Где находится Грузия? – спросил его ближайший сосед по пеньку.
– На юге.
– Как они могли с Джорджией войну начать! – возмутилась синяя рубашка. – Мы бы знали.
– У них своя Джорджия, успокойся! – сказал сосед.
На том обсуждение политической ситуации за океаном закончилось.
– Ты по делам приехал или туристом? – спросил седой мужичок.
– У меня другая проблема. Сестра замужем в Мексике, съездить туда не могу, не готовы документы. Грин-карту жду. Давно не встречались, племянников не видел. Пытаемся повидаться как-нибудь здесь. Она у меня одна родня, – бил Коля на жалость, ожидая советов.
– Мучаются люди, – покивал сосед. – У нас человек вот попал в ситуацию! Бизнес держит, дом купил…
– Так он сам «идиото»! Надо было проверить, – перебил парень с живыми черными глазами.
– «Идиото», не «идиото!»… Слушай, русский. Отец умирает. Что делать?! Ему сказали, владелец недвижимости имеет право на инспекцию собственности раз в год приехать. Отец при смерти – горе. Полетел. Обратно – стоп! Жена, дети – в панике. Бизнес еле волочится. Перебежит – закон нарушит. Теперь ни туда ни сюда. Лучше не испытывать судьбу.
Сидящие за столом пригорюнились. Видно было, что сочувствовали и уважали того, о ком шла речь. Коля допил стаканчик и поднялся пойти за другим.
– Ты, я смотрю, пьешь глоточками, как мы, – сказал мужик в синей рубашке. – Я в кино видел, русские стаканами водку потребляют.
– Кто как. – Коля посмотрел на «синего» и отошел.
За спиной компания переглянулась.
– Клиент, – сказал седой.
Работяга в синей рубашке отрицательно покрутил головой:
– Рискованно. Больно чистенький. На агента смахивает.
Коля вернулся, вежливо улыбался, поглядывал в сторону бара. Появился официант, несший стаканы и бутыль текилы. Стал расставлять стаканы на пеньке.
– Попьем стаканами с выкрутасами. По-русски! – предложил Коля. – Можно на скорость. Я во флоте служил. Мы так развлекались.
– Каким образом?
– Кто быстрее выпьет с локтя и не разольет. Смотрите! – Коля встал, по-гусарски задрал руку, взял наполненный стакан, поставил около локтя. – Засекай время, командуй кто-нибудь!
– Оп! – гаркнул сосед, определив старт.
Коля подтянул локоть со стаканам ко рту, ухватил губами и, прижимая локтем, стал пить. Допил, сжал бумажный стакан в кулаке свободной рукой и крякнул:
– Оп!
Собрание похлопало. Кто-то одобрил голосом. Кто-то протянул стакан томатного сока.
– Семь секунд, – оповестил сосед.
– Что там у вас? – послышался голос со стороны.
Меж сидящих шел толстый усатый розовощекий блондин.
– Русский предлагает с трюком выпить, на скорость. Он платит, – сказал пожилой латинос в шляпе и, улыбаясь, протянул руку за стаканом.
Коля выдал стакан.
Шляпа хитрила. Латинос выпил полстакана и замотал головой.
– Не могу больше.
Понятно было, что «больше» он не собирался. Его осудили гомоном голосов и вытолкнули из образовавшегося круга – народ подошел с разных столов.
– Пейте по-честному, зачем обижать человека? Он от сердца предложил, – сказал розовощекий блондин и взял наполненный стакан. Тяжело дыша, он пытался проделать трюк, раздавил губами стакан и облился. Сжал от расстройства мокрый стакан в кулаке. – Тренировка нужна, – сказал, улыбаясь, – как спортсмену на стадионе.
– Дай, я попробую, засекай, Рико! – Сосед взял стакан.
Стакан дрожал на локте, но не падал. Сосед подтянулся ртом, стал осторожно поднимать локоть. В «зале» воцарилась тишина. Из стакана плеснулась в рот первая порция текилы. Общество откликнулось одобрительным вздохом. Сосед прижал стакан к губам и забулькал мелкими глотками. Когда он закончил пить, «родной стадион» торжествовал.
– Двадцать три секунды! – оповестил Рико.
Его никто не слушал. Коля был доволен. Компания за пеньком разрослась. Бутыль допили. Про рекорды забыли, все были возбуждены. Коля услышал за спиной знакомый мотив и непонятные испанские слова.
– Ка-атари-ана субью а монтанья… Ка-атари-ина ле дье су курасон. Эх!
Коля обернулся. Хитривший пожилой мужик в шляпе, заглаживая вину, притопывал ногой и орал «Катюшу». Народ смотрел в Колину сторону. Мужик с аккордеоном схватил мотив и подыгрывал. Как песня более чем полувековой давности добралась сюда – таким вопросом пьяный Коля не задавался. Текила взяла свое. Он подскочил к мужику, топнул ногой и запел куплет по-русски:
– Выходила на берег Катюша… На высокий берег, на крутой. Эх!
Мужик в шляпе орал по-испанки:
– Ка-атари-ана субью а монтанья…
Образовался кружок. Коля показывал, как пить с локтя. Облился под общее удовольствие. Кружок вскоре распался. Рассказывали анекдоты.
– Как называется проститутка, сидящая на мужике сверху? – интриговал парень с черными глазами.
Коля не знал.
– Дерьмо на палке! – выпалил держатель анекдота и первый захохотал, заразив остальных. Все перемешалось в единое веселье…
Утром разбудила мелодия «Тореадора». На мобильнике высвечивался Кларин телефон. Коля не ответил, выключил аппарат. Началось похмельное самоедство. Коля помнил одно: он держал сумку и ехал в такси. Как в тумане проявился эпизод. Официант протянул кусок оберточной бумаги.
«Передал человек, с которым ты можешь встретиться», – говорил официант в бордовом жилете.
Коля потянулся к стульчику, где висел его жилет, порылся в кармане, нашел бумажку. На ней были адрес и имя «Оскарито». Озадачившись, он включил мобильник, вызвал такси и отправился по указанному адресу.
Он попал на оптовый склад, снабжавший магазины «Каждая вещь – 99 центов». Коля вошел в распахнутые ворота, осмотрелся. У окна двое мужчин распаковывали коробки и развешивали на катающиеся вешалки-каркасы майки с надписями американских фирм. Один каркас был заполнен, мужчина покатил его по двору к раскрытому грузовику с трапом.
Коля подошел к группе рабочих у подъемника, сгружающих коробки на тележку.
– Где мне Оскарито найти? – обратился он к водителю подъемника.
Тот посмотрел на него, напрягаясь с ответом:
– Не знаю такого.
– Спроси у шефа, – грузчик указал в угол склада.
Там, за столом в конторке, сидел заросший до пупа волосами человек и писал. Коля подошел к конторке.
– Сейчас работы нет, – сказал волосатый, не поднимая головы от квитанций.
– Я не насчет работы. Мне нужен Оскарито. Не подскажете, где он?
– Такого у нас нет, – ответил шеф, продолжая писать.
Коля собрался покинуть склад, встал за воротами. Работяги курили. Один из них посмотрел на Колю и указал на большую желтую фуру, находившуюся на стоянке.
– Может быть, тот, спроси.
Коля обошел грузовик и увидел худенького мексиканца, спящего за рулем.
– Оскарито! – позвал он водителя.
Тот проснулся и, зевая, молча посмотрел на Колю.
– Оскарито?
– Я.
Коля протянул записку.
– Кто послал?
– Не знаю, официант в «Эль Пассо» передал.
– Ты хочешь в Мексику? – спросил и, не дожидаясь ответа, назвал сумму: – Тысяча баксов.
– Я согласен.
– Садись в машину.
– Прямо сейчас?! – Коля растерялся. – Денег, что у меня с собой, не хватит. Надо до брата доскочить, – соврал он.
– Я могу подождать час, потом я уеду. Только учти, если тебя найдут, я тебя не знаю и ты меня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...